Новая империя (СИ), стр. 28

Псион перечислил мне на счёт половину суммы договора. По установленному порядку остальная часть выплачивалась после выполнения задания.

Существовал ещё один фактор, влияющий на время нашего пребывания на станции. Если имелись наблюдатели моей стычки с фрегатом, а они точно должны быть. Даже полевыми локаторами и с помощью искина я не мог обследовать всё окружающее пространство. Небольшой автоматический аппарат с пассивными сканерами вполне мог записать события боя. Корабль-разведчик должен был вернуться к месту схватки и забрать наблюдающее устройство и только затем прыгать к станции. Всего пара дней отводилась нам, чтобы покинуть систему до прибытия разведчика централов. До этого времени их местный филиал разведки никаких действий принимать не будет.

Через сутки судно уже отчалило от причальной стенки и ушло в прыжок. Это по данным местной службы наблюдения за пространством. На самом деле корабль нырнул в прокол.

Надо было видеть глаза псиона, как обычно, сидящего в кресле второго пилота, когда он считал координаты нашего текущего расположения с виртуальных экранов.

– Всё! – недовольно посмотрел я на растерявшегося юнианца. – Выметайтесь с корабля! Я и так потратил на вас слишком много времени. Будет желание, займусь изучением вашей империи. Твой личный код я знаю. Так уж и быть, сообщу об этом эпохальном событии. Вторую часть денег переведёшь через пять суток корабельного времени в банк на станции Эра. Это примерно в пяти прыжках от пограничной системы, которую мы только что покинули. Теперь совет на будущее: «Не надо презирать обычных людей. Они тоже могут иметь скрытые способности. Вспоминайте тех же лиганцев! Дикое племя поднялось до космических высот. Не мешало бы помнить и о том, чем они закончили».

Управлять выбитым из колеи псионом не так уж сложно. Последнее потрясение многократно перекрывало все предыдущие. Всего лишь за несколько мгновений оказаться за две тысячи световых лет от точки старта он никак не рассчитывал.

Остальные юнианцы уже привычно выполнили мою команду по загрузке в капсулу. Заталкивая последним Лая, всучил ему небольшой чемоданчик.

– Подарки в дорогу. Вы всё же неплохие парни, когда запихиваете высокомерие в одно место, – проворчал ему в спину.

Корабль летел уже в нужном направлении, так что оставалось только выпихнуть капсулу из трюма, что и выполнил искин. С управлением в капсуле Лай разобрался при исследовании, так что проблем с окончанием путешествия у пассажиров быть не должно. Искин давал весьма благоприятный прогноз. Очки я псиону оставил, и заметить прикрученную у пилотского кресла современную аппаратуру связи ему точно ума хватит. Да и от потрясения он отойдёт очень быстро.

Пока не подлетели всякие контролёры и таможенники, я развернулся и ушёл в обратный прокол. Теперь дело за юнианцами. Если у них достаточно мозгов, то за пять дней они точно найдут великое множество причин, чтобы связаться со странным пилотом.

Доклад пилота-разведчика шестого флота Центральной империи.

Во время сопровождения юнианского торпедоносца никаких особенных событий не происходило. Трассер исправно выдавал информацию и диагностические сообщения. В месте засады, по тестам наблюдателей, его оборудование сбоев не давало. Почему головки торпед захватили дружественные цели, объяснить не могу. Как и когда произошёл взлом шифров и систем секретного устройства – непонятно. Во время боя, отделения трассера от корпуса не произошло, и он перестал отвечать на кодовые сигналы. Картину боя по захвату фрегата, снятую наблюдателями, прилагаю. Дополнительную информацию от выкупленных у лиги пилотов выдала консульская служба. Анализ событий не производился, в связи с отсутствием соответствующих навыков. Из-за пристального внимания республиканской контрразведки, консул приказал покинуть территорию республики.

Донесение консула Центральной империи с пограничной станции.

Фрегат наёмников, привлекавшийся к операции, через три дня после ремонта покинул станцию. По доступным данным гражданской службы наблюдения за пространством, прыжок направлен в сторону диких территорий. Доступа к документам Лиги не имею. Отказавшиеся от договора члены экипажа, говорят о договоре с эскадрой Лысого Эра. До прихода на пограничный форпост маяк корабля, доставившего юнианцев, принадлежал именно эскадре пирата. В момент отлёта со станции маяк принадлежал уже наёмному юнианскому флоту. Проследить путь торпедоносца не удалось. Он ушёл в прыжок по нестандартному вектору. После некоторого финансового вливания таможенники подтвердили, что никаких лиганских капсул на борту не было. Скорее всего, полёт Лай Фу Шо представлял собой отвлекающий манёвр. Аналитики ошиблись, предполагая, что псион не выпустит из своих загребущих лапок такую дорогую находку. Вывод однозначен: в операции с капсулой присутствовал другой руководитель. Псиона нам подсунули, именно, чтобы отвлечь внимание. Артефакт лиганцев убыл в неизвестном направлении на одном из торговых кораблей. Имеет смысл поискать капсулу в столичных секторах республики. Прямые маршруты кораблей юнианцев существуют только оттуда. Вряд ли торговый корабль с окраины дотянет до границ чужой империи. На такой риск не пойдёт даже самый наглый руководитель операции. Следует так же проследить за владельцем торпедоносца, зарегистрированным как пилот-переселенец с дикой колонии. Слишком многое указывает на его прочные связи с противником.

Глава 6. Задание

Сразу лететь за второй частью денег, обещанных псионом за доставку артефакта в пункт назначения, я не стал. Необходимо предпринять определённые действия для маскировки корабля. Юнианский силуэт судна уже должен примелькаться заинтересованным личностям. Стоит сбить со следа желающих понять, кто я такой и откуда взялся.

Из памяти искина выбрал подходящий вариант маскировки. Он запомнил много информации из баз данных в местах, где мы побывали. Некоторая часть находилась в сети в свободном доступе, остальное помог добыть дух, постоянно подключаясь к чужим компьютерам.

На станции, где базируется торговец Тортус, числилась в продаже основательно потрёпанная прогулочная яхта. Пиратам когда-то попались на пути путешествующие богачи из соседнего сектора. Сдаваться сразу они не захотели, вот их кораблик со злости и раздолбали. Вся корма вместе с двигательным отсеком практически отсутствовала. Возможно, нападавшие и взяли за выкуп с пленников определённую сумму, но яхта дохода не принесла. Построенная по индивидуальному проекту, она требовала специального оборудования. Достать такое на задворках обжитого пространства человеческого сектора нереально. Тащить относительно целый корпус в республику – слишком дорого. Именно поэтому судно уже долгое время торговалось как неликвидный товар.

Меня очень устраивало, что учёт прибывающих на торговую станцию почти не вёлся. Пираты и наёмники не желали, чтобы у кого-то имелась возможность проследить их маршруты.

Совершив прокол пространства, я быстро оказался в нужном месте. Яхта по-прежнему числилась в продаже. Обрадованный старьёвщик моментально продал мне этот хлам, даже с небольшой скидкой. За пару миллионов я стал владельцем вполне приличного корпуса без двигателей, длиной раза в полтора больше моего корабля.

На время арендовал ремонтный док. Для кораблей малого класса это было несложно. Всегда находились свободные ангары. Управляя роботами, искин основательно покромсал внутренности посудины. Мой кораблик как клинок вошёл в ножны из корпуса бывшей яхты.

Большинство помещений в носовой части оказались вполне пригодными для использования. Подсоединив их через основные шлюзы собственного корабля, обзавёлся отличными апартаментами для будущих гостей. Каюты хотя и были основательно подчищены пиратами, сохранили прежний вид, оставшийся от богатых владельцев. На переоборудование кают затратил около десяти миллионов, приведя их в нормальное состояние. Денег не жалел, стараясь восстановить прежний вид помещений.