Семья с детьми. Выжить и не сойти с ума, стр. 4

Именно по этой причине люди обречены повторять свои ошибки снова и снова. Мы тратим кучу времени на бесполезные метания, а все потому, что нам не приходит в голову мысль обратиться к прошлому и узнать, как раньше люди поступали в подобных случаях. Мы вновь и вновь изобретаем колесо. А ведь история – это не просто рассказ о старых добрых временах, это еще и подсказка как жить в настоящем.

Поэтому я подумал, что неплохо было бы поговорить о современной семье, узнать, откуда она берет свое начало, и поучиться кое-чему. Люди разгуливают по Земле уже около 200 тысяч лет, так давайте посмотрим, что эти ребята делали здесь, пока не пришло наше время.

Доисторическая семья: о чем нам могут рассказать острые зубы и большие яички

Полагаю, первый вопрос, который стоит задать, это: откуда вообще взялись семьи? Человеческая семья – уникальное явление для животного мира. Несмотря на то что семья встречается и у многих других видов животных, никто из них не зовет своих родственников в гости на Рождество. Они не обустраивают детские комнаты для своего потомства, которое, вырастая из детского возраста, продолжает играть там в Xbox и жевать чипсы.

Если вы посмотрите на других приматов, наших самых близких сородичей на эволюционном дереве, вы сразу заметите, сколько между нами различий. Гиббон, маленький, но своевольный представитель человекообразных обезьян, обожающий гонять на моноциклах и заниматься оригами, создает семью, подобную человеческой, где есть мама, папа и дети. Они не развлекаются с другими гиббонами. Они не приглашают друзей по выходным на барбекю. Напротив, они дерутся с другими гиббонами за территорию. Когда дети подрастают и могут иметь своих детей, мамы и папы выставляют их вон, чтобы они создавали свои семьи.

Орангутаны, с их любовью к чтению и тай чи, живут по одиночке, что идет им на пользу. Орангутаны довольно интересные существа. У самцов территория намного больше, чем у самок, они могут спариваться с любой самкой на своих условиях, что попахивает сексизмом, но, скорее всего, оправданно.

Гориллы, менее популярные представители высших приматов из-за навязчивой тяги к мотоспорту и зумбе, живут группами, в которых альфа-самец имеет право спариваться со множеством самок в стае. Даже если сын доживает до половозрелого возраста, он все равно не может соперничать с главным самцом за внимание самок, поскольку это противоречит законам племени.

Шимпанзе, такие милые в юном возрасте, на самом деле далеко не лапочки. Ведь если вы – маленькая обезьянка, вас непременно съедят, если поймают. Шимпанзе живут большими коммунами, которые подразделяются на более мелкие группы. Группы объединяются друг с другом лишь для решения повседневных задач. Эти обезьяны могут напасть на человека и даже убить его, если он по своей глупости вторгнется на их территорию.

Человек же, переняв в некотором смысле опыт наших ближайших родственников-млекопитающих, все же ушел намного дальше в своем развитии.

• Наш мозг больше по размеру, поэтому мы выстраиваем более сложные социальные системы. Мозг человека в целом на 25–60 % превышает по объему мозг обезьяны за счет размера некоторых отделов, которые и отвечают за приобретение более совершенных социальных навыков, таких как овладение языком.

• Мы больше времени посвящаем заботе о потомстве, чем любой другой вид, и наши дети гораздо дольше остаются зависимыми от родителей.

• Женщины не возвещают открыто о своей овуляции (у обезьян, например, меняется цвет шерсти на нижней части туловища), хотя это было бы неплохо и, скорее всего, имело бы успех у мужчин.

• Мы занимаемся сексом для удовольствия, а не только с целью деторождения.

• Менопауза есть только у человека. Другие представители животного мира фертильны до самой смерти.

• Мы не подразделяемся на разновидности, как, например, обезьяны или кошачьи. Человеческий род существует лишь в единственном экземпляре.

Как же все так сложилось? И почему?

Так получилось, что довольно давно, около 4 миллионов лет назад, наши предки, доисторические люди, стали самостоятельной формой жизни, пойдя дальше в своем развитии. Откуда нам об этом известно? Дело в том, что на протяжении последних 4 миллионов лет мужчины и женщины изменились внешне, объем мозга увеличился втрое, а процесс развития ускорился вдвое [3]. Во времена наших предков, около 3 миллионов лет назад, человек был готов для взрослой жизни (обустройство жилища, рождение детей) уже в возрасте 10 лет. Сейчас этот период наступает где-то между 18 и 47 годами. Со временем у мужчин стали уменьшаться размеры клыков.

Все это имеет значение, ведь для сохранения лидирующего положения в племени вожак должен был чем-то выделяться среди других самцов – ростом или размером клыков. Возьмем, например, бабуинов. Однажды в Африке я чуть было не подвергся нападению самца бабуина – я подошел ближе положенного к его кочующему племени – и могу точно сказать, что клыки у этого животного были очень и очень большие.

Если вы вынуждены постоянно воевать с другими самцами за право спариваться с самками, вам просто необходимо иметь большие зубы и крепкие мускулы. И напротив, если вы не можете похвастаться сильным телом и крупными зубами, ясно, что доступ к самкам у вас будет ограничен.

В 1974 г. в Эфиопии Дональд Джохансон со товарищи обнаружил скелет так называемой Люси – женской особи одного из наших предков, афарского австралопитека (Australopithecus afarensis), жившей 3,5 миллиона лет назад. По своим размерам она представляла собой нечто среднее между мужчиной и женщиной. Известно, что первое семейное поселение появилось около 3,2 миллиона лет назад. Оно получило шутливое название «первое семейство» (AL 333) – были обнаружены останки, принадлежавшие группе афарских австралопитеков, состоявшей из девяти взрослых, трех подростков и пятерых детенышей [4].

Таким образом, в какой-то момент в далеком прошлом первые люди стали собираться в группы, состоящие из мужчин и женщин, где каждому было разрешено иметь потомство. Хотя если кому-то из племени не повезло с внешними данными или его дыхание было недостаточно свежим, ему не стоило рассчитывать на внимание симпатичных самок. В любом случае оставаться вместе было выгоднее и безопаснее. Я уверен, что мы – потомки именно этих особей.

Можно сделать любопытный вывод, что эти первобытные самки были не склонны к промискуитету. Откуда мы это знаем? Ответ нам подсказал размер яичек современного человека [5]. Ведь если дамы занимаются беспорядочным сексом и неизвестно чей, в конце концов, это ребенок, тогда и мужчинам приходится заниматься сексом часто и с разными женщинами, а для этого требуется иметь большие яички. У современных мужчин таких нет, так что будьте уверены, что хоть эти первобытные леди и были чрезвычайно волосаты, но в распущенности их обвинить никак нельзя.

К счастью, наши предки пришли к выводу, что совсем не обязательно иметь альфа-самца, стоящего во главе племени и вечно отстаивающего свои исключительные права на самок. Лучше объединяться в группы для совместной работы с равными правами на размножение для всех. Эти особи держались вместе, и в итоге семья стала предпочтительной формой существования, а одиночкам было суждено погибнуть от голода, быть съеденными саблезубыми тиграми или умереть, отравившись суши. Отпала необходимость в больших зубах, как у моего друга бабуина, вместо этого стал развиваться мозг, благодаря чему у нас появились новые возможности. Мой друг бабуин, может, и напугал меня своими большими зубами, но вечером того же дня я уже плавал в бассейне, а после наслаждался вкусным ужином, а этот бедняга, скорее всего, ловил блох у кого-то под мышкой.

Итак, получается, что семейные сообщества начали складываться уже 4 миллиона лет назад, первые люди появились на Земле около 200 тысяч лет назад – и в это время еще никто и не думал переживать по поводу Рождества.