Хроники Крам Ковена (СИ), стр. 13

Роб лежал голый в постели Криса у него дома. БрунГильда дала баночки, и теперь Крис ладошкой растерял по коже средства от ожогов. Роб хохотал, и жаловался на щекотку. Крис прилег рядом, и обнял.

— К утру все пройдет, заживет как на драконе. Уж чего-чего, а средств от ожогов в этом доме хватает.

Роб вжимался в своего лекаря, и мешал спать.

— Интересно, что там Мик делает?

— Думаю, сидит и читает. Он даже палец не обжег, но ему жутко стыдно.

— Их пятеро было. А он со мной только. Ничего, еще будет и против десяти выходить.

— А! Драконьи яйца! Я богат! У меня есть два драконьих яйца!

— Крис! Щекотно же! Отпусти!

— Заснешь, тогда отпущу. Тебе спать надо и восстанавливаться. А ты болтаешь и ворочаешься.

***

На утро невыспавшиеся, но довольные ребята позавтракали и телепортировались к себе. Роб вертелся перед зеркалом, изучая свою белоснежную кожу, но боевых шрамов не находил. Аль всячески помогал ему в этом. Мик сопел над тактикой боя, делая вид, что он тут не причем.

— Я думал, мази не помогут.

— Эти помогут, они на травах, почти без магии. Поэтому я бабке воду ведрами и таскаю. А то у боевых магов тоже бывает на все иммунитет, даже на лекарства.

Аль погладил Роба, проведя руками по всему боку.

— Нежная, без ожогов и шрамов. Как у младенца.

— Хватит вам всем меня лапать. Все, вылечили, я снова идеален. Сводите лучше меня в трактир!

— Я свожу. Тут есть один новый.

Мик отложил книгу и пошел за кошельком. Горные тролли были почти что ходячими камнями, а вот их степные сородичи очень походили на людей, только были намного выше и сильнее. Мышцы были, что камень, а череп и мечом не пробить. Эти уже не замирали истуканами на солнце, но все равно жили по ночам. А еще они любили людей. Ну, как люди эльфов. Мы казались им утонченными, кровожадными и прекрасными. И если известна только одна эльфийка, добровольно живущая с человеком — ну как человеком, магом, сильным и бессмертным, — то человеческие женщины, что пошире в лоне, за пару монет степными троллями не брезговали. Впрочем, орками с их косточкой не брезгали еще чаще, но вот дети появлялись только от троллей. Всегда мальчики, очень сильные, ловкие и воинственные, они находили место в казармах. Еще с пеленок, выращенные такими же полукровками, как они, тролли-воины, как называли их, учились держать меч раньше, чем ложку. Ложку еще надо было украсть или завоевать, а меч им вручали сразу. От таких полукровок опять рождались только мальчики, и только тролли-воины. Во многих городах, где стражи было меньше, чем солдат, уже появились свои кланы троллей-воинов.

Был такой и в этом городе. Самый старый, но выживший во всех битвах тролль с огромной, конопатой и рябой бабой жили вместе. Сперва, по полям сражений, укрываясь одним плащом, а теперь и в своей харчевне. Детей они сдавали в полк, и неотягощенные ничем посвящали себя работе. Их трактир был недалеко от площади, но на самой темной и опасной улочке. А еще его всегда можно было крушить, ломать, устраивать драки. Тролль воспринимал это как норму, и просто включал все в счет. Свирепая морда в шрамах, с одним выбитым клыком и глазом, радостно улыбалась гостям. Выпить и пошутить тролль любил и сам. На волосатой груди, на золотой цепочке, висела старая, покусанная и погрызенная ложка — видимо, первый боевой трофей. На поясе был большой меч, которым тролль и усмирял гостей, и нарезал поросенка. Женат он не был, а свою сожительницу называл «Эй, крошка!» Конечно, ученики сразу облюбовали такое место, впрочем, как и наёмники, и солдаты. Городская стража или бандиты сюда старались не заглядывать, или заглядывали только по делам, для переговоров, скрыв себя плащом. Взрослые маги тут тоже были, но как раз из тех, что нанимались на войну.

— Эй, крошка, дай детское меню.

Впрочем, детское меню отличалось только размерами порций и крепостью вин.

— Нам гуся на всех, детский каравай и по печеной картофелине.

— Есть эльфячье вино, почти сок. И есть настойки жизни, от оборотней. Только вы мне все таверну разнесёте, если больше рюмки на нос. До вас тут кто праздновал экзамены, потом вперед ногами выползали.

— Тогда эльфийского вина бутылку и по маленькой рюмке настойки.

— Монету залога вперед.

— Крам ковен. Запишите себе, мы еще приходить будем.

Гусь был вкусным, как и хлеб, и большие картофелины, запеченные в углях в углу камина. Эльфийское вино грело и не пьянило. А настойка заставила пискнуть даже дракона. У тролля была замечательная особенность, полученная за годы войн. Он умел приготовить самые невзрачные продукты так, что ради следующего ужина хотелось пережить дневной бой. Гусь был не такой, как делали дома: прямо с перьями он был обмазан глиной и зажарен в огне. Внутри гуся была связка из перцев, какой-то простой травы и семян. Тролль разорвал гуся прямо руками и выложил на нарезанный хлеб. На взрослый каравай помещалась вся свинья. Поесть в этом месте любили.

Мальчики аккуратно отковыривали глину, а Роб, чтобы посмеяться над пялившимися на них с соседнего столика огненными, откусывал гуся прямо так.

— Да если бы не дракон, вы бы никого из наших не взяли!

— Где дракон?! — вскочил тролль.

Роб выпустил маленькую струйку огня вверх.

— Эй, крошка! Дай им от меня кусок пирога. Драконов в нашем доме еще не было! Так, глядишь, скоро и властительница эльфов заявится! Вон, разведчики уже сидят.

Дружный смех пробежал по таверне. Три фигуры в плащах за дальним столиком сделали вид, что они ни при чем, но приготовили мечи. Никто ими не заинтересовался, хотя кое-кто поднял кружки за старые добрые драки с высокомерными эльфами.

Мик отложил гуся и предложил проверить прямо тут, и в знак того, что говорит серьезно, кинул монету трактирщику. Крис быстро принялся рисовать руны по столу.

— Гусь вкусный, — оправдывался он. — Если что, я стол назад потом телепортирую.

В школе, на полянке у леса, пролетавший воздушный почувствовал сильнейший аромат гуся. Стол стоял прямо на вершине башни ковена и манил. Но купол и страж лишали всякой надежды. В трактире боевые маги всячески подзуживали молодых.

— Я с ними сам. Ей, первый выстрел с вас!

В ответ полетел десяток шаров сразу. Мик бросил один, но он поглотил их все и исчез. Второй шар аккуратно подкоптил стол и все, что было на нем. Стена воды пролилась прямо на огненных сверху.

— Сопляки, волной его, волной!

Стена огня, только горизонтальная, пошла на Мика. А следом летели шары, один за другим, не давая раскрыться. Мик поднял полусферу из воды и просто ждал. Потом он выстрелил прямо сквозь свою броню, и шары хоть и потухли, но раскаленные камни попали в ребят. Первые четверо уже лежали на полу, и держались кто за что. Много маленьких шаров просто вскипятили мешавшую огненным стену воды, а дальше пошли камешки и острый ветер. Мик сжигал все на подлете.

— Смотрите, как надо!

Не сильно трезвый и умный маг-наемник решил показать себя перед детьми и кинул маленький и очень горячий шар. Мик кинул свой, льдом, и, столкнувшись, они просто взорвались. Тролль записал первую мебель в счет. Огненные воспользовались тем, что их противник отвлекся, и послали огненную стрелу. Но купол встал на ее пути раньше, чем ее закончили. Мик изогнулся, пропуская остатки стрелы мимо, и кинул шар в незваного противника — большой, лавовый. Тот активировал амулет и поставил стену водой. Но на подлете шар вытянулся в копье, и, пройдя стену, воткнулся в грудь. Крик переполнил таверну, и весь стол его товарищей вскочил.

— Да мы тебя, мальчишка!!!

— Мне не помогать!

— Да я же тебя!

Большой шар полетел в сторону огненных школьников, но на подлете взорвался кучей маленьких, пойдя защиту и добив остальных. Много маленьких и зеленых огненных шаров понеслось к другому столу. В ответ пошла непрекращающаяся стена огня. Мик стрелял сквозь свою водную защиту, прямо в огонь, но его шары не гасли и летели вперед.

— Драконье пламя! — гордо сказал Роб.