Два мира по цене одного (СИ), стр. 47

“Хоть кому-то из нас повезло!” — мелькнула мысль. Совершенно посторонняя.

— Ещё один? — тупо спросил он. Четвёртый день, второй двойник. Это уже даже не смешно было.

— Ну… — улучшенная копия пожала плечами, изобразив на породистом лице что-то похожее на смущение. — Понимаешь, тут всё достаточно непросто…

“Да ладно! А я ж не заметил!”

— Что вообще происходит? Почему это всё — со мной? Кому я дорогу перешёл? — в своем голосе Ингви услышал истерические нотки, но и не подумал их скрывать. Наоборот, радовался, что удалось выдать себя за жертву. Впрочем, он и считал себя таковой.

Визитёра это нисколько не смутило.

— Слушай, не надо только комедию ломать, ок? Ты, как я понял, обменом был очень доволен. Даже возвращаться отказался.

— Ага! Губернатор меня своим рабом сделал! Я такого не хотел!

Двойник отмахнулся от претензии, как от докучливой мухи.

— Сам виноват. Нечего было ему всё рассказывать.

— А у меня был выбор?

Лицо Игоря-корпа разом как-то построжело, а взгляд сделался тяжёлым и суровым.

— Не рассказывай мне про выбор, — отчеканил он. — Выбор есть всегда. Ты — выбрал. И нехрен тут ныть!

Ингви стало страшно рядом с этим человеком. Пусть бы в Изнанке и были только проекции, не обладающими никакими опасными возможностями, но от этого голоса, ставшего холодным, как космос, игроку захотелось зажмуриться. Переход от дружелюбного корпа был разителен: только что он улыбался и шутил, а потом — хлоп — и глаза убийцы! Казалось, что в двойнике вообще не осталось ничего человеческого.

— Никто меня не спросил, когда сюда закинул! — оправдываясь буркнул он всё же.

— Но от обратного переноса ты всё же отказался, верно? А тебе предлагали, — холодом по-прежнему тянуло от каждого слова двойника. — Решил остаться, нагнуть весь мир, стать круче гор. И у тебя не вышло.

Корп замолчал на некоторое время, словно бы подбирая слова, после чего неожиданно выдал:

— Печалька, что я могу сказать.

Последняя фраза вновь преобразила его, превратив из бездушного куска льда обратно в человека. Переход оказался таким неожиданным, что Ингви растерянно заморгал. Смена обликов, точнее их непредсказуемость, пугала его. Казалось, что у собеседника с головой не в порядке.

— Ты… — спросить хотелось много о чем, но главным вопросом было: — Откуда ты всё это знаешь?

Еще один небрежный взмах рукой.

— Я пророк, — сообщил корп таким тоном, словно это всё объясняло. — Всё, что с тобой происходит, я могу увидеть.

Ингви после этого заявления завис, как перегревшийся терминал.

“Как это? Видит? Что видит? Пророк? Что ещё, нахрен, за пророк?”

Двойник, не обращая внимания на состояние визави, материализовал стул со спинкой и уселся на него, забросив ногу на ногу. Вёл он себя до неприличия непринуждённо, словно находился не в Изнанке, а вышел прогуляться во двор собственного дома.

— Слушай, мужик, — с доброй улыбкой произнес он. — Ты сейчас не буксуй. Объяснять долго и сложно, да и времени у нас немного. Просто прими, как факт, что я могу видеть твою нить… в смысле, жизнь. Это непросто, но… В общем, не важно! Важно другое — я пришёл тебе помочь.

У игрока уже ум за разум заходил от обрушившейся на него информации, но за последнюю фразу сознанию удалось ухватиться. Помочь! Да, помощь ему очень нужна!

— Вернуться домой?

— Это между тобой и тем Игорем, который сейчас в твоей Параллели. Сами решайте — я вам тут не советчик. Но я могу помочь тебе выжить в этом мире. А ты передашь кое-что своему двойнику, если он выйдет с тобой на связь. В качестве ответной услуги.

— А сам с ним связаться не можешь?

— Ты не глупый малый, Ингви, всё правильно понял. Кстати, почему ты себя именно Ингви называешь? Ты же Игорь? Хотя, впрочем, не важно. Мы договорились?

— Тебе это зачем? — в альтруизм подменыш не верил. Тем более, в альтруизм корпов. Или тех, кто выглядит как корп.

— У меня есть интересы и обязательства. Все их тебе знать не нужно, да и рассказывать долго. Достаточно того, что наши интересы совпадают. Мы договорились?

Ингви неохотно кивнул. Происходящее запутывало его непростую ситуацию ещё больше, вопросы громоздились друг на друга штабелями, но ответов, как он понял, никто ему давать не собирался. По крайней мере, пока.

— Хорошо. Как ты мне можешь помочь?

— Всё просто. Через два дня у тебя будет развилка. То есть, встанет выбор: сохранить договоренности с губернатором или принять предложение нового знакомого. Я рекомендую остаться с губернатором.

— В смысле, ты и будущее что ли видишь?

— Вероятности будущего, а не будущее. Ты слышал, что я сказал?

— Вероятности…

— Остаться с губернатором!

— А! Да, слышал. А что, есть варианты? Он меня крепко повязал, даже если бы я хотел, не вырвался бы. Не знаю, что тут с местными тюрьмами, но проверять неохота.

— Да. Тебе не понравится. Но выбор появится через два дня. Не факт, что всё произойдёт так, как я видел. Но если вдруг новый человек из окружения прежнего губернатора сделает тебе предложение — откажись.

— Да почему?

— А вот это знать тебе не нужно. Знание может изменит вероятность. В результате, может так статься, что предложение тебе не сделают и всё пойдёт не так, как могло быть.

— Ничего не понял!

— Не забивай голову. Главное, помни — лучше с губернатором. Серьёзно. Не тупи, ладно? У тебя есть хороший шанс подняться в этом мире.

Ингви кивнул, хотя ничего ровным счетом не понял. Но спорить с этим типом не решился. Слишком уж быстро он превращался из денди в убийцу. Вновь видеть это преображение не хотелось.

— Теперь сообщение двойнику. Запоминай: Аптекарь — приоритет. Передай дословно. Это очень важно. Потом можешь привет передать от пророка.

“Аптекарь! Какой, нахрен, аптекарь? Может, это не Изнанка, а я просто брежу от усталости?”

— Я передам. А теперь ты скажи мне — что за хрень вокруг меня твориться? Этот обмен разумами, параллельные миры…

— Магия, — с очень серьёзным лицом двойник пожал плечами. И пару секунд спустя прыснул: — Не, видел бы ты своё лицо, чувак! Серьёзно, я пока не могу тебе этого сказать, сам ещё с этим разбираюсь. Ветви, грозди, инки… Забей! Если выживешь — поговорим подробно.

— Выживу? В смысле? — Ингви захотелось схватить этого франта за грудки и вытрясти из него ответы. Он что-то знал, что-то жизненно важное для него, но не собирался говорить. — Мне угрожает опасность?

— Всем всегда угрожает опасность. А твоя ситуация посложнее, чем у большинства. Да не напрягайся ты так, Ингви! Почитай Булгакова — человек внезапно смертен и всё такое.

— Двойник же сознательно обмен провёл, я прав?

— Тут — да, прав. Он, чтоб ты знал, тот ещё… Да и ты, впрочем, не подарок. Ладно, не суть. Ты всё понял? Что надо делать и что передать?

— Да понял я, понял!

— Ну и всё тогда. Не скучай, забегу на днях, проведаю.

С этими словами пророк стал растворяться в пространстве. Ингви, у которого голова шла кругом от происходящего, собрался было тоже выйти из Изнанки. Однако двойник решил ещё что-то сказать напоследок. Лицо его уже сделалось почти прозрачным, когда он очень серьёзным голосом произнес:

— Запомни главное, Ингви! На самом деле никакой ложки нет!

14. Торговля в рассрочку

Ива видела сны. Это было плохо само по себе — искусственный разум не должен выходить за рамки, поставленные создателями, и приобретать такие незадокументированные возможности, как подсознание. Но гораздо хуже, по её словам, было другое — сны эти были чужими.

— Мне снится, как я стреляю. Как стреляют в меня. Как я убиваю. Как пули рвут мою плоть. В моих библиотеках есть множество различных ощущений, в том числе и болевые от попадания снарядов огнестрельного оружия. Но я сравнила их все. Тех, что я ощущаю во сне — нет в библиотеке.

Так же часто она видела ещё один образ — склонившихся над ней людей. Врачей в масках и защитных очках.