Два мира по цене одного (СИ), стр. 24

— Я правда…

— Да мне, в общем-то, плевать! Три месяца назад ты сумел меня убедить, что изменился. Ох, как ты пел про необходимость карьерного рывка и своих навыках пиарщика! Я аж уши развесил, дурак старый! А ты, я смотрю, той же рохлей и остался! Ты что же, думаешь, сможешь у силовиков купить себе свободу какими-то знаниями о моих делах? Так я тебя уверяю — не купишь! Им невыгодно сейчас на меня дела поднимать! Не после того, как президент подписал указ о назначении меня и.о. губернатора Сахалина.

“Твою мать! Во что ты меня втравил, урод!”

Ингви поплыл. Сложно сказать, что стало решающим фактором: напор губернатора, понимание того, что он находится в реале, или то, что он ни черта не понимал в происходящем. Всё вместе, скорее всего. Спас его тревожный сигнал “Медбота”, сообщивший, что у собеседника сильно возрос пульс.

— Поберегите сердце, Николай Олегович, — на автомате, не успев даже обдумать последствия своих слов, выдал игрок. — В вашем возрасте…

Глава региона замолчал. Очень опасно замолчал. Сузил глаза, явно рассчитывая просверлить дырку у Ингви во лбу. На миг последнему даже показалось, что губернатор его ударит. Но он лишь рассмеялся.

— Дерзишь? Значит, есть всё-таки характер? Ладно, говори, что решил? Со мной или без меня?

Мозг игрока лихорадочно пытался найти ответ — при том, что вопрос был абсолютно непонятен — но безрезультатно. В голове крутились лишь обрывки образов и мыслей, никак не желающих становиться цельной картиной. Вчерашний разговор с двойником и сегодняшний — с губернатором, накладывались друг на друга и не давали сосредоточиться.

“Со мной или без меня?”

“Тут Изнанка между мирами, только проекции наших тел…”

“Ох, как ты пел про необходимость карьерного рывка…”

“Совпадение биотоков мозга, отрицание собственной реальности…”

“Сахалин или вольные хлеба?”

“А мне вот у тебя как-то не очень…”

И где тут, между словами губернатора и двойника, вспышкой сверкнуло осознание. Не было никакого случайного обмена — Игорь ему врал! Слишком много для “случайности” он знал! Слишком спокойно и уверенно говорил об этом! И ведь рассчитывал вернуться!

“Тварь! Подставил меня! Под свои косяки меня подставил!”

О своём опьянении открывающимися возможностями, равно как и об отказе возвращаться, Ингви даже не вспомнил.

— Мне тебе дать время подумать может? — с явным сарказмом произнес губернатор. — Мы же никуда не спешим, нам только на следующей неделе дела на Сахалине принимать.

— Николай Олегович… — нужно было что-то сказать, но кроме имени начальника на язык ничего не шло.

— Говорили мне тебе не верить… Не слушал умных людей. Ну, ладно, никогда, как говориться, не поздно. Пошёл вон, Игорь. Уволен. Бумаги к вечеру будут готовы. С полицией сам разбирайся, моей руки над тобой больше нет.

С этими словами глава региона к разговору интерес утратил и демонстративно углубился в изучение бумаг у себя на столе. Ингви же замер, не веря в то, что сейчас услышал.

“Уволен? Что значит уволен? За что?”

Он не знал ни как ему реагировать, ни что делать дальше. Просто стоял с весьма глупым видом, чуть приоткрыв рот.

“Уговаривать его теперь, что ли? Типа, одуматься и переменить решение? Уйти с гордым и независимым видом? Что делать-то? Двойник, сука!”

Геймер не был знаком с этим миром настолько, чтобы предвидеть все последствия, которые его теперь ждут. Но одно понимал точно — без покровительства губернатора одних только возможностей “Медбота” будет недостаточно для планируемого дохода. Ведь одно дело, если советы заглянуть к врачу даёт действующий пресс-секретарь, и совсем иное — бывший, да ещё и с подмоченной репутацией. С таким статусом только на таких клиентов, как охранник у входа, и стоит рассчитывать.

“Поеду на это дебильные “Битвы экстрасенсов”! Нужен он мне, губернатор этот! Вместе со своим Благовещенском сраным! В Москву! Столица — это в любом мире возможности!”

“В какую Москву, нубло тупое? Ты слышал, что он говорил про полицию? Тебя никто отсюда не выпустит! Закроют в камере, и всё! Двойник тут реально что-то намутил страшное, сука такая!”

“Что делать тогда? В ноги ему падать? Я и не против, но только вряд ли поможет!”

И — чудо! — в этот момент голову Ингви посетила мысль, до которой в других обстоятельствах он бы никогда не додумался. Он понял, что нужно делать, хотя это и было против всех правил, по которым он жил. Нужно было сказать главе региона правду. Про двойника, про свой “второй слой” и возможности, которые он открывает.

“Это губернатор, а не зритель шоу про экстрасенсов! Он даже слушать не будет! Посчитает бредом!”

“А это как подать! Без всяких чудес и магии если, то может и проканать! Ему пригодятся мои возможности в политике. Представь — я буду знать состояние здоровья каждого его союзника и противника! Он не сможет против этого устоять!”

“Если он и поверит, то мигом тебя на цепь посадит!”

“Или он, или полиция! У него — предпочтительнее!”

— Ты ещё здесь, Игорь? — губернатор поднял равнодушный взгляд поверх бумаг. — Мы закончили, если ты не понял ещё.

— Нет, — удивляясь тому, что его голос не дрожит от страха, ответил Ингви. — Мы не закончили. Есть ещё одна тема для разговора.

— А я всё гадал, когда ты начнёшь угрожать своей осведомлённостью о моих делах! — с нескрываемой иронией произнес глава региона. — Что ж! Уложишься в пять минут? Больше, извини, не могу тебе уделить.

— Уложусь, Николай Олегович. И угрожать не буду. Только вы не перебивайте, даже если будет казаться, что я какую-то хрень несу.

Седоватый мужчина заинтересованно поднял брови и посмотрел на часы.

— Заинтриговал. Начинай.

7. Джо?нни-мнемо?ник

Из виртуальности в тот день Игорь так и не вышел. Сперва пришлось дожидаться пока возродятся воины поселения, затем — принимать благодарности спасённых, а после и вовсе участвовать в празднике, устроенный местными в его честь. Впрочем, не слишком-то ему и хотелось покидать тёплую атмосферу места, где все были ему рады, и возвращаться в стерильную чистоту технологического жилища. Накрытые столы возле общинных домов, горящие костры, визги детворы и тосты, которые древни без устали поднимали во имя спасителя — это здорово выигрывало перед серыми стенами, капсулой виртуальной реальности и безвкусной массой на ужин.

Далеко не первый камень на весы сравнения двух миров.

Боярин наслаждался покоем в душе, которого не ощущал уже очень давно. Пусть вокруг были нарисованные декорации, пусть вкус еды на самом деле был результатом стимулирования определённых областей мозга умной начинкой вирткапусулы, даже дар, если подумать, был не более чем иллюзией. Но именно здесь он чувствовал его отклик, в виртуальности тело блаженствовало от сытости, а улыбчивое лицо зеленокожей Ивы совершенно откровенно обещало, что ночь сном не закончится. Чего ещё желать человеку, который запутался в собственных желаниях и поступках? Ненадолго отдаться течению — это было как раз то, что нужно изгнаннику и путешественнику между мирами.

“Плюнуть на всё и остаться здесь? — размышлял он, прикладываясь к кружке и обнаруживая, что она уже пуста. — Здесь я в силе, могу легко найти союзников. Какая разница, что это виртуальность и бабы зелёные? Есть и традиционных расцветок, а что до виара… Что вообще является реальностью? Скачки по Параллелям? Неудачные попытки убежать от последствий своей деятельности — это реальность? Да к чертям её тогда, такую реальность!”

Оберт, тоже решивший не покидать игру, раз уж пошла такая пьянка, тем временем сообщил о росте репутации с насельниками данжа. Аккурат в тот момент, когда Ива подошла совсем близко, обдав Игоря запахом — настоящим! запахом женской кожи и, отчего-то, свежескошенной травы. Это было так неожиданно и одуряюще-возбуждающе, что он пропустил мимо ушей большую часть реплики соседа. Только концовку услышал про то, что тот подрос на десяток уровней благодаря закрытию квеста по спасению деревни. На него, как на находящегося в группе с боярином, благодать падала в виде понятных цифр и значений, а не улыбок и тостов.