Осколки мыслей, записанные в последнюю треть года Жёлтой Земляной Свиньи, стр. 11

* * *

Претензии к протоиерею Дмитрию Смирнову, которые столь же часты, как его выступления, абсолютно беспочвенны. Он честен как человек и уверен в своих словах (а иногда и действиях) как священнослужитель. И, кстати, не худший из них. Там встречаются такие экземпляры…

Просто он – служитель воинствующей церкви. И во времена Крестовых походов и борьбы с еретиками считался бы мягчайшим и либеральнейшим из них. Интеллигенты и интеллектуалы в РПЦ тоже есть. Шансов на успех в продвижении по кадровой лестнице у них немного, но СМИ и интеллигенция их любят.

Однако церковь многолика и многогранна. Так что протоиерей Дмитрий Смирнов в эту ситуацию вписывается, как шар в лузу. А что его слова шокируют и раздражают тех, кто полагал, что люди веры должны быть сплошь хорошо воспитанны и умеренны в речах и делах, так это во-первых, их проблемы, а во-вторых – вообще никого не волнует. Ни в руководстве страны. Ни в церковном.

Обидно, но как есть. Так что он будет говорить, что думает. А прибавит это православию паствы или убавит, Г-дь разберётся. Ибо, повторим, отец Дмитрий честен и не притворяется кем-то, кем не является, не хочет и не может являться. Тоже достоинство. Хотя бывает и так, что простота хуже… Но это народная пословица. А народ у нас, как известно, где? В поле. Там может и впредь оставаться.

* * *

Очередного пропавшего ребёнка, девочку, нашли мёртвой. Теперь в Саратове. Девять лет. Подозреваемый задержан. Про изнасилование пока не сообщили. Так что, может, просто маньяк-убийца. А может, маньяк-педофил. Будет расследование, какое будет. Суд. Приговорят к чему-то. Но не к смертной казни же. Мы теперь её не применяем. Ни за что. Ни к кому.

Адвокаты и политики пытаются аргументировать это тем, что в цивилизованных странах так не принято. А поскольку законодательство наше переписано под эти самые страны, а точнее, чтобы преступникам было удобнее убивать и грабить, и их права (их права!!!) были защищены, те, кто их покрывает и прикрывает были спокойны за своё будущее, а прекраснодушные идиоты за свою совесть с её странными вывертами, выбраковки наркоторговцев и садистов, террористов и маньяков, серийных убийц и насильников не будет.

Мы выше этого. Да и неинтересна ни власти, ни общественности какая-то маленькая девочка. Она что, дочь высокопоставленного лица? Наверняка нет. Те в школу пешком не ходят. Их охраняют. И если что, там и без суда разберутся. Есть методы. То есть обывателям остаётся в качестве метода установления справедливости даже при убийстве их детей самосуд, месть или обращение к бандитам. За что их же и посадят.

Говорить после этого о доверии закону и властям, у которых такие законы, странно. И, кстати, почему тех, кто этот бесчеловечный маразм провёл в жизнь и поддерживает, называют либералами? Они в лучшем случае идиоты. Что до подписанных международных обязательств, на которые они ссылаются, не пошли бы все они к чёртовой матери. И обязательства. И те, кто их подписывал. И те, кто сегодня продолжает играть в эти игры.

То есть понятно, что делать. Понятно, что делать этого никто не будет. Непонятно одно: чего эти ребята дожидаются? Бунтов? Или установления по всей стране адата, в кавказском стиле? В том числе в самых что ни на есть русских, татарских и якутских районах. Дождутся ведь скоро. Выхода другого просто не оставлено. И зря.

12 октября, суббота

Отловленных, вопреки всем законам, касаток и белух, предназначенных для продажи в Китай, выпускают. Президент распорядился. Между тем, лоббирование этого бизнеса продолжается. Новые переговоры, новые идеи. Теперь о пятидесяти белухах.

Зверей жалко. Чиновников – нет. Во-первых, их гораздо больше, чем морских млекопитающих. Во-вторых, толку от них всех никакого. В-третьих, то, что осточертело сидеть под Западом и быть для него сырьевой базой, не означает, что хочется сидеть под Китаем и разорять страну под вывоз всего, что можно продать для китайских товарищей.

Пополнение российского списка Forbes, наверное, дело хорошее, но очень уж бесхитростно это делается. И то, что под очередной жирный куш для очередной богатой Буратинки, законы поменяют на раз, ситуации не меняет. Хотя раздражает страшно.

* * *

Вопрос о возвращении к смертной казни не стоит. Спросили – отвечено. Наверное, были резоны. Какие, неважно. Например, если начать казнить зверей в человеческом облике за убийство детей, это может помешать экспорту газа в Европу, дав повод для обвинений России в отходе от подписанных сдуру в 1996-м обязательств, которые в 2010-м были начальством подтверждены.

Выводы: защита детей граждан не является приоритетом для тех, кто принимает решения. Сколько обычных людей или парламентариев за это выступает, неважно. И, о чём не говорили, поскольку это подразумевается автоматически, если справедливость и восторжествует, буде убийц детей и маньяков разного толка будут убивать – деваться некуда, те, кто избавит от них страну, будут найдены, арестованы и посажены. Такие правила игры. Надо учитывать.

* * *

Порядочность и бескорыстность кандидатов при назначениях на какие угодно посты не требуются. Толковость и работоспособность, опыт работы и успехи, достигнутые на каком угодно поприще, не требуются. Умение делать дело, а не трещать языком, меняя страну к лучшему, а не пуская всё на самотёк, тоже. Об уважении к людям и заботе о них и их будущем и речи нет. Как и о прочих качествах, которые наивные обыватели полагают нужными для того, чтобы чем-то и кем-то руководить.

Такая эпоха. У Анджея Сапковского в «Ведьмаке» это называлось «Час презрения». И дальше будет только хуже. Нынешние времена со всеми их несуразностями, подлостями, глупостями и несообразностями ещё будем с ностальгией вспоминать. Никаких сомнений в этом нет. Хотя настроение это не улучшает.

13 октября, воскресенье

Любая империя собирается и разваливается по одним и тем же законам. Неважно, управляют её провинциями диадохи, сатрапы, чингисиды, генерал-губернаторы или члены Политбюро. Все на местах, вне зависимости от положения, полагают, что без соседей жили бы лучше. Все помнят про своё героическое прошлое. Или придумывают его себе. Все терпеть не могут центр, от которого все беды, и если бы не он, провинция, став независимым государством, как развернулась бы…

Дальше всё зависит от конкретного начальства и того, кому оно власть передаст. Умный и терпеливо хитрый, особенно если скуп и не падок на лесть, – страна процвела. Самовлюблённый понтяра и бездельник – сгинула. Кровавый диктатор – возможны варианты. Или всех построил, погнал на войну и завоевал соседей, или разорил и обезлюдил. Качество населения тоже влияет. Отчего Бразилия поднялась, а Парагвай впал в глубокую депрессию.

А братские народы, или нет… Чушь это. Англия с Францией были частью Римской империи? Испания с Португалией? А Польша с Литвой и Украиной? Чехия со Словакией, Венгрией и Австрией? Что в итоге? Дания с Швецией и Норвегией? Швеция с Финляндией? Турция с Сирией и Ираком? Так что нечего учить нас сосуществованию с соседями, включая Грузию и Украину.

Пока на постсоветской базе сколотить страну можно. Было бы желание. А что его ни у кого нет, так не для того СССР разбирали, чтобы что-то строить. Отчего и существуем, как существуем. Среди сплошных доброжелателей. Что очень раздражает милых, образованных и хорошо воспитанных людей, которые ждали от жизни одного, получили другое, а понять, что сказки о счастливом будущем не сбываются в ста процентах случаев, неспособны.

* * *

Звонят журналисты. Точнее люди, полагающие себя ими. Спрашивают про разное. То про Ближний Восток. То про Украину. То про наши отношения с Европой, Америкой и Китаем. То про их отношения с нами.

Вопросы на 95 % идиотские. Стараешься не очень язвить в ответ. Получается плохо. Самые обиженные больше не звонят, что даёт возможность чуть вздохнуть. А то они же ещё и активные. Могут набрать тебя ночью, потому что, видишь ли, в Турции попытка переворота и их с дуба рухнувшее начальство их туда гонит, а им нужно понять, кто с кем, кто кого и, главное, кого им там, в Турции, набрать, чтобы получить опорную базу. При этом ты спишь и турецкая замятня тебя интересует, как рыбку зонтик. А их хотелки ещё меньше.