Большая книга позитивной психологии, стр. 11

Разуму остается сравнить эти наборы и определить наиболее совпадающие. Все, диагноз поставлен.

Поэтому экстрасенсам первой группы достаточно иметь очень развитые органы чувств (сенсоры), которые расположены по всему нашему телу, и правильно обрабатывать поступающую от них информацию. А это функция Разума, если помните. Подсознание здесь выполняет свою первую функцию.

А вот вторая группа паранормальных способностей полностью основана на возможностях Подсознания заглядывать в какие-то неведомые нам информационные слои «Хроник Акаши» и приносить оттуда самые разные данные.

Можно представить себе, что «Хроники Акаша» – это что-то вроде сети Интернет, только в триллионы раз более сложной.

Поэтому можно зафиксировать, что четвертой функцией Подсознания является организация информационного взаимодействия с Всемирным информационным полем и получения из него требуемой информации.

Различить, получили ли вы ответ от Полюса силы или вам удалось залезть прямо во Всемирное информационное поле, вряд ли возможно. Да и какая нам разница, откуда именно мы получили необходимый нам ответ?

Хотя некоторых приверженцев религиозных или мистических теорий такой ответ может не устроить. Им очень важно знать, откуда была получена запрошенная помощь. Но это совсем другая тема, мы не будем касаться ее здесь.

А здесь лишь констатируем, что у Подсознания любого человека имеется возможность вступать в контакт с тем, что у классиков психологии застенчиво называется «коллективное бессознательное», а у простых людей – Бог или Ангел-хранитель, и получать оттуда вполне конкретную и полезную информацию.

То есть Подсознание способно «услышать» информацию из Непроявленого мира и затем сбросить ее в наш Разум так, чтобы он понял, что ему передают. Это похоже на первую функцию – и там Подсознание бегает за информацией, но только на местный «склад», то есть в «хранилище данных».

А вот при общении с Непроявленным миром Подсознание каким-то образом улавливает сигналы от обитателей Непроявленного мира, либо залезает во Всемирную библиотеку («Хроники Акаши») и переводит принесенные оттуда данные на понятный нам язык, либо залезает еще в какие-то информационные слои, о которых мы поговорим позже.

Это похоже на работу переводчика, только переводить нужно с неизвестного нам языка, на котором записана там информация, либо на котором общаются сущности Непроявленного мира.

Есть предположение, что это язык образов.

В общем, квалификация у нашего Подсознания будь здоров. И переводит, и бегает на склад в нужное место, и установки выполняет, и многое другое.

Идеальный исполнитель, можно сказать. И самой большой радостью для него будет, когда мы (то есть наш Разум) его услышим.

Можно ли еще найти какую-то функцию у Подсознания?

Давайте вернемся для этого к последней картинке устройства человека из второй главы.

На ней «хранилище данных» выделено как отдельный блок.

Как быть с «хранилищем данных»

Согласно этой картинке, Подсознание является некоторой живой и активно функционирующей частью нашей психики. Это практически живое и мыслящее существо, очень старательно выполняющее перечисленные выше функции. Во всяком случае, так получается в рамках нашей модели устройства человека.

С другой стороны, в психологии принято считать, что Подсознание – это место, куда люди вытесняют свои страхи или неприятные воспоминания, чтобы они нас не мучили.

То есть в традиционной психологии Подсознание является местом, куда можно что-то вытеснить, чтобы забыть. Это похоже на склад старых или ненужных вещей, не так ли?

Скорее всего, эта модель Подсознания нас не устроит. Возможно, она хороша для психотерапии, поскольку все равно, как будет называться то место, куда мы складируем свои страхи. Но для продвижения вперед эту модель лучше изменить.

Тем более что в нейролингвистическом программировании Подсознание тоже рассматривается как самостоятельно мыслящее существо (часть психики), с которым можно поговорить и даже договориться о чем-то. Нам эта модель Подсознания значительно ближе.

Но тогда получается, что оно одновременно является и живым существом, и складом, причем немаленьким.

Но так не бывает. Склад и кладовщик в одном лице – это что-то непонятное. Особенно учитывая, что этот же «кладовщик» является и переводчиком, и контактером с Непроявленным миром, и исполнителем тех программ, что лежат у него на складе.

Многовато будет.

Поэтому мы примем, что Подсознание делится на две части – пассивную и активную.

Активная часть Подсознания – это практически самостоятельная и активная часть нашей психики, выполняющая множество функций.

В модели нашей психики как биокомпьютера – это главный процессор, способный одновременно решать множество задач.

Наше тело – это периферийные устройства, призванные исполнять команды главного процессора.

Пассивная часть Подсознания – это наше «хранилище данных».

Если представить, что наш организм управляется очень совершенным биокомпьютером, то пассивная часть Подсознания – это его оперативная и долговременная память.

Это большой и сложный склад, хранящий все, что человек осознанно или неосознанно туда навалил за все годы жизни. И плюс то, что его бессмертная душа принесла из прошлых жизней. И плюс то, что он получил по генной памяти от своих родителей. И плюс то, что он получил, являясь представителем определенного рода, страны и человечества в целом.

Пожалуй, есть смысл рассмотреть, какие же отделения имеются в этом самом «хранилище».

Склад всего

Итак, первый, и самый большой «отдел» нашего хранилища – это склад всего того, что наши органы чувств видели, слышали, ощущали и о чем мы когда-то думали. Все это автоматически относится на этот склад и хранится «на всякий случай». А вдруг пригодится?

Похоже, что слова ученых о том, что мы реально используем только 8–10 % нашей памяти, вполне оправданы. Поскольку они имеют в виду только ту информацию, о которой мы помним. Или даже не помним саму информацию, но помним, что мы когда-то это учили. Например, что вы можете вспомнить сейчас из школьного курса тригонометрии, органической химии или истории древнего мира? Если вы окончили школу более чем 10 лет назад, конечно. Скорее всего, если даже вас пытать, вы все равно реально вспомните процентов двадцать из того, что когда-то учили. Остальное окажется безвозвратно утерянным, забытым.

Но мы уже знаем, что ничего на забыто, все на месте и загружает те самые 80–90 % ресурсов нашей памяти, только мы не имеем доступа к этим данным, поэтому создается впечатление, что эта часть памяти не используется. А на деле Подсознание не считает нужным выбираться за этими данными – это потребует неоправданно больших энергетических затрат, либо так изменит нашу жизнь, что мы никогда не выберемся из стресса. Попробуйте представить себе жизнь, в которой вы абсолютно все помните. Вот ужас-то будет!

В общем, по каким-то гуманным причинам доступ к этой полной информации закрыт. Детки не доросли еще до того, чтобы иметь доступ к своему суперкомпьютеру.

Принципы функционирования нашего внутреннего «склада всего» мы рассмотрели в прошлой главе. Если помните, они просты:

• «последний вошел – первый вышел»;

• «чаще требуется – ближе хранится»;

• «энергетически заряженная информация извлекается легче и быстрее, чем незаряженная».

Этот «склад» мы обычно называем «память».

Хотя на самом деле он хранит значительно больше, поскольку к памяти мы обычно относим то, что загрузили в себя более-менее осознанно. То есть то, что мы учили, читали, слышали, испытывали. И еще тo, что мы когда-то пытались понять. То есть на «склад» загрузилось все то, что когда-то проходило через наш Разум.

Но если вспомнить пример со строителем, то на «складе» хранится значительно больше данных. Там есть еще те данные, которые поступили туда через наши органы чувств, минуя Разум. Он мог быть занят какими-то мыслями, а глаза видели, руки чувствовали, нос обонял и так далее. Все это в «необработанном» виде прямиком шло на внутренний склад, минуя Разум. Поэтому мы даже не пытаемся вспомнить то, что вроде бы никогда не встречали. Или встречали, но не думали об этом, не обратили на это внимания.