ИР -5 (СИ), стр. 14

«Безопасник» помолчал, давая мне время поразмыслить над сказанным. Затем снова на всякий случай оглянулся на закрытую дверь начальника и продолжил:

– Переговоры с «Тёмной Фракцией» отчётливо показали, что наш Дипломат ничего уже фактически не решает. Как и совершенно бессилен он оказался в вопросе получения новых технологий – все новинки вот уже долгое время приходят только через тебя. Да и главный козырь Лозовского – близкое знакомство с Дипломатом сюзеренов – как-то тоже померк в последнее время, поскольку Коста Дыхш больше общается с тобой и твоей мохнатой подружкой Улине. Ну и откровенный «косяк» с нарушением нашей фракцией договора и наложенным сюзеренами штрафом тоже не пошёл на пользу нашему Дипломату. Как и излишне близкое отношение с предательницей Ириной. Сложи всё это вместе и сам сделай выводы.

По всему выходило, что руководитель фракции Иван Лозовский совершил слишком много ошибок и попал в немилость. Что ж, буду знать. Я поблагодарил собеседника за интересную и полезную информацию. После чего, посчитав беседу законченной, хотел было направиться на выход, но «безопасник» снова меня придержал и продолжил:

– Есть ещё кое-что, что ты вправе знать. Подтвердилась твоя информация о возможном скором проявлении в реальном мире недоступных территорий. Четыре дня назад спутник засёк в Антарктиде область, очень схожую с космодромом гэкхо – всё, как ты и предупреждал. Ещё одна недоступная зона размерами пятнадцать на тридцать километров проявилась вчера всего в семидесяти километрах от Новосибирска. Искажение пространства заметно только с большой высоты, с земли же аномалия никак не наблюдается – человек проходит её насквозь, не замечая, и мгновенно оказывается в десятке километров от прежней точки. Зато системы навигации поблизости конкретно «сбоят», так что аэропорт Новосибирска временно закрыт, хоть он крупнейший в Сибири, и шум поднялся изрядный. Всё это не может не беспокоить руководство страны. Мне тут по большому секрету шепнули, что именно с тобой кураторы захотят побеседовать через пару дней. И именно выяснение причины этих пространственных аномалий станет твоей основной задачей, лэнг Комар!

Я ещё раз поблагодарил собеседника и, указав на пачку листов в своих руках, сообщил:

– Мне нужен где-то час, чтобы бегло ознакомиться со списком. Нужны только лучшие из лучших. После чего выбранных людей нужно будет оповестить и срочно ввести в игру. Если они сами не смогут добраться до космодрома гэкхо, пусть сообщат об этом, и я направлю за ними «Сио-Ми-Дори». Скафандры, оружие и экипировка желательны, но не обязательны – всем необходимым свою команду я обеспечу. Причём боевых персонажей я отмечу «с запасом», а уже непосредственно на космодроме финальный отбор проведёт Штурмовик «Тёмной Фракции» герд Тыо-Пан. Он тоже возродился в космопорте в числе остальных, а поскольку именно он руководит абордажной командой на моём фрегате, пусть лично отберет самых матёрых и опасных головорезов, при одном упоминании которых будет содрогаться Вселенная!

Глава пятая. Остановка по требованию

Меня разбудило настойчивое царапанье в дверь, словно вернувшаяся с прогулки кошка просила впустить её в дом. Потребовалось несколько секунд на то, чтобы окончательно проснуться и сориентироваться. Так, я в игре, уснул в своей капитанской каюте. Действительно, не видел смысла выходить для отдыха в реальный мир. Во-первых, тут космос, «красная зона», и персонаж всё равно не исчезает из игры. Во-вторых, с переходом Тамары в параллельный магократический мир в моей комнате под «Куполом» стало как-то пусто и тоскливо.

Но почему так тихо? Именно эта странная тишина заставила меня окончательно проснуться и резко рывком вскочить с кровати. Потому как летящий в гиперпространстве звездолёт вовсе не бесшумен. Он всегда издаёт какие-то звуки: равномерно гудят двигатели, на самой грани восприятия слышится гул силовой установки и потрескивание гравикомпенсаторов, иногда можно различить поскрипывание испытывающего механические воздействия фюзеляжа. Так вот сейчас ничего подобного не было, и это сильно пугало!

Снова раздалось царапанье, и я открыл дверь. На пороге стояла миелонская Переводчица герд Айни, рыжая «кошечка» была взъерошена и встревожена:

– Капитан Комар, тебя ждут на мостике. Случилось что-то странное.

Быстрым шагом я направился на мостик. Тут уже собралась вся оставшаяся после событий на астероиде команда, и даже морф Ваа пришла поглазеть на необычное зрелище. А посмотреть действительно было на что: вокруг нашего фрегата в пространстве космоса неспешно накручивали круги сразу три плазменных сгустка. Сателлиты?! Причём сразу три!!! Интересно, видел ли вообще кто-нибудь такое раньше? И, кстати, почему звездолёт в обычном пространстве, а не «гипере»? Последний вопрос я задал вслух.

Навигатор Аюх оторвался от монитора, транслировавшего изображение с внешних камер, и прокомментировал:

– Капитан, симбионты возникли внезапно, причём сразу три штуки. Сразу после этого у нас отключился гипердвигатель, и фрегат вышвырнуло в обычный космос. Затем через какое-то время у нас отрубился защитный экран. Перед отключением щита была попытка соединения «внешнего устройства» к нашей силовой установке, причём попытка успешная. Мы ранее уже давали доступ сателлиту к источнику энергии, так что он просто воспользовался полученными привилегиями. Сейчас ситуация неприятная: именно симбионты по своему усмотрению распоряжаются источником энергии, выкачивая энергию себе, у нас же отключены все лазерные пушки и двигатели. И без квалифицированного Инженера, боюсь, вернуть контроль над силовой установкой мы никак не сможем.

– А ещё на экране поток неизвестных символов, – рыжая Айни указала когтистой лапкой на мерцающий монитор на моём рабочем месте. – Аюх вызвал меня разобраться, но эти знаки я вижу впервые, да и частота кадров слишком высокая для миелонских глаз.

Я увидел эту рябь сразу, как вошёл, но предположил, что один из мониторов просто неисправен. Мда… Проблема. Но навык Ощущение Опасности молчал, так что непосредственной опасности похоже не было. Нас просто остановили для изучения.

– А что это за место? – поинтересовался я, садясь на своё рабочее место и активируя приборы.

Навигатор откровенно смутился – было похоже, что он вообще ещё не задавался этим вопросом. Гэкхо набрал на консоли какие-то команды, и секунд через десять выдал развёрнутый ответ:

– Система H9051/WD, точнее самая её граница. «Стык», так сказать с соседней звёздной системой К0987/AA. Три необитаемых планеты – раскалённый шар возле светила и два газовых гиганта. Судя по справочнику, система считается неустойчивой, и через семьдесят миллионов тонгов две крайние планеты столкнутся. Рядом система с белым карликом без планет. В целом ничего интересного. Случайная точка, куда нас выкинуло из гиперпространственного туннеля.

– Случайная? А это тогда что? – я переслал Навигатору данные с корабельного локатора:

Дальность 1709 км. Обломки звездолёта неизвестной конструкции.

Дальность 5788 км. Обломки звездолёта неизвестной конструкции.

Дальность 20130 км. Неизвестный корабль. Сигнатура в базе данных не обнаружена. Предположительно относится к классу «дальний изыскатель» или «штурмовой крейсер».

Дальность 28748 км. Обломки исследовательского зонда триллов.

Дальность 33455 км. Обломки звездолёта неизвестной конструкции.

Настоящее кладбище кораблей… И явно неслучайно именно в этом районе нас выдернуло из гиперпространства. Было в этом месте что-то особенное и даже зловещее, не только мрачный не отвечающий на запросы звездолёт в двадцати тысячах километрах от нас. Я попытался было воспользоваться сканирующей аппаратурой фрегата для более тщательного изучения загадочного «штурмового крейсера», но экран тут же погас. Моя активность не понравилась симбионтам, и они отключили от источника питания сканирующую аппаратуру звездолёта. Гады!