Два мира по цене одного (СИ), стр. 73

“Это какие факты указывают?” — возмутился Игорь, никак не успевая перестроиться. Его собеседница, словно слыша его мысли, ответила на незаданный вопрос.

— Отторжение импланта, оцифровка в виртуальности, минуя протоколы, связи с Синдикатом и уход в подполье — неужели вы подумали, что такая грубая инсценировка способна меня обмануть?

“Да какая инсценировка! — захотелось закричать пленнику. Но ещё раз прокрутив в голове речь начальницы, он понял, что судьба всё же вручила ему настоящий лотерейный билет. На самой вершине власти Земли-три бушевали корпоративные войны. — А меня приняли за шпиона, подогнав всё случившиеся события под этот вывод! А Призрак тогда кто, по их мнению? Моё оружие или подельник! Вроде же не дураки тут должны корпорациями управлять — как можно так примитивно мыслить?”

С другой стороны, находись Игорь на месте женщины, он и сам бы, скорее всего, пришёл к такому же заключению. Если жить в атмосфере постоянных интриг — кто тут у них? Совет директоров? — то рано или поздно начнёт проявляться определенная шаблонность мышления!”

— Восхищаюсь силой вашего интеллекта, — произнёс он вслух. Просто чтобы сказать хоть что-то. Сейчас в разговоре должна вести Цекова. Он слишком мало знает и понимает. Ошибки же ему не простят.

— Лесть вам не поможет, — отрезала женщина. — Я задала вопрос и жду ответа. Кто? Сами скажите? Или, может, используем сканирование?

“Нет уж! Такой вести давать никак нельзя!”

— Думаю, что сейчас мы оба выходим за рамки своей компетенции, Карина, — намекая на уровень тех, кто якобы стоял за ним, небрежно бросил Игорь. Мол, давай действовать по стандартной схеме — твой начальник свяжется с моим начальником, а пока суть да дело, я что-нибудь придумаю.

— Полагаете? — холодно улыбнулась та. — Я правая рука главы “Эксархидис”, председатель совета директоров, и я вполне способна принимать решения за всю корпорацию. Но сейчас даже этого не требуется. Всего лишь нужно понять — жить вам или нет?

— Не думаю, что угрозы — это умно. Почему бы вам не задать данный вопрос на своём уровне? — выделив последние два слова Игорь. Разговор, и так свернувший не туда, теперь вообще стремительно летел ко всем чертям. Решительно настроенная дамочка из управы корпорации желала покончить с допросом лихим кавалерийским наскоком.

— Вы что же, думаете, они будут вас вытаскивать? Вы попались, Игорь. С поличным. Такой агент более никому не нужен. Мне не составит труда выяснить название семьи, которая за вами стоит. Но это займет время. Вы же можете мне помочь сэкономить его. А я проявлю благодарность.

От угроз к обещаниями Цекова скользила с лёгкостью опытного политика. Нужно было что-то ей ответить, а то она, чего доброго, решит закончить разговор. Но что? Игорь не мог припомнить ни одного названия корпорации, на которую можно было бы свалить…

“Чёрт, Антошин! Ты идиот!”

— Карина, вы так хорошо обо мне осведомлены. А вас никакие факты моей биографии не смутили? — толкнул он на пробу камень.

— Что вы имеете… Юлик, его профайл, живо!

На минуту глаза женщины остекленели. Она изучала, уже не по первому разу, информацию по своему пленнику. Наконец, лицо её озарила хищная улыбка — нашла.

— Оцифровка в Пограничье, — почти промурлыкала она. — Не Призрак — Уникод?

Игорь поощрительно, одними глазами, улыбнулся ей, после чего сразу же пожал плечами. Точнее дернулся, не в силах этого сделать, но собеседница поняла его жест правильно. Да, мол, Уникод, создатель Древа, но я не могу вам этого сказать прямо.

— Юлик, его проверяли на блокировку?

— У него же не было импланта, госпожа Цекова. Удалён десять дней назад.

— Химия?

— Чисто. Ничего, что было бы нам известно, в его организме не обнаружено. Поверхностное ментальное сканирование не выявило также и блокировки нейро-лингвистического характера.

— Штейн бы не отпустил человека в свободную охоту без страховки. Вы водите меня за нос, Игорь? — взгляд женщины похолодел. Некоторое время она молча рассматривала пленника, а затем уточнила у своего второго помощника. — Что он там говорил, Крис?

— Утверждал, что Призрак, известный как Капучино, взламывает наши базы данных, госпожа Цекова. С целью получения информации по ИскИнам…

— Да-да, помню. Нет, Игорь, не сходится. Уникоду прекрасно известна эта “тайна”. Желаете ещё что-то сказать?

Мысли боярина заметались от одного варианта ответа на другой, но ни один из них не подходил для продолжения разговора. Слишком мало он знает.

— Я так и думала, — подвела итог женщина, поднимаясь. — Признаться, я рассчитывала на ваш здравый смысл. Опытный агент, вроде вас, мне бы пригодился. Но вы, вижу, решили проявить упрямство. Ваш выбор.

Замолчав, она задумчиво постучала пальчиком по подбородку.

— Или вы действительно джишка, которому просто не повезло? И Призрак просто использовал вас, чтобы получить доступ к нашим базам? Хм-м… Это тоже возможно. Но держались вы на удивление хорошо… Ладно, скоро мы узнаем, что вы скрываете.

И она двинулась к выходу, бросив через плечо:

— Мальчики, выпотрошить его до байта.

— А потом, госпожа Цекова?

— Посвятите его в “тайну”, — и столько в её голосе было злой иронии, что у Игоря мороз пошёл по коже.

Едва она вышла, учёные повернулись к пленнику. На лице у Зимина царило выражение неописуемого облегчения, а вот Янушевский был, скорее, расстроен.

— Что меня ждёт? — спокойно спросил у него Игорь. Когда правая рука главы корпорации “Эксархидис” резко оборвала разговор, он понял, что всё кончено. И как-то сразу же с этим смирился. Не упал в пучину отчаяния, а просто ослабил щит воли и стал ждать. Он чертовски устал бороться за жизнь, да и все потуги спастись всё равно вели к единственно возможному финалу. Хотя, маячь перед его глазами лишь призрак шанса — он бы ещё потрепыхался.

— Вы же слышали госпожу Цекову, — отстранённо произнёс Зимин. Он торопливо стучал пальцами по воздуху, явно запуская ту процедуру, которая ждала пленника. Спешил с ней покончить и вернуться, наконец, к своей жизни.

— Глубинное ментальное сканирование, — счёл возможным пояснить Янушевский. Ему, вероятно, было жаль расставаться с таким перспективным объектом для изучения.

— А потом? — название ничего не сказало боярину.

— Если переживёте процедуру — подключение.

Игорь невесело хмыкнул.

— Значит мне суждено закончить дни в теле пылесоса?

— Что? — молодой учёный вскинул голову.

— Ну, подключение…

— Юлик, ты забываешь, что наш гость из “джишек”, — вмешался его старший товарищ. — А они верят во все те слухи про батарейки, которые распускают корпорации.

— А! — сообразил Янушевский.

— А это не так?

Логика и раньше говорила Игорю, что казнь посредством помещения разума человека в машину слишком уж экстравагантна. Хотя, не отнять, имеет очень сильный эффект устрашения — для черни. И тут, стоило ему смириться со своим будущим, как учёные прямым текстом говорят, что всё это полная чушь. Что слухи о батарейках распространяет сама Агора. Такое могло значить только одно — враньё прикрывало правду, куда более неприглядную.

— Если выживете после сканирования — узнаете, — “обнадёжил” его Зимин, нажимая на какую-то невидимую кнопку.

Боярин собрался было возмутиться, сказать, что существует такое понятие, как последняя просьба приговорённого к смерти, но не успел. В голове вспыхнуло солнце, и его жгучее сияние выжгло все мысли, оставив вместо них лишь боль.

Сознание вернулось рывком, словно им выстрелили из пневмопистолета, загоняя обратно в тело. Сразу же пришло понимание кто он и где находится. И сомнительного качества облегчение от того, что он пережил процедуру сканирования. О которой, кстати, у него не было никаких воспоминаний. И, как бы не пугали учёные, последствий.

Игорь всё так же находился в капсуле, сковывающей все его движения ниже шеи. В той же комнате и той же компании. Не обращая на него внимания, ученые разглядывали через интерфейс полученные результаты и негромко переговаривались.