Лось 2 (СИ), стр. 57

— Миша, градацию медпаспортов по сотням не самые глупые люди ввели! До двухсот — все препараты действуют так же! Допустим, ты сам уже ближе к двумстам, на тебя могло что-то не так подействовать. С очень малюсенькой вероятностью — буквально в тысячные процента, — но могло! Но и то, я бы тебе некоторые дозировки увеличила и только! Аспирина в случае чего принимай не одну таблетку, а две, вот и вся разница. А у тебя основной контингент в районе полутора сотен, по ним статистика давно собрана. Этому препарату уже лет десять, и до сих пор нареканий не было.

— Юля, тогда я не понимаю! Они ведь все неглупые. Как?! Как можно забыть принять таблетку, от которой зависит твоя жизнь?! Ну, пусть не жизнь, а карьера точно?!

— Миша, хочешь честно? — Юлька стрельнула глазами на дверь комнаты, из которой в любую минуту мог появиться Макс, оставивший нас разговаривать, а сам удалившийся готовить чай на кухню.

— Хочу, конечно! — склонил я голову к ней, создавая доверительную заговорщицкую атмосферу.

— Эти таблетки очень дорого стоят! — почти на ухо шепнула она мне, — Это твоим их бесплатно раздают, потому что так все равно дешевле, чем аборты делать, а так они не каждому по карману! Я свои думала продать хотя бы в полцены, но не выдержала — раздала по знакомым девчонкам. Это мне повезло, что Максим хорошо зарабатывает, а многим так не везет.

— То есть?..

— Да продали они их! Я свои точно так же у ваших покупала! Думали — не пригодятся, а потом понадеялись на авось! Не в каждый день можно забеременеть, это мне вот подфартило с одного раза!

— Бля!.. — вдобавок к чувствительному традиционному щелбану по лбу получил довесок в виде подзатыльника от зашедшего Макса:

— Опять ты при моей жене материшься!

— Ребят, простите! Юля, спасибо, ты мне глаза открыла! Буду теперь знать!

— Не за что! — отозвалась Кудымова, с улыбкой принимая от мужа чашку. Освободившиеся ладони друг тотчас пристроил на живот к жене.

— Солнышко, все хорошо? — проворковал он, ставший со своей половинкой нежным до приторности, напоминая поведением ее любимые медовые ириски.

— Да, лапуля моя!

С большим удовольствием вымелся из их пасторали, как только стало прилично. Мой друг любил жену, но обычно относился к ней спокойно, иногда даже издевательски проезжаясь по ее недостаткам. Но с беременностью его словно подменили — таким сюсюкающим видеть его было тошно. И обращался он постоянно даже не к ней, а к ее животу. Могу ошибиться, но будущего наследника или наследницу Макс уже любил больше, чем супругу.

В каждом мужчине живет маленький мальчик, который протестует против запретов. Не злись так Натали, я бы гораздо спокойнее реагировал на существование Светы — были и было, прошло и прошло! Тем более, что по факту ничего как раз не было! Но постоянные упоминания заставляли меня все чаще обращать внимание на появившуюся в моем подчинении другую княжну — если тебе почти ежедневно вменяют в упрек связь, которой не имело места быть, то волей-неволей хочется уже оправдать ожидания! Типа, если пилят, так пусть хоть будет за что!

А служба нас постоянно сталкивала. Хоть разорвись, но я не мог выделить на подготовку бойцов больше, чем два часа в день, и основная нагрузка упала на инструкторов. Моим лейтенантам других забот хватало, поэтому в тренировочном зале я все чаще заставал Угорину, Краснову или Цареву. И если с первой мы были связаны чисто дружескими отношениями, а последнюю — глаза б мои не видели! То со второй приходилось вести себя все более осторожно.

— Хороши, да? Даже лучше, чем мы в свое время?

— Почему ты так думаешь? — наблюдая за тренировкой, не мог не отметить прогресса, но таких уж сильных различий между наборами не видел. Хотя конкретно этих собрали в одну группу как лучших по успеваемости.

— Паша слишком сильно тянул одеяло на себя, подминая всех остальных. Даже я с Еленой не избежала давления с его стороны. У него существовала одна-единственная точка зрения — его, на всех остальных ему было плевать! В итоге, это его и подвело. А эти не просто исполняют, они еще думают! О! Смотри!

Жоппер, красующийся перед группой, вдруг выполнил в девятке обратное сальто. Оп-па! Итицкая сила, но даже я сходу не решился бы воспроизвести его трюк! А любитель дельфинов продолжил скакать, рискуя сломать шею.

— Кончай понты корявые! — остановил я его позерство.

— Лось! А слабо повторить?! — На пойманном кураже подначил рыбожоп.

— На слабо не ведусь!

— А ты сможешь? — поддержала лихача Светик.

— А что мне за это будет?

— Что-нибудь придумаю!

— "Что-нибудь придумаю" будет мало! — заявил, поднимаясь со скамейки.

— А мне?! — нахально уточнил Димон у княжны-инструктора.

— Два наряда, рядовой Ярославцев!

— В минус, надеюсь?! — весело отскочил жиголо, вливаясь в общий строй.

— Ему палец в рот не клади — откусит! — предостерег я Светлану.

— Кто-то обещал мне кое-что показать?..

— Показал бы я тебе!.. — тихо проворчал, впихиваясь в свой экз, — Да дома заругают!..

"Итицкая сила, как он смог? — мысленно просчитывал новый прыжок, — А ведь талант у парня, однако!"

Обратный переворот у меня получился не с первой попытки. Но под восхищение присутствующей на тренировке группы с третьего раза я воспроизвел серию Жоппера, дополнив своими коронными элементами. Для боя с тварями финты не годились — слишком много позерства в ущерб эффективности, но для наработки навыка обращения с девяткой — в самый раз.

Проводив курсантов на выход, принялся помогать с уборкой инвентаря.

— И тебе даже не интересно, что я придумаю? — покачивая бедрами, Светик опасно приблизилась ко мне.

— Интересно, аж ночь спать не буду!

— А ты меня ночью вспоминаешь?.. — насмешливый взгляд прошелся по лицу, а тонкие пальцы разгладили полосы на щеке от забрала, — Награда герою! — легкое, почти невесомое касание губ неведомым образом переросло в глубокий поцелуй.

До принадлежащей мне раньше подсобки — примерно десять шагов…

Дверь в зал закрыта, эта группа была последней на сегодня, дальше у них ужин…

Минут сорок меня точно не потеряют… наверное…

Способность связно мыслить плавно куда-то свинтила.

Оторвался от девушки, отдышался, всем телом впитывая разлитую вокруг негу и удовольствие…

… а потом выскочил за дверь, скрываясь от соблазнов, подгоняемый еле слышным смехом.

Я ведь молодец, да?

Но почему тогда в голове упорно вертится возглас из мультика про богатыря Алешу Поповича?

— Ой, дура-а-а-ак!

Глава 12

Хороший день — воскресенье! Можно уйти с работы домой пораньше — часиков в пять-шесть, а не в девять-десять как обычно. После почти двух с половиной месяцев в режиме нон-стоп учишься видеть позитив даже в таких мелочах. Впрочем, эти выходные должны были стать последними не-выходными — в зависимости от планов Забелиной десятки Жоппера и Утки я собирался на следующей неделе выпустить на окна, смешав со старым составом. Арсений Утка оказался вторым самородком после Дмитрия Ярославцева — прирожденным пилотом экзоскелета, понимающим все тонкости управления с полуслова, аж зависть иногда брала. Утешал себя мыслью, что оба парня пришли уже на все готовенькое, а вот попробовали бы они как я — выйти на поединок в одном каркасе!

Остальные двадцать человек, собранные в одну группу, тоже показывали хорошие результаты, особенно в стрельбе по движущимся мишеням. До снайперского уровня Квадрата им, конечно, далеко, но тот из пулемета вообще мог мухе крылья на лету отстрелить, а всадники все же покрупнее. И после тысяч и тысяч бросков учебных гранат появилась робкая уверенность, что взрывы раздадутся не где попало, а почти у ног тварей.

Еще кураторы тут отличились, притащив нам откуда-то из закромов весьма натурально сделанные чучела всадников. Ох и визгу было, когда группа зашла в зал, а там стоят красавцы в масштабе один к одному! Хороший был урок для преодоления психологического барьера.