Шелест алой травы (СИ), стр. 9

Один из атаковавших её коноха-нинов превратился из Принца в Блондина и оскалился в радостной улыбке. Блондины-клоны показали Зверю большие пальцы и развеялись клубами дыма.

— Эй, насмешка над куноичи, — не удержалась я. — Если хочешь, чтобы ты и твоя команда остались живы, постарайся быть очень убедительной.

— Какой у вас свиток? — прервал меня Принц.

— З-земля, — проблеяла Сука.

Мы быстро обыскали генинов из Ото, и свиток, как я и предполагала, оказался у Мумии, и теперь команда Принца получила оба необходимых свитка. Розовая Башка подошла к Принцу и шепнула ему что-то на ухо.

Тот вышел вперёд и обвёл поляну пристальным взглядом.

— Эй вы! Выходите! Все пятеро!

Глава 5

Генины, окружившие нашу поляну, оказались тоже шиноби Конохи. И мне представилась возможность поближе присмотреться к ним и составить своё мнение.

Напарники Зверя меня впечатлили. Серьёзно выглядящая куноичи, чьи руки как бы ненароком касались кунаев, а пристальный взгляд словно рисовал на тебе мишень. Белоглазый генин с суровым лицом, чья чакра говорила о сосредоточенности и опасности. Зверь же, пусть выглядел и вёл себя как полный дурак, был слишком силён для того, чтобы над ним можно было смеяться. Человек, двигающийся быстрее ветра и оставляющий глубокие кратеры на месте поверженных врагов имел полное право одеваться как хочет и вести себя как ему угодно. Это была чрезвычайно опасная команда.

Вторая троица сильно напоминала команду Принца. Пусть ленивый Ананас и Жирдяй, вели себя смешно, но я видела в глазах Ананаса цепкий ум, а под слоем жира его напарника скрывалась сдерживаемая сила. Но куноичи из их команды, красивая изнеженная белокурая девчонка, смешно сказать, тоже была влюблена в Принца! Её взгляды, бросаемые на меня и на Широколобую, источали злобу, но стоило её глазам остановиться на Принце, как выражение лица менялось, и она начинала кудахтать как глупая курица. Это было хуже, чем самый скверный слезливый романчик. Две дуры, влюблённые в Принца, два глупца, влюблённых в Розовую Башку. Для увеличения абсурдности происходящего, не хватало ещё, чтобы Принц был тайно влюблён в Блондина, и, завершая странный круг их взаимоотношений, украл его первый поцелуй.

Как я не раз говорила, шиноби Конохагакуре — идиоты. Когда полное шума и выяснений взаимоотношений сборище генинов Конохи закончилось, и две другие команды разбежались искать свои свитки, я была изумлена решением Принца и Блондина просто оставить шиноби Ото связанными на поляне. Оставлять врага в живых было настолько нелепо и абсурдно, что я даже не стала спорить. Видимо, постепенно начала привыкать к глупости своих спутников.

Дорога до Башни была простой и недолгой. Я не поспевала за шиноби Конохи, поэтому Блондин усадил меня себе на закорки. Мы мчались по лесу, а я, исподволь наслаждаясь теплом чакры Блондина, лишь давала указания. Это позволило нам обойти опасных диких зверей и ещё более опасных людей. Несколько раз мы встречали окровавленные трупы неудачников. Однажды я увидела растерзанное тело своего горе-напарника, и жалела только об одном: что кунай в горло Говнюку вонзила не моя рука.

В Башню пришлось прорываться с боем — самые хитрожопые команды окружили пункт назначения в попытке добыть свиток у неудачников, расслабившихся при виде финальной цели миссии. Впрочем, проскочить через заслон для Блондина не стало большой проблемой. Он до сих пор испытывал трудности с контролем чакры, поэтому создавал клонов десятками, а не сотнями. В попытке подбодрить своё ездовое животное, я шепнула, что сражение со столькими противниками — это великолепная тренировка, которая поможет ему быстрее стать Хокаге. Блондин тут же обсудил мои слова со своими клонами, и они решили продержаться как можно дольше, дабы стать ещё сильней. И пока полчище клонов отвлекало врагов, мы беспрепятственно добрались до пункта назначения.

В башне команде предстояло решить несложную задачу, с которой, как я полагала, справился бы даже Блондин. Но Широколобая первой сообразила открыть свитки, и тут даже мне пришлось признать ее ум.

— Это дзюцу призыва! — крикнул Принц, когда Блондин и Розовая Башка развернули свитки, и из них повалил дым. — Бросайте на землю!

Помещение заволокло туманом, из которого появился чунин со шрамом на переносице. Это оказался любимый учитель Блондина, и Наруто не удержался, бросившись тому на шею.

Чунин рассказал о свитках и о сути задания, растолковал смысл философской притчи, висящей на стене.

«Коли к небесным высям ты стремишься, то знания и мудрость должен ты постичь. Дабы постичь земли раздолье, трудом тяжёлым не пренебрегай. Коль Небеса с Землёй соединишь, ничто не будет непреодолимо».

Раньше я бы отбросила это, как высокопарную поэтическую чушь, но беседа с Широколобой не прошла даром. В этой каллиграфической надписи был действительно скрыт путь к силе — ведь чакра является соединением ума и опыта — «Небес», и силы тела — «Земли». Об этом мерзким назидательным тоном нас тут же просветил чунин.

Этот Ирука хотел меня сразу же отправить за пределы полигона, вслед за дисквалифицированными на первом этапе командами, но меня такой исход совершенно не устраивал. Более всего я не хотела встречаться с соотечественниками и отвечать на вопрос: каким образом я, единственная из команды, не стала поживой для местного зверья.

Мне достаточно было шепнуть пару слов Блондину, и тот сам сделал всю работу. Он не только выпросил у своего учителя разрешение остаться в Башне, но мне было даже позволено наблюдать за предстоящими отборочными боями. Бесценный дар. Ну а то, что Коноха не только даст мне кров и еду, но и предоставит тренировочные помещения… После встречи с Принцем, жизнь не прекращала дарить подарки, но я не обольщалась — за такой светлой полосой должна последовать неизбежная расплата.

* * *

Блондин не уставал меня удивлять. Как только нас определили по комнатам, и я едва успела растянуться на узкой койке, в дверь моей маленькой, но уютной каморки постучали. Если бы не почувствовала заранее знакомую, радостно-предвкушающую чакру, я бы, наверное, задрожала в ужасе, решив, что меня собрались отдать в руки соотечественникам.

Стоило мне приоткрыть дверь, как в помещение ввалился всклокоченный Блондин и, радостно бухнувшись на единственное доступное место кроме кровати, на пол, начал часто-часто тараторить.

— Помидорка-чан, я тут вспомнил, что у меня с собой есть несколько свитков! Там разная фигня, типа инструкций по ниндзюцу, составления ядов, также есть и пустые, в которые ты себе можешь что-то переписать.

Яды? Ниндзюцу? Свитки? Он издевается? Это же сокровища!

— Наруто-кун, — мягко сказала я, — ваша часть договора исполнена. Я в безопасности добралась до Башни. Почему ты мне снова помогаешь?

Голубые глаза вновь заледенели и глянули на меня, словно я сказала несусветную глупость.

— Потому что ты — мой друг. Потому что ты в беде. Потому что я могу тебе помочь.

Я смотрела на него, человека, говорящего простыми словами, которые не складывались в осмысленные предложения. Блонди… Наруто, теперь только Наруто, смотрел на меня и ждал.

— Спасибо, Наруто-кун. Я очень ценю твою помощь, — впервые за долгое время искренне сказала я.

— Отлично! — он вскочил и вновь замахал руками. — Потом мы начнём тренироваться, а когда Сакура-чан слегка отдохнёт, я попрошу её продолжить рассказывать тебе разные штуки! Жалко, что Ирука-сенсей так занят, он — лучший учитель в мире и помог бы тебе в два счёта. Ну а теперь пойдём!

— Куда?

— В столовую! А затем — в тренировочный зал! А потом, когда появится Киба, я ткну ему носом в то, что мы успели раньше. И попробую узнать, что творится с Хинатой-чан. И поблагодарю её за то, что она предлагала мне списать на экзамене! А потом…

Я не выдержала и громко рассмеялась. Эти дни, по крайней мере, будут нескучными.