Хроники Крам Ковена (СИ), стр. 7

— С камнями? — оживились ребята. — Это бы нам ой как пригодилось. Если что, у нас под башней места много, а я про костяную землянку могу узнать, тогда хоть пять телег туда грузи.

— Ой, да можно так засыпать, ты вот когда последний раз пешком-то по лестнице поднимался?

— Ага, придут нас штурмовать, вынесут купол, стража, взломают дверь, а наверх по лестнице не подняться, башня по середину драгоценными камнями завалена.

Мальчишки еще долго смеялись, но план работы был определен.

***

Не будь Лин полумертвым полуспятившим некромантом, пережившим войну магов полтысячелетия назад, и не обладай он таким чувством юмора, то, наверное, не дал бы четырнадцатилетним мальчишкам всего, что они просили, особенно учитывая то, что они были на первом году обучения, а просили инструкцию, как поднять своего боевого дракона.

— Зачем вам это? У вас есть свой, живой и хорошенький дракончик, — сказал Лин и почесал Роба за ушком.

— Мирен родителей Робиуса в школу вызывал. Как поднять папу, мы уже с плаката переписали, осталось биологических родителей поднять, а то мы не уверены, кого конкретно он хотел видеть.

Лин истерически засмеялся. Держась за стол, он дошел до старого шкафа, укусил себя за палец и, капнув на шкаф крови, достал пару книг.

— Жаль, что вы не серьезно. Я бы хотел на это посмотреть. Поднять так человека легко. Даже мага! Всего два, для вас четыре дня работы, и все. Но есть одна маленькая деталь. Мага можно поднять со всей его силой. Но вот слушаться он тебя не будет, а станет делать, что хочет. Можно даже поднять почти мертвого самого себя, и тогда ты станешь полумертвым полусумасшедшим некромантом. Чтобы маг тебя слушался, он должен сам этого хотеть. Например, быть другом или соратником. Человек — вот он да. Будет все исполнять так, как сказал некромант. Поднять так хорошо можно только один раз. А потом надо или держать, тратя силы — например, пусть ползает за тобой под землей — или отпускать и потом тратить время на другого мертвяка. Можно, конечно, вложить кое-что, и мертвяк будет ходить долго, сам, и слушаться. Так армию делают, если для себя, а не на продажу. Просто-то поднять легко, раз и все. Это все есть во второй книге. Но! С драконами так не получится. То есть поднять ты его как живого можешь, заставить исполнять твою волю насильно — тоже, но долго он не продержится. Даже если его позаряжать, все равно суммарно не больше дня активной работы. Хотя на хороший замок хватало и получаса. Если дракон, например, старый, и ты знаешь его имя, то можно без подчинения поднимать. Тогда, ну дня четыре. Если не летать, а только огнем отплевываться от врагов, то неделю. Но потом он распылится, и больше его не призвать.

***

— Роб, а тебе грустно или плохо от этого всего не будет?

— С костями возиться — нет. Это просто кости. Тут не важно, чьи они, это люди связывают тело с душой, а мы нет.

— А с родителями увидеться?

— Конечно будет! Потом сами меня будете долго откачивать. Но как я еще смогу узнать все, что положено дракону?

— А ты от нас потом не улетишь? Жить в горы там…

— Нет. Я там уже жил. Мне среди людей комфортнее. Да и нет там близких родственников, только дальние остались.

Десять шагов от башни — вполне достаточно, чтобы под купол призвать кости дракона, не рискуя собирать их потом по всей школе, разобранные на сувениры. Лин сидел напротив и внимательно смотрел. Он прибежал еще раньше, чем Аль успел прочитать что-то серьезное.

— Вот поэтому некромантов и мало. Кроме учеников, других коллег они не любят. И чаще с магами других стихий или в одиночку работают. А своих коллег чувствуют за мили.

Кости, призванные некромантом, будут долго ползти под землей. Чем дальше тело, тем больше. Но родители Роби погибли недалеко, а значит, придут быстро.

Первый неприятный сюрприз не пришлось ждать. Как только были призваны кости, тут же появился Костяной Страж. Увидев своего охранника вблизи, ребята оторопели. Огромный дракон светился красным. Его кости били покрыты лавой и обжигали даже на расстоянии.

— Отзывайте кости драконихи. Их уже не использовать. Видимо они были рядом, вот и стали стражем. Они уже вам бесполезны.

Аль отозвал призыв и отправил Стража спать.

— Роб, Аль, что теперь?

— Ну, яйца высиживает отец, так что мне и его одного хватит, не переживайте.

— Будем ждать, вторые кости отозвались, но они где-то далеко, видимо, дракон улетел умирать в скалы, в расщелину.

Все беспокоились за Роба. И как-то иначе стали относится к своему стражу.

— Ну хватит, это просто кости. Вот даст отец воспоминания, тогда и буду рыдать в подушку.

Ребята все равно, на всякий случай, покрепче его обняли, настолько крепко, что дракон пискнул.

***

Второй скелет шел долго, неделю. Ребята уже успели забыть, как вдруг в один день, телепортировавшись к себе на башню, обнаружили толпу учеников вокруг. Скелет огромного дракона опоясывал башню, а хвост давал еще несколько кругов. Сейчас же внимание толпы привлекал кончик крыла, который был настолько близко к краю купола, что маленький кусочек торчал наружу, и сейчас школьники по очереди пытались его стащить.

Роб в ярости прыгнул прямо с башни, что на секунду отвлекло всех. Перевернувшись в воздухе в дракона и расправив крылья, он несся к осквернителю и на подлете дал огня. С бешеным ревом черное пламя поглотило всех, кто не успел увернуться. Преподаватели появлялись один за другим. В доспехах, с посохами и на значительном расстоянии. Крики ужаса заполнили полянку перед лесом, а потом голые лысые дети бросились врассыпную из огня. Пламя номер четыре Роб использовал, чтобы опалить гуся. Оно сжигало перья, волосы, мусор, но не трогало тушку. Сейчас же около двадцати голых мальчиков разного возраста, пытались как-то прикрыть свои лысые хвосты. Спасло их только то, что без волос их никто сразу не узнал. Второй приступ смеха вызвал тот, кто первый додумался перевернутся в свое животное. Все же, по большей части, у их башни ходили оборотни. Абсолютно лысый волк размером с теленка не мог даже прикрыться.

— Что тут происходит?

— Мирен, вы же вызывали родителей Роба в школу, вот я и попросил Альберта их привести. Сечас оживим, и к вам в кабинет, — вмешался Лин.

— Никого я не вызывал! Оставьте эти шуточки! Только мертвого дракона мне в кабинете не хватало! Достаточно того, что живой оставил без одежды почти всех моих учеников! — затопал на месте учитель.

— Норальд, ну ты же слышал, как Мир просил тогда родителей призвать?!

— Лин, ты же помнишь, за что некромантов не любят?

— За призыв мертвых?

— За шуточки! Нечего смотреть! Ну голый оборотень и мальчишки, ну и в озере на это добро насмотритесь еще. Марш по общежитиям!

Дети не спешили расходиться, кроме тех, на ком из одежды не осталось даже шерстинки на хвосте. Роб аккуратно поправил кости так, чтобы ничего не выходило за купол.

— Лин! Что именно они будут делать с костями?

— Видел боевых драконов, которых не брала магия и которым не страшны были выстрелы из катапульты? Таких, которые, даже будучи почти разорванными на части и сгоревшими до скелета, продолжали летать и сжигать вражеские армии размером в огромное поле?

— Ну, читал.

— Если Аль его поднимет, то, считай, оценку за год он получил.

— О, если бы все преподаватели так любили своих детей и задавали им такие работы в конце первого года, то я бы всю школу делал только вот из таких башен. Я даже боюсь представить, что за задания будут у остальных! Как я вообще согласился назначить тебя их руководителем. Были же такие маги земли, они одно новое заклинания раз в пять лет читали, а до этого сидели и обдумывали.

— Ага, помню я одного такого. Единственный маг на моей памяти, победивший королевство одним заклинанием. В честь него потом равнину назвали, что через горы легла. Так что лучше уж ты школе еще пару защитных башен отстрой и не волнуйся. Представь, защитная башня школы магии. Левая имени Кристофера, а правая — Альберта.