Шелест алой травы (СИ), стр. 22

Проктор подошёл к поверженной Хинате, посмотрел на неё и собрался объявить окончание боя.

— Не останавливайте поединок! — закричал во всю глотку Наруто.

Рядом с ним загалдели соратники, пытаясь хоть немножко вразумить Блондинчика.

Я же не могла поверить в то, что происходило на арене. Хината вновь поднялась на ноги. Каждая её мышца дрожала, голова была опущена, а ноги подгибались.

— Почему ты поднялась? — изумился Ублюдок. — Если ты будешь продолжать, ты умрёшь.

— Я не могу сдаться. Не могу показать свою слабость, прямо перед человеком, которым восхищаюсь, — ну, если Наруто и тут не поймёт намёк, тогда он всё-таки непроходимый тупица.

— Почему? — продолжал Хьюга.

— Тот, кто наконец смотрит на меня, тот, кому я могу доказать…

— Нет смысла стараться. Ты едва можешь стоять на ногах, — мне показалось, или даже Ублюдок был впечатлён? — Ты несла ношу наследницы клана, к которой не была готова. Ты ненавидела себя за то, что настолько слаба. Но люди не могут измениться, так предначертано судьбой. Так зачем же мучиться? Просто сдайся!

Ублюдок серьёзно верил во всю ту чушь, которую говорил? Это не уловка, не хитрость и не трюк? Даже если бы я не чувствовала его чакру, в подобный момент ложь ничего не принесла бы.

— Братик Нейжи, я могу казать только одно. Среди нас двоих от тяжести своего бремени страдаю не я, а ты.

Ублюдку очень не понравились её слова и он, проигнорировав окрик проктора, бросился на сестру с явным намерением её убить. Слишком близко к Хинате, и некому было его остановить.

И тут я увидела, что значит слово «джонин», чего стоит элита из элит шиноби Конохагакуре, почему эта деревня называется Великой. Я не успела и глазом моргнуть, лишь ощущение чакры показало мне, что нечто всё-таки произошло. Атакующую руку Ублюдка перехватил одноглазый сенсей Наруто, за другую руку его ужерживала красноглазая красотка в платье, словно сделанном из бинтов. Горло своего ученика сжимал Старший Зверь, а проктор Хаяте упёр палец в протектор Нейджи, всем своим видом показывая, что стоит тому дёрнуться, как Ублюдок умрёт.

Хината закашлялась кровью и ничком рухнула на землю. Наруто и Зверь брослись к ней и склонились над телом.

Ублюдок назвал Наруто неудачником и выплюнул какую-то очередную чушь про судьбу, что взбесило Блондинчика и заставило броситься на Хьюгу. И лишь вмешательство Зверя смогло предотвратить драку, в которой, я уверена, Наруто вышел бы победителем.

К телу Хинаты подбежали ирьёнины, переложили её на носилки и унесли прочь.

Наруто бросил полный ненависти взгляд на Ублюдка и подбежал ко мне.

— Помидорка-чан, я не могу ничего просить, но они сказали, что ей не продержаться и десяти…

— Наруто-кун, ничего не говори. Пойдём!

Мы помчались по узким коридорам вдогонку за шиноби в белых одеждах. Мы забежали в белое чистое помещение, где её уже перекладывали на операционный стол.

— Прочь! — заорал Наруто. — Все вон!

— Идиот, если мы не поможем, она умрёт! — зашипел на него один из ирьёнинов.

— Я помогу ей лучше! Выйдите их комнаты!

— Болван, если ты думаешь…

Голос Наруто стал низким и рычащим.

— Мне нужно тридцать секунд. Вы наверняка знаете, кто я такой. Вы должны выйти из комнаты немедленно. Иначе я за себя не ручаюсь.

От Наруто повеяло жаждой убийства, и я с изумлением увидела страх на лице взрослых шиноби. Оба ирьёнина бросили последний взгляд на пациентку и неохотно покинули палату.

Я бросилась к Хинате и, не теряя времени, сунула запястье той в рот. Наруто благодарно кивнул и сжал челюсть одноклассницы. Я почувствовала, как моё тело охватывает привычная слабость и слабо улыбнулась. Наруто улыбнулся мне в ответ.

— Ну что, после этого боя ты понял, что с твоей подружкой?

— Не слишком… — почесал затылок Наруто.

— Серьёзно? И ты считаешь себя будущим Хокаге, с таким-то умением разбираться в мотивах людей?

— Когда я буду Хокаге, я возьму тебя моим советником! Поэтому слушай приказ своего будущего работодателя: расскажи, что с Хинатой-чан?

Я расхохоталась. Предложение было заманчивым, но к тому времени я буду либо гнить в земле, либо же, на что я очень надеялась, скрываться где-нибудь в глуши, каждую минуту ожидая удара в затылок от удачливого ойнина.

— Даю подсказку! — я использовала Хенге и превратилась в Розовую Башку. Сложив пальцы, я опустила взгляд и начала ковырять сандалией пол. Как здорово, что с помощью Хенге можно придать щекам румянец! — Саске-кун, ты такой сильный!

Наруто ошарашенно смотрел на меня, я видела, словно ржавые шестерёнки вращаются в его мозгу. Наконец, в его голове как будто что-то щёлкнуло, а глаза смешно выпучились.

— Ты хочешь сказать, что наследница сильнейшего клана…

— Да.

— Самая сильная куноичи нашего класса…

— Именно!

— Меня?

— Если хочешь, можешь её и сам спросить. Она очнулась минуту назад.

Наруто перевёл взгляд на округлившиеся глаза пострадавшей и выпалил:

— Хината-чан, это правда?

Лицо девушки залил густой румянец и с тихим «И-и-и-ип!» она упала в обморок.

Глава 10

Разумеется, приближение этих шиноби не стало сюрпризом — я почувствовала их чакру достаточно давно. Наоборот, меня удивило то, сколько времени нам с Наруто позволили провести с наследницей могущественного клана. И если его, её одноклассника, еще можно было считать условно безопасным (все свои коварные злодеяния он мог бы совершить многие годы назад), то куноичи из враждебной деревни…

Когда дверь широко распахнулась, нам предстало зрелище сенсея Наруто, той самой красивой куноичи в платье из бинтов и двух ирьёнинов, чьи головы осторожно выглядывали из-за спин джонинов. И от ирьёнинов отчётливо веяло опасением, лишь немного не дотягивающим до страха.

По-видимому, когда Наруто рассказывал о своих проделках до выпуска из Академии, он о многом умолчал. Простая покраска Монумента, расписывание заборов, да чего уж там, даже лиц и одежды, такую реакцию вряд ли вызвали бы.

— Что здесь происходит? — первой заговорила Красотка. — Что вы сделали с Хинатой?

Я промолчала, предоставив вести переговоры будущему Хокаге.

— Куренай-сенсей, Хинате-чан было очень плохо, поэтому я попросил Помидор… кхм, Карин-чан помочь! Она лучший ирьёнин в мире!

Какой хитрый засранец! Спасибо, Наруто, что не сказал о моей чакре, но это уже не имеет значения — твои соратники всё знают.

— Она? — недоверчиво переспросила Красотка. — Генин?

— Куноичи-сан, можете спросить проктора Гекко, почему он за всё время поединков ни разу не кашлянул.

— Так ему помогла ты? Югао будет тебе благодарна.

— Я бы взяла благодарность знаниями и дзюцу, — и я с трудом сдержала кривую усмешку.

— Хорошо, учту. Я так поняла, помочь Хинате не удалось?

— Карин-чан полностью вылечила Хинату-чан!

Один из ирьёнинов ему не поверил.

— По ней что-то не видно!

Я окинула взглядом Хинату. Да, забрызганная кровью, в запачканной и помятой одежде, та не выглядела образцом здоровья.

— Да, Наруто, что с Хинатой? — поддержал одноглазый джонин в маске.

— Хината очнулась и была здорова! Но потом… Потом… — Наруто, очевидно, не хотел рассказывать о просшедшем, поэтому я решила прийти на помощь.

Внезапно прекрасная идея пришла мне в голову.

— Вы понимаете, Наруто-кун всё никак не мог поверить, что Хината здорова. К тому же у неё было поражено сердце, а значит он решил проверить как оно бьётся. И когда он наклонился к груди, её лицо пошло пятнами, она вскрикнула и потеряла сознание. Видимо, моё лечение не настолько хорошо, как мне казалось.

Наруто развернулся и ошарашенно вытаращил на меня свои детские голубые глаза. Шиноби Конохи, услышав объяснение, ощутимо расслабились (пусть предыдущее напряжение чувствовалось только в чакре) и заулыбались. Причём улыбалась не только Красотка. Единственный глаз пугала в маске довольно прищурился, а двое ирьёнинов издали сдавленные смешки. Они издеваются? В этой деревне что, все жители знают о сердечных делах сопливых генинов? Хотя… Видимо быть наследницей клана обозначает находиться под постоянным наблюдением.