Сломанная льдинка, стр. 2

– Вот напомни мне, на кой черт я тебя нанял? – Проворчал Анатолий.

– А я предупреждал. – Хмыкнул Артем.

Андрей тут же что-то прожестикулировал, грозно глядя на мужчин. Анжелика громко фыркнула и повернулась ко мне.

– Танюш, а пошить шторы для коттеджей ты сможешь? – Она с надеждой смотрела на меня.

Я тут же закивала.

– Да-да. Это конечно. Только надо тканей закупить. – У меня внутри тут же поднялась волна энтузиазма. Мне очень нужна работа, а коттеджи строятся каждый месяц по два-три. Значит и штор нужно приличное количество. – И померить, какие размеры необходимы.

– Вот и отлично. – Лика лучезарно улыбнулась. – Тогда Толик завтра едет в город, договариваться, а мы ждем Вику. Как только она приступит к работе, тебе тоже будет некогда. Нужно найти новую уборщицу сюда. – Она оглянулась и улыбнулась мужу. Тот кивнул и окинул ее нежным взглядом.

У меня чуть слезы на глаза не навернулись от такого чистого проявления чувств. Какие же они красивые в этот момент были. Сбоку послышалось презрительное хмыканье Артема. Обернулась и тут же утонула в его черных глазах, в которых плескалось что-то темное… страшное. И как у такого жесткого человека мог родиться такой солнечный сын?

– Так. – Со своего места поднялся Анатолий. – Лик, выплати зарплату Тане и рассчитай ее сразу же, как только найдешь замену. Чувствую, что эта твоя Вика такая же ненормальная, как и ты. Все, я поехал. Темыч, сгоняй за Кулаевым, он уже должен закончить обрешетку к четырнадцатому дому.

Артем кивнул и тоже поднялся.

– Тань, я тебе позвоню, сразу же, как только Вика работать начнет. – Анжелика радостно улыбнулась.

Я тут же подскочила, попрощалась и отправилась переодеваться, чтобы идти домой. Если повезет, то сегодня успею перешить себе куртку, которая за последние два года стала мне неимоверно велика. Детская пухлость, видимо, сошла.

Переоделась в кофту, закрыла каморку и вышла на улицу, вдыхая аромат начинающих опадать листьев.

– Садись в машину, подвезу. – Распорядился стоящий на крыльце Артем, которого я не заметила.

– Я… я пешком дойду. – Попыталась откреститься, заикаясь от неожиданности.

– Тебя, что, каждый день домой возят? – Хмуро спросил он, шагнув ближе.

– Н-нет.

– Тогда молча пошла и села в машину. – Тихо распорядился он, пристально глядя в глаза.

Отступив, решила не ссориться и послушно направилась к его машине. Открыла заднюю дверь и наткнулась на детское кресло с сидящим в нем Дениской.

– Ты с нами поедешь? – Участливо спросил тот.

– Наверное. – Растерялась я.

– Садись на переднее сиденье. – Раздраженно рявкнул над ухом Артем.

Закрыла заднюю дверь и уселась на переднее сиденье. Нашла ремень безопасности и попыталась пристегнуться. Пальцы отчего-то не слушались, и я никак не могла защелкнуть замок.

– Дай сюда. – Артем, севший за руль, выдрал ремень у меня из рук и пристегнул с громким щелчком. – Малахольная. – Проворчал.

Я обиделась. А сам-то. Наорал, приказывал, давил. Теперь еще и обзывается. Права Анжелика, ему в жены только монашка молчаливая подойдет. Догилев, кажется, понял, что сделал что-то не то.

– Тебе что-то нужно? – Примирительно спросил он.

– В смысле? – Не поняла я, от неожиданности повернувшись к нему.

– Ну, в магазин там…. Или еще куда-то заехать? В больницу…. – Он резко выплевывал слова, как будто те никак не хотели покидать его организм.

– Зачем в больницу? – Удивилась я.

– Откуда я знаю, зачем тебе в больницу? – Неожиданно заорал он и тронул машину с места.

Я сжалась вся от такого громкого звука. Артем бросил на меня взгляд и раздраженно вздохнул.

– Тань, – позвал с заднего сиденья Дениска. – Ты не переживай, он такой редко бывает. Чаще просто сам с собой разговаривает.

– Денис! – Рыкнул их водитель.

Во мне поднялось возмущение.

– Не кричите на ребенка, пожалуйста. – Сказала тихо, но максимально холодно.

– Тебя не спросил. – Пробурчал тот и остановил машину.

Огляделась. Мы уже подъехали к моему дому. Внезапно Артем вышел из машины и принялся разглядывать постройку прошлого века. Осторожно вышла следом, стараясь не привлекать его внимания.

– У тебя крыша протекает. – Неожиданно вынес он вердикт. – И окна менять пора. В доме нельзя зимовать.

– Вам какое дело? – Вздохнула, мечтая уже зайти в дом и скрыться от его взгляда.

Тот молча окинул меня взглядом, поджал губы и провел по своим коротким волосам широкой ладонью.

– Действительно, какое дело…. Тощая ты слишком, вот какое. – Снова перешел он к оскорблениям.

Я не обиделась, так как и без него знаю, что слишком худая и плоская для своего роста. Мне об этом и так все говорят, кому не лень.

– До свидания, Артем Валерьевич.

– Я не закончил. – Он схватил меня за руку. – Завтра пришлю бригаду, пусть все поменяют.

Я усмехнулась.

– Знаете, Артем Валерьевич, мою фигуру сложно поменять, даже бригаде строителей. – Сарказм, конечно, некрасиво, но он действительно вел себя сегодня непонятнее, чем обычно.

– Завтра сюда приедет бригада и все сделает, поняла? – Он все держал меня за руку.

Не поняла.

– Что сделает? – Попыталась вытащить руку из железной хватки.

– Крышу и окна. – Он, наконец, отпустил мое запястье и посмотрел на свою ладонь. – Кожа да кости. – Покачал головой неодобрительно.

– До свидания, Артем Валерьевич. – На этот раз я отошла подальше от него, чтобы снова за руки хватать не вздумал.

Он молча сел в машину, завел и быстро сорвался с места в сторону Венькиного дома, подняв тучу пыли. А я все никак не могла заставить себя сдвинуться с места и зайти за покосившуюся калитку.

И чего он пристал к дому? Таких домов треть в деревне, он же к остальным бригады не отправляет. Или отправляет? Вид ему мой, видите ли не нравится. Как будто мне самой нравится. Да, за последние пару лет я потеряла килограмм десять, но ведь не от хорошей жизни. Еду приходится экономить, мясо могу позволить себе редко, а на овощах жирок не нагуляешь. Да и работа в огороде много времени отнимает. Жаль, что дождей пока нет, а то я бы с удовольствием набрала грибов. Опята скоро должны пойти, если погода позволит. Утром можно на пару часов к реке сходить с удочкой, авось кого поймаю.

Деньги, которые отдаст мне Анжелика за работу, я отложу, чтобы рассчитаться потом с рабочими, если их пришлет-таки ко мне ненормальный прораб. Лишних денег нет, и надо об этом помнить.

Со вздохом встряхнулась и пошла в дом. Работы много, надо швейную машинку наладить еще, а то в последнее время нитки начала накручивать. Щавель последний с грядки убрать и на зиму насушить, чтобы не болеть….

Я не сразу поняла, что в доме кто-то есть. Даже глазам своим не поверила, увидев чужую куртку на вешалке. Остановилась в дверях, стараясь успокоить зачастившее сердце. У меня было подозрение, кого могло сюда принести, но…. Но что мне теперь делать?

Пока я думала, в дверях кухни появился силуэт худого высокого человека.

– О, приперлась-таки. – Хмыкнул грубый голос. – Так, давай быстро собрала свои манатки и свалила отсюда, а то выброшу все на улицу. У меня, между прочим, жизнь новая начинается.

Я собрала всю силу воли и твердо встретила взгляд незваного гостя. Зря я разве за этим домом столько лет ухаживала? Делала все, чтобы он не развалился….

– Нет!

Глава 2

Артем

Резко остановился у дома Веньки и втянул в себя воздух. Ну что за баба такая строптивая, а? Почему нормального языка не понимает? Выводит меня из себя все время? Такое ощущение, что нарочно.

– Пап, ты Таню обидел. – Тихо сказал Дениска с заднего сиденья.

– Знаю. – Потер щеки ладонями.

– Я ей потом скажу, что ты не специально. – Решил выручить меня сын. – Таня хорошая. Она мне нравится.

Я криво улыбнулся и взъерошил светлые пряди на его голове. Знаю, что она хорошая. Это я хреновый. Жена сбежала в неизвестном направлении, эта вон культурно шарахается, как от чумного. Ладонь тут же зазудела, до сих пор ощущая тонкие косточки запястья под прохладной кожей. На улице сентябрь, а она в какой-то непонятной кофте ходит. Заболеет же. Ага, скажу ей это, а она как глянет на меня своими голубыми-ледяными глазищами, так язык к позвоночнику и примерзнет.