Шелест алой травы (СИ), стр. 25

— Ой, а ты знаешь, я про неё даже забыл! — обрадованно затараторил Наруто. — Я так много тренировался, что особых проблем и не испытываю.

— Интересно! — задумалась я. Получается, эта печать для его чакры стала чем-то типа утяжелителей у Ли? — Тогда я бы дала тебе совет, если, конечно, он нужен будущему Хокаге.

— Я всегда выслушаю своего будущего советника! — расплылся в широкой зубастой улыбке Блондинчик.

— Если найдёшь, кто её снимет, то либо попроси научить накладывать и снимать самому — и на уговоры этого человека можешь пустить столько клонов, сколько понадобится — либо пусть тебе снимут ее за пару дней до третьего этапа.

— Но зачем? — в ярких голубых глазах не проступило ни крупицы понимания.

— Затем, болван, что с ней ты улучшаешь свой контроль!

— Я? Как это?

— Эта печать — как утяжелители Ли, помнишь о них?

— Конечно! И у меня самого будут такие же! Я сказал Густобровик-сенсею, что огни моей юности воспылали, что оббегу Коноху двадцать раз, в общем, всё то, что Густобровик обычно говорит, когда перевозбуждён. Ты не поверишь, из его глаз потекли слёзы, и он пообещал мне такой же крутой костюм, как у него, и пару утяжелителей!

Я с трудом удержалась, чтобы не впечатать ладонь себе в лицо. Не все мои клоны были настолько сдержанными, поэтому хлопок от этого синхронного жеста получился весьма громким.

— Погоди, так ты говоришь, что с этой печатью мне будет труднее тренироваться, зато, когда я её сниму, буду крутейшим шиноби Конохи?

— Что-то типа того.

— Тогда нужно поставить две такие печати! Нет, три! Или пять!

— Не увлекайся, Наруто-кун. И прежде чем это сделать, поговори с кем-то, кто хорошо разбирается в фуиндзюцу.

— Я бы лучше поговорил с тобой! Может ты не будешь уезжать?

— Эх, если бы я могла, если бы…

Наруто опустил голову. Он был шиноби своей деревни и, несмотря на весь несерьёзный вид, отлично понимал, что такое сила обстоятельств, поэтому я решила чуть взбодрить его.

— К тому же, с тобой останется твоя Хината! Поспрашивай советов у неё — она наследница одного из кланов, должна знать очень многое, — Наруто так обрадованно вскинул голову, что мне стало даже немного обидно. — Ну ладно, Наруто-кун, мне пора.

С этими словами, все мои клоны в одночасье развеялись. Мир тряхнуло. Я чувствовала, как меня наполняет невиданная сила, как потоки чакры устремляются от развеявшихся клонов прямиком ко мне, но одновременно с этим голову заполнили мириады мыслей и концепций.

— …дорка-чан! Помидорка-чан! — словно сквозь огромную толщу воды до меня донёсся взволнованный голос Наруто.

Но мне уже было всё равно. Несмотря на всю эту чакру, несмотря на лёгкость во всём теле, одновременно на голову и плечи наваливалась невиданная тяжесть усталости. И это противоречие сводило с ума. Я тщательно пыталась остаться в сознании, чтобы понять, чтобы осознать все те ценные крупицы знаний, добытых моими клонами, чтобы не потерять ничего, ведь это уникальный ресурс. И когда я почувствовала, что моя голова вот-вот лопнет, то, превозмогая многотонную тяжесть, поднесла руку ко рту и укусила себя в последнем отчаянном жесте.

Это помогло. Головная боль слегка отступила, моей голове больше ничего не угрожало, но усталость от этого лишь усилилась. И лишь когда в мозгу затих могучий водоворот чакры, я, наконец-то смогла упасть в спасительное забытьё, гаснущим сознанием ощущая, что меня подхватывают сильные руки Наруто.

Глава 11

В бессознательном состоянии я провела почти сутки. Не знаю точного количества времени, но очнулась я лишь на следующий день. Как и ожидалось, пробуждение мне не понравилось. Что может лучше, когда, просыпаясь, видишь заботливые взгляды соотечественников? Полагаю, всё что угодно.

Это были трое неудачников, которые не смогли пройти через Лес Смерти (скромно умолчу, что без Принца и его команды меня там тоже ожидала бы бесславная кончина). Как и многие шиноби Кусы, они старались подчеркнуть принадлежность к команде схожей одеждой. Эти хоть не носили соломенные шляпы, как те ничтожества, что пали жертвой Орочимару. Впрочем, так как они были из Кусы, я посчитала их белые шарфы с тонкими оранжевыми полосками глупым выпендрёжем, чёрные банданы с протектором — дурацкими, а бежевые куртки со шнуровкой на груди — идиотизмом. Но хуже всего были цельные чёрные комбинезоны под этими жилетками.

Да, Помидорка-чан сегодня необъективна!

— Вставай, дрянь! — сдёрнул меня с койки генин с бакенбардами и в маленьких чёрных очках. — Хватит разлёживаться!

— Ты должна объяснить, каким образом оказалась в Башне и как погибли твои напарники! — буркнул один из его напарников, примечательный лишь неряшливыми волосами, свисающими из-под банданы.

Хотите знать? Что же, у меня было время состряпать подходящую историю. На всякий случай наполнила глаза слезами и ответила, тщательно дрожащим голосом.

— Они оставили меня в лесу, дав мне свиток! Мне было так страшно! Я ничего не умею… И тут этот медведь! А потом на меня наткнулась команда из Конохи, они забрали мой свиток, а меня прихватили с собой! Не знаю, зачем я им, но это было ужасно! Пауки! Пиявки! Тигры! Медведи!

— Заткнись! Мы знаем, что творится в Лесу Смерти! Что ты делала в Башне? — оборвал меня третий.

Он выглядел отвратительно — полный, с кучерявыми волосами, выбивающимися из-под банданы и обрюзгшими щеками, которые едва прикрывал белый шарф. Как много значит принадлежность к деревне, которую ты ненавидишь — ведь к жирному однокласснику Наруто я не испытывала никаких чувств.

— Меня закрыли в тесной комнатушке и забыли! Выпустили только перед самыми боями! Я чуть не погибла от голода и жажды! А потом, когда всё закончилось, у меня закружилась голова и я упала в обморок. Пожалуйста, дайте мне чего-то попить и покушать! — ну же, может из вас есть хоть кто-то, кто не заслужил смерти?

Соотечественники меня не разочаровали.

— Обойдёшься! Это будет тебе наказанием! — сказал Жирдяй. — Вместо того, чтобы остаться до Третьего Этапа, где можно поднять немало рьё на тотализаторе, мне придётся сопровождать тебя, дрянь, домой в Кусу.

Решено, ублюдок. Ты умрёшь! Ну а пока что немножко поплачем. Я закрыла лицо руками и вполне натурально зарыдала.

Мясистые пальцы ухватили меня за предплечье и вздёрнули на ноги. Тем временем, Очкарик и Неряха покинули гостиничный номер и отправились по своим делам.

— Давай, ничтожество! Мы отправляемся немедленно!

Заплаканными глазами я огляделась по сторонам.

— А где мои вещи?

— Держи! — Жирдяй бросил в меня рюкзак.

— А где мои свитки?

— Там ничего не было. Когда мы тебя забирали, твой рюкзак потрошил белобрысый оранжевый говнюк из Конохи.

Я застонала. Для чего это Наруто? Хотя… В любом случае, мои вещи осмотрели бы, чтобы проверить, не украла ли я что-то у напарников. И вероятность того, что мне бы оставили что-то ценное, была исчезающе мала.

— Пойдём! — Жирдяй развернулся и отправился прочь из номера.

Я зло усмехнулась ему вслед. Пусть ты гораздо сильнее меня, пусть я не могу тренироваться у тебя на виду, пусть мне не удастся убежать, пусть меня лишили имущества, но самое ценное осталось у меня в голове. А значит, жирный кусок говна, твои деньки сочтены.

* * *

Мы отдалились от Конохи на шесть часов быстрой ходьбы, и я всерьёз подумывала над побегом. К сожалению, Жирдяй показал себя умелым следопытом, он отлично разбирался в проявлениях лесной жизни, а значит мне не помогло бы ни дзюцу невидимости, ни сокрытие чакры (сомневаюсь, что он вообще мог её чувствовать), ни остальные полуизученные дзюцу. Была мысль прирезать его во сне, но ублюдок был настороже и шансов мне не давал. К тому же, у меня не было оружия, а Хенге… Хенге требовало тренировок. Так что эти глупые мысли я отбросила, сосредоточившись на дороге.

Через некоторое время я с удивлением почувствовала знакомую чакру. Что Наруто делает так далеко от Конохи? Ему ведь положено готовиться к экзаменам. Когда он начал нас догонять, мне стоило изрядных усилий не показать виду, что я что-то заметила.