Два мира по цене одного (СИ), стр. 61

Проходом оказался ещё один коридор. Узкий и низкий, идти по которому можно было только согнувшись и друг за другом. К счастью, он был не слишком длинным — метров двадцать. И закончился ещё одной панелью. Сняв которую, Волк впустил их в совсем уж крохотное помещение, оказавшееся шахтой с металлической площадкой.

— Теперь вниз, — ерей указал на теряющуюся в темноте лестницу под ногами.

— Я не полезу! — тут же выдал Николай. — Я… не смогу!

— Если смотреть правде в глаза, — поддержал его Игорь. — я тоже не справлюсь со спуском. Сил не хватит. Тут же глубина с километр, а я и сотню метров не осилю!

Последним вышедший на площадку Змей кивнул без всякой издевки. Снял другую панель, открыв что-то вроде стенного шкафа, и протянул каждому по небольшому контейнеру.

— Надевайте.

Боярин принял свой и принялся вертеть его в руках. Плоский с одной стороны, выпуклый и полукруглый с другой. Никаких лямок или иных способов крепления. Он хотел было уточнить, каким образом его можно надевать, но тут Волк решил провести мастер-класс. Он поднял контейнер и завёл его за голову. Приложил к лопаткам, и тут же из невидимых боковых гнёзд выстрелили ремни. Змей помог соединить их: два через плечи к животу, ещё два — через внутреннюю поверхность бедра. В результате получилось что-то похожее на парашют.

“Мы что — прыгать будем?”

Но всё оказалось прозаичнее. Закончив с крепежами снаряжения, ереи вытянули из получившихся рюкзаков тонкую, почти невидимую нить с креплением-таблеткой на конце. Приладили их к площадке, после этого повторили процедуру с рюкзаками беженцев.

— Если страшно — закрой глаза, — посоветовал Волк Николаю. И шагнул в широкую лестничную шахту. Но вместо того, чтобы полететь вниз, повис. А затем начал плавно спускаться.

— Альпинистское снаряжение, — счёл необходимым пояснить Змей. — Магнитные крепления. Безопасно. Давай!

Игорь, не дожидаясь, пока его скинут, сам сделал шаг за край. Вероятно в рюкзаке были какие-то компенсаторы, поскольку он даже рывка не ощутил. Миг свободного падения, которое мягко замедлилось до комфортной скорости спуска.

Путешествие вниз заняло чертовски много времени. Им пришлось четыре раза останавливаться на таких же площадках, сматывать нить, крепиться и сново продолжать спуск. Затем опять были коридоры, дорогу по которым Игорь почти не запомнил — просто шагал как сомнабула, сосредоточившись на том, чтобы не упасть. Мышцы горели огнём, дыхание вырывалось со свистом — никогда ещё это тело не получало таких нагрузок. В родном мире боярин даже не вспотел бы, но в этом — едва держался на ногах.

Наконец они покинули очередной коридор и оказались в слабо освещённом зале. Полном шума, запахов еды и пота, и людей. Которых тут, навскидку, было не меньше пары тысяч.

— Добро пожаловать к живым, — просто сказал Волк. — Сейчас мы проводим вас к вашим капсулам.

Игорь смотрел на раскинувшееся перед ним селение. Он ожидал увидеть что-то вроде комнатёнки, подобной жилому блоку, но никак не целый подземный посёлок.

“Ты ведь ни черта ещё не знаешь об этом мире!” — подумал он с тоской.

18. Братство Талисмана

Огромный подземный зал когда-то служил складом продовольствия. Точнее, одним из десяти складов родного жилого комплекса, в котором обитало двенадцать миллионов человек. Но теперь население “Ури-97” значительно сократилось, и три продовольственных склада пустовали. Управляющий комплексом ИскИн закрыл их за ненадобностью, а Капучино распечатал и заселил теми, кто примкнул к так называемому сопротивлению.

Призрак проделал колоссальную по объёмам работу, пуская поисковые запросы системы в обход убежищ. При этом он подвёл к ним энергию, запустил протоколы поставки пищи, завёз капсулы и даже создал протокол скрытого входа в сеть. Более того, “Ури-97” был не единственным комплексом, где Истинный вёл свою партизанскую деятельность.

Зачем он это делал, Игорю никто объяснить не смог. И, кажется, даже не задавался этим вопросом. Волк, взявший на себя роль гида, рассказывал, как у них тут всё устроено, каковы правила, где брать еду и куда ходить в туалет, но деятельность Сопротивления обходил стороной. А когда боярин спросил об этом прямо, подключился Змей, выдавший парочку цитат из каких-то священных для него текстов. И на том разговор увял.

Двигаясь вдоль стены, процессия остановилась возле группы незанятых капсул, которые и должны были стать для беженцев новым домом. За ними было оборудовано несколько спальных ячеек, две из которых Волк отдал им.

— Настройки ваших капсул уже перенесены сюда, — перед уходом сообщил Волк. И, обращаясь непосредственно к Игорю, добавил: — Капучино хочет с тобой поговорить. Как устроишься — зайди в виар.

Спутники остались одни. Пару минут Игорь просто осматривался. Наблюдал за тем, как двигаются по залу люди, собираются в группы, о чём-то говорят, смеются, едят. Такого количества живых в реальности он не видел уже очень давно. И не был уверен, что ему это нравится.

Жители подземелья в большинстве своём выглядели нормально, но встречались и похожие на них с Николаем — худые, с потерянными взглядами, слоняющиеся по подземному складу безо всякой цели. Видимо, их тоже переселили сюда недавно, и они ещё не привыкли.

— Ну вот теперь мы и в безопасности, — без выражения проговорил Николай. — Давай, рассказывай, что происходит.

Боярин выдал ему отредактированную версию, в которой фигурировали Призраки, но ничего не говорилось об его иномирном происхождении. Сосед выслушал рассказ молча, подытожив его одной только фразой.

— Значит, ты не Призрак. И мне им не стать.

“Кто о чём, а вшивый о бане!” — раздражённо подумал Игорь. Но лишь пожал плечами в ответ.

— По крайней мере, тут нам не угрожает Синдикат и твоя Агора.

— Давно уже не моя, это во-первых. А во-вторых — спорно. При желании, это место можно найти.

— Не в том случае, если его прикрывает Истинный Призрак.

— Это просто мощный ИскИн. Вряд ли он мощнее, чем тот, что управляет комплексом.

— Не будем спорить о том, чего ни ты, ни я не понимаем, ладно?

Николай поднял руки вверх, как бы говоря: “Да я и не собирался!”

— Что теперь? Будем жить в подземелье?

— Чем это отличается от твоей комнаты? Окон у тебя не было и дома.

— Зато было личное пространство. Моё личное пространство!

— Вот тебе пространство! — Игорь обвёл рукой зал склада. — Гуляй — не хочу. И вообще, не падай духом. Сейчас пообщаюсь с Призраком, выясню, зачем он решил нам помочь. Исходя из этого и будем строить дальнейшие планы. Но, как по мне, ничего не изменилось. Надо помочь ИскИну “Пограничья”, да и эту историю с Событием закончить.

— Зачем? Что это уже изменит?

Боярин хотел просто отмахнуться от этого вопроса, но тут понял, что и сам пока не знает на него ответа. Строго говоря, план минимум в этом мире он выполнил: денег добыл, социальный кредит для Ингви купил. Что дальше? Построение лена? И вот тут в полный рост вставал вопрос соседа — зачем? Зачем ему лен, неписи под рукой, доходы и всё остальное? Всё это имеет смысл, если он собирается здесь оставаться и строить жизнь. А он собирался?

“А где? Где ещё я нужен? Дома? Однозначно нет, там пророк уже врос — не сковырнешь! Во второй Параллели? Никаких корней там у меня нет и не было! Тут, по крайней мере, я нужен. Древням, которые без меня опять станут ежесуточно вырезаемыми мобами данжа. Иве, которая боится отключения. Даже духам, ждущими моего возвращения чтобы начать квест по Событию!”

И потом — он обещал. Он дал слово и подарил надежду. Конец его самоуважению, и без того изрядно потрёпанному, если он подведёт тех, кто ему доверился.

“Ещё над дядькой смеялся, когда он тебе тоже самое втолковывал! — хмыкнул он иронично. — Грибом его замшелым за глаза звал! Двадцать первый век, а он всё какими-то древними понятиями оперирует! А вот поди ж ты! Сам не заметил, как оброс обязательствами! Кровь — не водица!”