Сделка (СИ), стр. 15

Я сошёл с ума? Возможно. Вокруг столько невест, а мне нужна Снежная Королева и Бесприданница. Смешно, но среди стольких разбитых мной сердец отыскалось то, которое способно раздавить и моё. Кара небесная, что ли? Слишком долго я забавлялся с чужими душами. Пришла пора платить своей. Ну что же, я уже начал кидать своё сердце под поезд по имени Елена. Сколько женщин в меня влюблены, а самого не любит собственная жена.

Забавно, да.

Глава 12

Елена.

Утром встала пораньше. Сон всё равно был по — прежнему беспокойным, и я спустилась к завтраку вместе со всеми. Мужчины приветливо улыбались мне, особенно старый барон. Ему нравилась я в роли невестки, он считал, что я очень оживила атмосферу дома. А когда ещё подарю ему внука — Альберт станет счастливее в несколько раз, по его заверениям.

Мужчина заметил ещё большее напряжение между Виктором и мной. Я упорно не смотрела на сына барона, пока тот, наоборот, пытался поймать хоть один взгляд чёрных глаз. Я не любила Виктора — это очень заметно и это ранило старого барона. Но он надеялся, что вскоре всё наладится — мало ли браков начиналось именно так. Стерпится — слюбится.

После завтрака старик отправился в свои покои — сегодня чувствовал он себя неважно. Оставшись в столовой наедине с мужем, я всё же ответила на его испытующий взгляд. Мужчина будто ждал от меня чего — то. Постоянное внимание Виктора раздражало — даже поесть не даёт спокойно, чуть не в рот смотрит!

— Вас разве не ждут дела, барон? — не выдержала я.

— Не надо меня гнать, — сверкнул глазами мужчина.

Я с вызовом бросила взгляд на него и снова уткнулась в чашку с чаем.

— Сегодня я отдыхаю до обеда. Переоденьтесь к верховой езде, — услышала холодный голос мужа.

— Мы куда — то поедем?

— Всего лишь хочу прогуляться с вами верхом.

Наградив мужа тяжёлым взглядом бездонных глаз, молча ушла наверх переодеваться. Его компания вовсе не самая лучшая, но и сидеть постоянно в большой тюрьме вовсе не весело. Да и не повод для спора. Хочет покататься — значит, покатаемся.

Барон ждал внизу, переодетый в одежду для конных поездок. Он оглянул весьма жгучим взглядом ладное девичье тело. Костюм для верховой езды был куда более тесно сидящим и с менее пышной юбкой, которая уже не так скрывала округлые бёдра, и мужчина никак не мог оторвать взгляда от них. Он предложил свою руку, за которую я без лишних эмоций взялась.

Виктор повёл меня в конюшню мимо стойл в самый конец. Остановились возле одного из них, и я увидела её — прекрасную белую лошадь, явно породистую и дорогую. Невольно загляделась на неё. Мне ещё не доводилось видеть таких лошадей! Она была просто уникальная. Белая спинка без единого пятнышка или крапинки, а грива и хвост песочного цвета — будто золотые. Лошадь светилась здоровьем и красотой.

— Нравится? — спросил Виктор, который всё это время наблюдал за мной.

— Да, она… безупречна! — ответила я, пребывая в полном восторге.

— Дайте ей сами, — мужчина вложил в мою руку кусочек сахара.

Протянула руку и коснулась бархатного носа животного, давая обнюхать себя и возможность познакомиться. Лошадь негромко фыркнула, но хорошенько обнюхав руку быстро нашла угощение, тут же забрав сахар с ладони. Я продолжила гладить нос лошади, пока та смотрела на неё, жуя угощение.

— У неё пока нет имени. И хозяйки.

— Вы хотите сказать, что…

— Она ваша, Елена. Это мой свадебный подарок.

Я, не убирая рук от лошади, посмотрела на Виктора. Впервые в моих глазах не было холода и вражды, смотрела на него открыто и с благодарностью.

— Дайте ей имя.

Я задумалась. А потом снова в глазах мелькнуло всё то, что Виктор уже видел не раз:

— Свобода. Её имя — Свобода.

Виктор прекрасно понял, что это был не просто камень в его огород, а целый валун. Он поджал губы на мгновение, а затем потянул лошадь за уздцы:

— Садитесь. Прокатимся. В седле, надеюсь, сидеть умете, княжна?

— Конечно, — взявшись за руку мужа, легко вспрыгнула на белую лошадку.

Мужчина вывел для себя чёрного коня и тоже сел в седло.

— Догоняйте, — крикнул он мне, выпуская узды Свободы, и пришпоривая своего коня.

Чёрный красавец мигом набрал темп и понёс хозяина прочь от особняка. Я быстро нагнала его и пошла на опережение. Я действительно довольно лихо держалась в седле, однако, местность знала плохо, и это сыграло со мной злую шутку.

— Елена, ветка! — крикнул барон, но было уже поздно.

***

Виктор.

Слишком раскидистая ветвь старого дуба сшибла девушку с лошади. Испуганная криком хозяйки Свобода поскакала прочь дальше в одиночестве. Я остановил своего коня, спешился и кинулся к жене. Она была без сознания, на лице ссадины и ушибы. Бережно приподняв голову девушки, ощупал её и вздохнул с облегчением — голова не пробита. Елена дышала, значит, жива, но сильно ударилась и потеряла сознание.

— Лена, девочка моя, очнись, — звал её и легонько бил по щекам.

Ресницы молодой женщины дрогнули, она открыла мутные глаза.

— Ау… — потянулась она к ушибленной голове. — Я что… упала с лошади?

— Да. Ты не видела ветку. Что ещё болит?

— Рука, — простонала девушка, лёжа на моих коленях.

Она протянула ему успевшее опухнуть запястье. Я мягко взял руку и поднёс к глазам.

— Возможно, перелом. Едем.

Подхватил на руки Елену, усадил на коня, сев сзади, плотно прижал её к себе. Она была слаба и просто навалилась на меня, и так и лежала всю дорогу до особняка.

— Лошадь! Она убежала, — обратилась она ко мне.

— Слуги найдут её. Сейчас главное — твоё здоровье.

Занёс в дом девушку и кинул оторопевшим слугам, поднимаясь в спальню под оханья женщин и старого барона:

— Стеша, срочно пошли за врачом. В спальню Елены тёплую воду, бинты, чистые ветоши.

Бережно уложил на кровать бледную жену, которая постоянно хваталась за голову. Меня разрывало чувство вины — как я мог не доглядеть за ней?

Степанида быстро принесла всё, что я попросил и поставила на тумбочку у кровати. Тут же намочил одну из ветошей и свернул наподобие компресса, положив мокрую ткань на лоб пострадавшей.

— Что случилось, барин? — спросила служанка.

— Елена упала с лошади.

— Бог ты мой… Так давайте, я помогу. Поухаживаю за барыней.

— Нет, я сам. Иди.

Служанка ещё немного помялась позади нас, а потом тихо ушла. Я намочил новую ветошь и принялся обрабатывать ссадины на лице жены.

— Ай, — она пыталась отвернуться и морщилась от боли.

— Так, лежи смирно, — я схватил подбородок женщины, заставив её лежать в том положении, в котором удобно промывать её ранки. — Ты что как маленькая? Нужно ссадины промыть.

Девушка шипела и морщилась всю процедуру. Я как раз заканчивал, когда прибыл врач. Отошёл в сторону, чтобы дать осмотреть жену доктору. Он внимательно оценил ущерб, нанесённый падением.

— Сотрясение небольшое есть. Нужен постельный режим дня два-три. Смотрите по состоянию супруги, — обратился седеющий мужчина ко мне. — Рука не сломана. Но некоторое время она будет беспокоить. Сейчас я перебинтую запястье, и выпишу рецепт. Мазь для руки и ссадин и микстура против инфекции на всякий случай. Ничего страшного не произошло, но в следующий раз будьте осторожнее. Вам несказанно повезло, что обошлось без травм, барон.

— Спасибо вам, Антон Павлович, — пожал руку доктору барон, забирая рецепт для жены. — Отец с вами расплатится.

Антон Павлович жил по соседству и часто выручал нашу семью, когда требовалась помощь медика. Мужчина был хорошим врачом, и оказывал услуги многим дворянам в их посёлке. Он вежливо кивнул и покинул комнату.

Я вновь посмотрел на бледное лицо супруги. Присел на кровать, и мягко взяв в ладони её здоровую руку, виновато сказал:

— Елена, прости… Это всё я виноват.

— Нет, — покачала головой девушка. — Я сама разогналась. Ведь не знаю же совсем местность.