Новая империя (СИ), стр. 43

(Дух: – Шеф, параметры организма пациентки пришли в норму. Девушка находится в лечебном сне. Я слегка простимулировал зону удовольствия в мозге. Ей должны сниться хорошие сны.

Рейн: – Спасибо! Я об этом не подумал. Хорошие эмоции для подсознания это то, что нужно.)

Осмотрев результаты проделанной работы, я покинул помещение.

– Как… это? – кивнул на палатку шаман.

– Не хотел показывать, – неопределённо пожал я плечами, – ещё один осколок древнего мира из невообразимых далей.

– А ты ведь не низший, – усмехнулся Ш-Рам. – Ещё когда меня лечил, от тебя тянуло силой, какой-то странной силой, не такой, как у шаманов. Вот и сейчас из-за тента несколько раз плеснуло непонятным теплом. Я уже давно изучаю непознанное, но ничего подобного не испытывал. Вроде и такой уютный жар, но кажется опасным, способным мгновенно превратиться во всё пожирающее пламя.

– Люди боятся всего необычного. Вон, даже юнианцев обходят стороной, а ведь у них не все поголовно псионы. Лучше быть обычным человеком, – с кривой усмешкой проворчал я.

– Быть или казаться? – внимательно посмотрел на меня шаман.

– В данном случае одно и то же, а по факту – какая разница, когда ничего не происходит, – вздохнул я.

– Дракониды не люди. Псионов они уважают в любом обличье, – ухмыльнулся шаман. – Ты ведь мог один справиться с засадой.

– С этой – да! Но не всегда противник будет вести себя так беспечно, а до бога мне очень далеко. Вернуть друга из-за грани жизни слишком трудно. Мыслящие должны уметь самостоятельно справляться с возникающими проблемами, – ответил я, принимая посуду с варевом из рук прислушивающегося к разговору проводника. Мы говорили на драконьем, а он его понимал.

– Ха-а…, интересное выражение – мыслящий. Нужно запомнить! – довольно пробормотал шаман. Он узнал кое-что интересное о странном наёмнике. Теперь стало более понятно, почему юнианцы наняли именно его для спасения Тиры. Они или так же, как шаман, чувствовали силу парня, или даже знали о нём гораздо больше драконида. Скорее второе. Ш-Рам даже стал склоняться к мысли, что Рейн – потомок лиганцев, выживших после катастрофы. Слишком легко он оперировал с древним артефактом, как будто это для него обыденная вещица, да и показанные возможности наталкивали на ту же мысль.

Уже не пряча такую возможность, почистил и высушил одежду попутчиков заклинаниями. Учитывая возросшую опасность нашего путешествия, пришлось пожертвовать ещё одним цилиндриком и снабдить защитой проводника. Шаман внимательно присматривался к моим манипуляциям с Лестом и прислушивался к собственным ощущениям от происходящей на его глазах необычной процедуры. В подводном шлюзе он пребывал в несколько неадекватном состоянии после лечения и не наблюдал за настройкой артефакта в теле юнианки. Здесь же он находился в великолепной форме и пытался разобраться в происходящем.

Подтвердился очередной плюс в использовании древнего защитного артефакта. Он полностью блокировал влияние смертельного излучения на организм. Во время похода попутчики ни разу не употребляли таблетки, изъятые из запасов боевиков.

Обучать поселенца обращению с артефактом пришлось значительно дольше остальных попутчиков. У него не развит внутренний контроль сознания. То и дело из рук в самые неподходящие моменты высовывались опасные лезвия. Помучившись полчаса и не добившись удовлетворительных результатов, решил проблему обучения по-другому. Под гипнозом внушил ученику основные команды управления защитой и тренировками закрепил их. Выведя проводника из транса, дал ему кодовые слова для вызова той или иной возможности древнего изделия. Со временем он научится использовать возможности цилиндра в полном объёме.

Спать все устроились в палатке. Она рассчитывалась на пятёрку драконидов, так что нам места хватало с избытком.

Утром мы уже заканчивали есть, когда девушка выбралась из укрытия и подсела ко мне.

– Ни…, наё…, Рейн, спасибо за вчерашнюю помощь. Психологи предупреждали, что возможны опасные рецидивы при активации детских воспоминаний, – уперев взгляд в землю, пробормотала Тира.

– Твоя порция, – протянул я девушке походную посудину, почти полностью наполненную тёплым, наваристым супчиком. Объём тарелки для драконида превышал человеческую норму, но юнианка быстро справилась с пищей. На нейтрализацию психологического срыва организм потратил кучу энергии и теперь стремился её восполнить.

– Э-э-э, а в чём я была одета, когда проснулась, и куда одежда исчезла, или это мне спросонья показалось? – передавая мне пустую тару, пробормотала девушка.

– Не показалось, – покачал я головой. – Лиганский артефакт достаточно сложное устройство. При правильном управлении оно выполняет множество функций. Одежда – одно из них. Я загрузил в контур управления десяток вариантов на разные случаи жизни.

С этими словами на комп девушки я переслал картинки запрограммированных вариантов одеяния.

– Хм-м, откуда они у тебя. Пару нарядных костюмчиков я узнаю, встречала в рекламе, а вот остальные мне незнакомы, – через некоторое время, разобравшись с виртуальными изображениями, поинтересовалась юнианка.

– Долго путешествую, – уклончиво отозвался я.

– Фу-у…, Подумаешь, секрет! Доберусь до дома, сама узнаю, – фыркнула девушка.

Дальнейшее путешествие протекало относительно спокойно. Попутчики хитрыми вопросами пытались выведать что-нибудь интересное обо мне, а я узнавал мелочи жизни драконидов и юнианцев, которые не описываются в инфосети. Конечно, я схитрил, постоянно считывая поверхностные мысли членов экспедиции по методике Тартары. Это у меня получалось всё лучше и лучше. Короткий звуковой ответ давал в сознании подробную картину. Тира в основном общалась с драконидом и со мной, поставив меня вровень с шаманом. Псионы высокого уровня умели чистить одежду и избавлять её от влаги, а вот исчезновение палатки утром и появление её вечером оставляло много вопросов, на которые я отвечал только загадочной улыбкой и ссылался на артефакты древних.

Пару раз за десять суток похода интуиция подавала слабые сигналы опасности, но ни дух, ни посылка более частых охранных заклинаний не выявляли вблизи противника. Это мне не нравилось. После внушительного поражения враги готовили более основательную засаду или ловушку. На нескольких остановках в чистых зонах я просил шамана и псионку использовать собственные возможности в прогнозировании событий. К сожалению, они, как и моя интуиция, обнаруживали только смутные отголоски опасности.

Глава 9. Следы древних

Шаман драконидов С-Сан готовился к операции очень основательно. Повторять ошибки молодого соратника он не хотел. Дождавшись заказанной ранее разведывательной техники, он установил её возле второй угаданной точки обнаружения чужого отряда. В этот раз никакого нападения не планировалось. Учитывая, что существует ещё одно возможное место присутствия наёмников на планете, С-Сан не хотел ввязываться в бой при такой вероятности событий. Чужаки могут и во второй точке покрошить драконидов, раз существует третья. Вероятность выигрыша для шамана именно в последней точке наибольшая, поскольку предсказание не показывало в последующем других мест присутствия врагов на поверхности.

С-Сан ещё больше перестраховался, разместив системы наблюдения подальше от второго места встречи, и не прогадал. Теперь точно определился состав отряда противника. Вёл наёмников кто-то из местных поселенцев. Характерное одеяние, выполненное из шкур животных, не оставляло в этом сомнения. Вторым шёл молодой мужчина – шаман людей. Его прекрасно запомнили и описали побывавшие в плену С-Мор и члены его отряда. Человек был силён, очень силён! Несмотря на удалённость фиксирующих камер летающих дронов от пути наёмников, он частенько посматривал в сторону их расположения. Вряд ли наёмник обнаружил видеооборудование на замаскированной мобильной платформе, но он чувствовал чужой взгляд даже на таком невероятном расстоянии. С-Сан не обнаружил бы наблюдение даже на десятой части этого расстояния.