Искажающие реальность 4 (СИ), стр. 8

* Примечание: информация получена из косвенных источников и требует уточнения.

Рой? Что ещё за Рой? И кто с кем сражался в той удалённой звёздной системе? К сожалению, более подробной информации в базе данных не содержалось. Старый Аюх, хоть и всю жизнь проработал Навигатором и прекрасно разбирался в звёздных картах и космических расах, тоже этой информацией не владел.

Получалось, что ничего полезного для себя мы не узнали – точка старта, а тем более конечная точка маршрута загадочного космического странника находились настолько далеко от доступных нам территорий, что воспользоваться полученной информацией и достигнуть тех мест мы не могли. Тем не менее, я попросил Навигатора и всех присутствующих сохранить эти сведения в тайне.

Позаниматься в спокойной обстановке мне так и не дали. Аюх засел за навигаторским пультом, по просьбе Улине Тар высчитывая варианты рискованных, но потенциально весьма прибыльных торговых маршрутов – моя компаньонка всё тешила себя надеждами вернуть нам всем нормальную репутацию и смыть пятно пиратства с нашего корабля. По замыслу Торговки, сразу после завершения войны на Земле нужно будет совершить несколько рейсов, перевозя востребованные грузы в удалённые и оттого не слишком щепетильные по части посетивших их торговцев колонии. Несколько успешных рейсов, и настороженность клиентов сойдёт на нет, а вместе с ней отмоется и дурная слава. Я не вмешивался в беседу уважаемых членов команды и тем более не спорил, хотя что-то мне подсказывало, что с моим непоседливым характером и умением влипать в неприятности отмыться от пятна пиратства будет ой как непросто!

* * *

– Выходим из прыжка через девяносто секунд! – сообщил Пилот Звездолёта, в эту минуту сосредоточенный и важный донельзя.

– Подтверждаю, что энергии в накопителях хватает для гиперпрыжка к Земле, – из динамика раздался голос нашего Инженера миелонца Орун Ва-Марта, находящегося сейчас в машинном отделении.

– Что же, Дмитррр тогда и нет смысла стыковаться. Проси сразу у диспетчеров свободную полосу для разгона! Вектор 114:37:22, дальность 4,3 единицы, у меня до сих пор в наладоннике записано, – старый Навигатор ещё с командой грузопассажирского челнока «Шиамиру» не раз летал к Земле с Касти-Утш III и потому ему не было необходимости воспроизводить заново все расчёты.

Это хорошо, что энергии хватало, и можно было сразу отправляться на помощь своим. А то регулярно мотающиеся то под Купол, то снова в игру Имран и Эдуард приносили всё более дурные вести. Нода «Сельва» пала. Более того, Тёмная Фракция сумела основательно закрепиться на этой территории, высадив на антигравах «Сио-Ми-Дори» уже три волны десантников общим числом под полторы тысячи бойцов. Морем на пароме гэкхо в «Сельву» противником была доставлена тяжёлая бронетехника и реактивная артиллерия. Таким образом, Тёмная Фракция сформировала ударный кулак, угрожающий с незащищённого юга всем нашим территориям. Ситуация была критической – я не представлял, где наши директора возьмут достаточно бойцов воевать сразу на два фронта.

Но это были ещё не все плохие новости. Подтвердилась казавшаяся невозможной информация о падении немецкой столичной ноды. Противник захватил остров и уже оттуда антигравами перебрасывал штурмовые группы по всему нашему побережью. Без боя была сдана самая южная нода «Тропики» – полсотни игроков мирных профессий не имели никаких шансов противостоять многократно превосходящим силам противника и по приказу Лозовского отошли на территорию союзной немецкой фракции. При этом все прекрасно понимали, что три сотни игроков фракции H6, пусть даже усиленные кентаврами и нашей полусотней строителей, не имели никаких шансов выстоять в случае серьёзной атаки. Судьба фракции H6 висела буквально на волоске.

Вся надежда оставалась на как можно скорейшее прибытие моего звездолёта. По-хорошему путём предложенных самим генералом Уй-Така переговоров или по-плохому беспощадной орбитальной бомбардировкой, но я намеревался остановить эту кровопролитную войну. Полёт от Касти-Утш III до Земли занимал девять часов. Столько времени моя фракция однозначно продержится, пусть даже возможно ценой потери каких-то территорий. Но вот в способности сильно потрёпанных союзников продержаться девять часов я был вовсе не уверен.

Но вот, наконец, выход из гиперпространства! Местная станция представляла из себя не исполинских размеров веретено, а фактически плоскую металлическую тарелку диаметром километров восемь. Причём у неё имелся не один вход в док, как на пиратской станции Меду-Ро IV, а сразу много по всему периметру, что было весьма удобно. И как же тут оживлённо! Тысячи и тысячи звездолётов, причём все как один миелонского производства.

Я не сразу понял, отчего вдруг напряжённо замолчали Аюх и пришедшая на мостик обычно весьма разговорчивая Улине Тар. Отчего переводчица Айни, приглашённая на случай употребления местными диспетчерами сложных непонятных терминов, сползла с кресла и постаралась по-тихому удалиться. Да и наш Пилот Дмитрий Желтов что-то посерел лицом и неуверенно обернулся на меня в надежде получить объяснения, а возможно и дальнейшие распоряжения. Что не так? А потом до меня дошло: тут среди тысяч кораблей не было ни одного мирного звездолёта! Только боевые фрегаты, линкоры, кэриеры и десантные корабли! Мы случайно нашли миелонский флот!

Посреди этой миелонской армады наш маленький фрегат мелеефатской сборки смотрелся явно попавшим «не в свой район» чужаком. Не один я так рассуждал – приборы показали, что нас действительно активно сканируют и изучают. Ну и пусть, я свободный нейтральный капитан, ничего плохого миелонцам не делал, так что имею полное право находиться тут возле популярной торговой станции. Наконец, монитор просветлел, молодая пушистая миелонка-диспетчер поинтересовалась:

– Свободный капитан герд Комар, какова цель вашего прибытия на Касти-Утш III?

Цель прибытия? Я честно сообщил симпатичной миелонке, что не собираюсь тут задерживаться и даже входить в док. Касти-Утш III – лишь промежуточная точка моего маршрута, и сейчас мне нужен свободный коридор для разгона перед очередным гиперпрыжком.

– Боюсь, этого невозможно, герд Комар, – кошечка на экране хищно оскалилась и прижала ушки, сразу потеряв свою миловидность. – На станции и окрестных территориях временно введён режим боевой операции. Ни один звездолёт не имеет права пользоваться дальней связью и покидать станцию в течение следующих пяти стандартных суток – таков приказ командующей лэнг Кисси-Мяу. Так что добро пожаловать на Касти-Утш III, герд Комар!

Глава третья. Касти Утш III

Пять суток??? Но это же конец всему! С досады я сорвал с головы пластиково-керамические наушники и с силой швырнул их в стену, вдребезги разнося хрупкую вещь. Однако выбора не было, пришлось подчиняться требованиям диспетчеров и направлять корабль в док. Тем более что нездоровая активность миелонских перехватчиков, на малых радиусах накручивающих виражи вокруг моего фрегата, показывала, что уйти нам бы всё равно не позволили.

Моя помощь в переводе не требовалось – диспетчеры прекрасно говорили на языке гэкхо, и наш Пилот Звездолёта способен был напрямую понимать их команды. Приказав Дмитрию Желтову самостоятельно заниматься всеми маневровыми операциями, я направился в свою каюту. Находился я на взводе, и видимо это чувствовалось, так как при моём движении по коридорам члены команды испуганно вжимались в стены и опускали глаза.

– Тини! – вызвал я своего воспитанника, и через несколько секунд миелонский воришка уже стоял у меня в каюте. – Срочно выходи в реал, связывайся со своей знакомой Великой Проповедницей лэнг Амиру У-Маяу и объясняй ей ситуацию. Мы не можем торчать тут пять суток, нас ждут неотложные дела!

«Котёнок» понятливо кивнул и поспешил выполнять приказ. Но не успела за миелонцем закрыться дверь, как в проёме показалась Валери-Урла. Видимо, случилось что-то важное, раз обычно замкнутая и стеснительная тайликанская девушка сама пришла о чём-то поговорить с капитаном.