Сделка (СИ), стр. 41

В снах Елена была куда смелее в поцелуях и ласках, она не отпускала меня до самой зари, когда я со стучащим сердцем и возбуждённым телом вскакивал в постели. Губы горели, кожа горела — будто она, и правда, только что была здесь и ушла лишь за секунду до того, как я распахнул тёмные от страсти глаза. Ни одна женщина ещё не была способна сотворить со мной подобное. Смогла только одна. Та, что ушла от меня, едва обернувшись.

Если бы я только знал, чем мне обернётся эта сделка с ней — то… Нет. я всё равно бы на ней женился. И пережил с княжной ещё раз тоже самое. Даже эти страдания.

Я заключал эту сделку именно с ней. Обращался к родителям, но решение в конечном итоге принимала только она. И я знал, что слабое место Елены не она сама, а её родные. Ради них Орлова готова на всё.

Сказать честно, я очень ждал, что княжна забеременеет — тогда бы она точно никуда не делать от меня. Знаю, ужасно звучит

— но я готов был на всё, лишь бы привязать её к себе намертво. Озверел в миг, когда узнал, что два месяца Елена пила эти травы, чтобы не понести от меня. Сколько времени было потеряно, но я надеялся наверстать упущенное. Но. видимо, не успел. Природа распорядилась иначе.

— Барин, вам записка, — раздался над ухом голос Насти.

Я потряс головой, прогоняя снова никем не званный морок по имени Елена, и сосредоточил взгляд на служанке. Похоже, она зовёт меня уже довольно долго, но я слишком сильно задумался.

— Записка? — голосом с хрипотцой от слишком ярких воспоминаний переспросил я. — От кого?

— Из поместья Орловых, барин.

Сердце пропустило удар, затем застучало с такой скоростью, что чуть плохо не стало. Молча протянул руку. Настя вложила в мою ладонь свиток и ушла. Я вертел его в руках, не решаясь открыть. От неё или от матери? Что-то случилось? А вдруг я увижу в письме те самые слова, что я жду от неё?

Признаться, я совсем идиот стал. Я каждый день ждал, что она приедет или хотя бы напишет мне. Признает, что была не права, попросит прощения и принять её обратно. Я сказал ей тогда, что не приму. Я был твёрд в своём намерении. Но всё равно ждал!

Чёрт… Никак лента эта не развязывается. Сорвал её, и развернул бумагу. Рука дрогнула — это её почерк. Письмо от Елены. Собрался с духом и вгляделся в буквы. Всего несколько слов.

«Барон, приезжайте. Нам необходимо поговорить.»

И всё. Ни «Здравствуйте, барон», ни «До свидания». В этом вся Елена. Что же ей нужно от меня? О чём она хочет поговорить? Это я выясню только когда окажусь в её доме. Наверное, что-то произошло у них — я сам просил княжну обращаться за любой помощью. Что ж, я не имею причин игнорировать её письмо. Дрожащими руками я написал столь же короткий ответ, как и её послание мне:

«Буду сегодня в пять часов вечера.»

Свернул лист, поставил свою печать и перевязал лентой. Сжал на миг бумагу, которая хрустнула от силы моей ладони.

— Слуги! — крикнул я, звеня колокольчиком на столе.

— Да. барин? — снова вернулась Настя. Похоже, она где-то рядом была, ожидая, что я захочу передать ответ.

— Лично в руки княжне Елене Олеговне. Немедля, — протянул ей письмо.

— Как скажете, барин, — она ловко подхватила бумагу и тут же понесла её вниз.

Выдохнул. Я должен набраться мужества. Это всего лишь разговор. Но почему так волнительно и меня пробивает дрожь?

Я знал ответ на этот вопрос. Потому что снова увижу её. Знаю, что мне будет сложно. Но я справлюсь. Я не стану перед ней растекаться лужицей и показывать, насколько млеет от неё идиот Витя.

У меня еще есть время, чтобы привести мысли в порядок и показать себя в лучшем свете.

Глава 33

Поместье Орловых. Пять часов вечера.

Виктор.

Я прибыл в установленный срок. Княгиня Наталия Дмитриевна препроводила меня в библиотеку, чтобы нам никто не помешал — неизвестно, на сколько по итогу наша беседа затянется. Пока я был в комнате один, но с минуты на минуту появится княжна. Я волновался.

Я скорее почувствовал её, нежели услышал. Обернулся, и наши глаза встретились. В груди тут же забилось сердце беспокойной птицей. Я не видел её две недели, и думал, что немного успокоился, но мне только показалось. Сейчас все чувства к ней с новой силой обрушились на мою голову. Но я не покажу Орловой свою слабость. Она не узнает о том, что я ждал её возвращения домой каждый день. Я не позволю ей чувствовать своё превосходство надо мной.

Княжна остановилась в паре шагов от меня и посмотрела в глаза. Я успел отвыкнуть от бесконечного молчаливого вызова её очей и даже нервно сглотнул под этим взглядом.

— Добрый день, Елена Олеговна, — лишь кивнул ей. Целовать ей руку я не буду — мне лучше не касаться её, иначе я сорвусь, схвачу и увезу насильно домой. — Я получил ваше письмо.

Девушка видела на моём лице лишь то, что я хотел показать — холодную вежливость.

— Добрый день, Виктор Альбертович, — кивнула и она мне. — Я рада, что вы не проигнорировали мою просьбу приехать. Хотите бренди?

Она указала рукой на подготовленный заранее графин.

— Благодарю вас. Может быть, позже.

Пить я точно сейчас не стану. Ещё не хватало, чтобы она заметила, как дрожит бокал в моей руке.

— Я обещал вам, что никогда не откажу в помощи,

княжна. А слово своё я привык держать.

— Я знаю, барон. Как чувствует себя ваш отец?

— Примерно также, как и раньше. Не лучше и не хуже. Может быть, мы уже перейдём к тому, зачем вы меня позвали? Что у вас случилось?

— Случилось, — загадочно отозвалась она и сделал шаг ближе.

Чем ближе она подходила, тем тяжелее мне было дышать. Зачем она вообще это делает, не понимаю?

— Я внимательно вас слушаю, — заставлять звучать голос ровно и твёрдо мне было сложно.

Елена подошла ещё ближе. Совсем немного и она будет касаться меня. Её лицо оказалось слишком близко к моему, населяя мозг ассоциациями, причиняющими боль. Я жадно впивался взглядом в её губы и ждал, что она скажет. Да и самому говорить мне было нелегко.

— Я хочу снова быть твой женой, Виктор.

Застыл, не мигая. Это мгновение, когда я задержал дыхание и смотрел в её глаза, казалось, длилось вечность. Она что — шутит? Насмехается надо мной?

Сморгнул, вдруг оборвал контакт глаз и сорвался с места. Мне срочно нужно отойти от неё дальше. Да и выпью всё — таки, пожалуй. Прошёлся по библиотеке, взъерошив волосы. Снова еле переборол желание подхватить её на руки и увезти в свой особняк. С чего она передумала? Это странно. Не просто так.

Плеснул в бокал бренди. Облокотился на спинку кресла, сложил на груди руки и, глядя с вызовом, сказал:

— Признаться, это очень неожиданно, — я не врал. В самом деле, когда ехал сюда, меньше всего ожидал именно этих слов. Я просто решил, что у Орловых что — то произошло, и Елене понадобилась помощь. — Но, помнится, мне,

княжна Орлова, что, когда вы уходили от меня, ваше решение было твёрдым, как, никогда. Я верно помню, Елена Олеговна?

— Верно, Виктор Альбертович.

— А помните ли вы, княжна, что я вам тогда сказал? Что если Вы от меня уйдёте — назад я вас не приму, — мой голос был просто идеальным воплощением в звук льда и холода.

— Я не страдаю провалами в памяти, барон, — глаза её вспыхнули огнём.

Я знаю этот огонь. Она злилась.

— Тогда я не понимаю, что могло вас заставить изменить вдруг решение? И какие причины должны быть, чтобы я отказался от собственных слов?

— Да, я ушла, — просто сказала она, как будто у нас был самый обычный светский разговор. — И тогда я считала, что поступаю правильно. Но я не всё знала. Причины у меня появились позже, и веские причины, чтобы… просить вас принять меня обратно.

Её фразы впивались в меня кинжалами. Я вовсе не ожидал, что она начнёт проситься обратно. Я так хотел бы согласиться на это, но я слишком хорошо помнил, как она отказалась от меня, оставила и ушла.