Искажающие реальность 4 (СИ), стр. 34

Навык Ощущение Опасности повышен до пятьдесят четвёртого уровня!

Я почему-то в эти мгновения вспомнил «Шиамиру» и полёты с капитаном Ураз Тухшем. После чего был сильнейший удар, треск ломающегося оборудования и переборок, и в глазах у меня потемнело…

Глава двенадцатая. Медицина и наглость

Пришёл в себя я от резкой боли. И даже взвыл, не сумев её вытерпеть, хотя доносящийся словно из-за стены глухой голос и просил меня потерпеть, так как сейчас будет вколото обезболивающее. Действительно полегчало. Тёмные круги пред глазами поблекли и исчезли, я сумел осмотреться.

Находился я на капитанском мостике, вот только узнать помещение из-за груд мусора и обломков оборудования было непросто. Надо мной склонился Медик герд Мауу-Ла Мя-Сса, проводя какие-то манипуляции с моим левым плечом. Рядом левитировал уже знакомый «гроб», от которого к моему телу тянулись шланги и провода. Скосив глаза, я увидел у себя на груди и предплечии обильно пропитавшиеся ярко-алой кровью пористые синтетические тампоны. Медик, совершенно беспардонно повернув мою голову обратно и внимательно изучив зрачки, пояснил происходящее:

– Сломана ключица, открытый перелом, повреждены крупные сосуды. Но я уже вправил обломки кости и зафиксировал их медицинским клеем, потерю крови компенсировал перфтораном. Рану заканчиваю обрабатывать, сейчас зашью и прикрою заживляющим саморассасывающимся пластырем. Надорваны связки, имелся вывих левого плечевого сустава, но я уже всё поставил на место. Капитан, пару дней вам придётся походить в фиксирующей повязке. К тому времени уже полностью пройдёт негативный эффект от наркотического отравления, параметр вашего Телосложения восстановится, и заживление пойдёт ускоренными темпами.

Всего два дня походить в повязке? Для человека, на огромной скорости сверзнувшегося с небес и едва не отдавшего концы при ударе о грешную землю, звучало очень даже ободряюще. Пока что я слабо представлял, получится ли носить Энергетический доспех Слышащего поверх зафиксированного медицинскими повязками плеча, но в любом случае можно сказать, что повезло – после крушения звездолёта можно было ожидать куда худших последствий. Я поинтересовался состоянием остальных членов экипажа. Все живы?

– Да, капитан, живы все. Ваша Тушихх сломал правую ногу, его брат-близнец Баша Тушихх левую. Основную работу с ними я закончил, передвигаться с осторожностью уже могут, а дня за три восстановятся без последствий. У других членов команды имеются ссадины и ушибы, но ничего серьёзного. Больше всего пострадали именно вы, капитан. Всё, я закончил. Постарайтесь не напрягать плечо хотя бы ближайшие сутки.

Тощий миелонец аккуратно свернул в летающий «гроб» все шланги и жгуты проводов, собираясь уходить, но я остановил его, придержав за плечо:

– Хочу сказать «спасибо». Ты менее стандартных суток у меня на звездолёте, но уже не представляю, как мы могли обходиться без настолько умелого и опытного Медика.

Миелонец растянул зубастую пасть в подобии улыбки. Явно данный жест был подсмотрен у людей, поскольку у его расы ничего подобного я не видел, там демонстрация зубов означала именно оскал и угрозу.

– Для меня это интересный опыт и быстрая прокачка навыков. А если, герд Комар, вы с такой же частотой будете и дальше попадать в разные передряги, то вскоре я смогу написать целую монографию о лечении людей.

Наверное, это была всё же шутка, хотя Медик сохранял серьёзное выражение мохнатой морды. Я осторожно попробовал пошевелить плечом и левой рукой, и безмерно удивился, так как рука работала, а неприятные ощущения были минимальными.

– Ты просто волшебник, Мауу-Ла! Если тебе требуется что-либо из медикаментов или оборудования, поговори с Улине Тар. Скажи ей, капитан заранее одобрил закупку.

Рыжий тощий миелонец совсем по-человечески поклонился и вышел в коридор, толкая перед собой левитирующий контейнер. Не успел Медик удалиться, как его место рядом со мной моментально заняли Пилот Звездолёта и чешуйчатый Аналитик.

– Герд Комар, моя вина… – начал полным раскаяния голосом оправдываться Дмитрий Желтов. – В горячке боя за всеми этими манёврами не уследил за высотой и скоростью. Уже в самом конце как мог пытался увести траекторию от вертикальной и снизить угол падения. Сели «на брюхо» – скорость была слишком большой, все посадочные опоры сразу же подломились. Пропахали метров триста, обдирая обшивку… Сейчас хозяйка звездолёта Улине Тар вместе с Аван Тоем и Аюхом оценивают ущерб.

– И где мы в итоге сели? – полюбопытствовал я, протягивая здоровую руку своему другу, чтобы он помог мне встать.

– На космодроме гэкхо… ну, почти… Не вписались в посадочную площадку, проломили заграждение, на две трети фюзеляж торчит снаружи. Но разрушения в космопорте минимальные. Поправить пару секций забора и световую мачту заново поставить, не думаю, что дорого обойдётся. Готов из своих денег компенсировать гэкхо ущерб!

Я лишь отмахнулся от этого нелепого предложения. На мой взгляд, Пилот Звездолёта и так сделал больше, чем мог, стараясь сохранить фрегат, а нам всем жизни. Он заслуживал награды, а вовсе не взыскания. Основная же вина в разрушениях лежала на властях космопорта, не сумевших обеспечить безопасность на вверенной им территории. Именно это я и ответил членам команды.

– Да. С гэкхо говорить. Нужно. Рекомендовать быть строгость. И наглый.

Интересное предложение поступило от колючего Аналитика, кстати уже достигшего 63-го уровня. Быть наглым в разговоре с гэкхо? Быть наглым… Что же, можно попробовать. Нет, я вовсе не забыл слова Дипломата моей фракции Ивана Лозовского, рекомендовавшего быть предельно вежливыми с сюзеренами человечества. Но, похоже, сейчас был именно тот случай, когда этой рекомендацией можно было пренебречь.

– Хороший. Договор выполнен. Джарг соблюдает.

С этими словами Аналитик протянул мне обещанный чёрный отполированный камень, который я тут же для надёжности спрятал в Инвентарь.

– А что с кораблями пиратов? – встрепенулся я, припомнив конец воздушного боя. – Один мы сбили… Куда он, кстати, упал?

Ответил мне Дмитрий Желтов, как непосредственно участвовавший в небесной круговерти и наиболее осведомлённый:

– Перехватчики не стали спускаться в плотные слои атмосферы и после смерти лидера пиратов сразу же вышли из боя. А вот фрегат-невидимка рухнул куда-то в залив… У Аюха можно будет узнать точное место падения, Навигатор отслеживал всё происходящее. Неужели думаешь, что там могло что-либо ценное сохраниться? Падал он всё-таки совершенно неуправляемо, скорее всего развалился при ударе о воду.

Я попытался неопределённо пожать плечами, но поморщился от неприятных ощущений – травма всё-таки сказывалась. Так, ладно, с упавшим кораблём потом разберёмся, сейчас имелись более первоочередные дела. Прежде всего, это разговор со вспыльчивым и не любящим промедлений хозяином Земли кунг Вайд Шишишем. Вот только перед этим важнейшим разговором мне нужно было всё же прийти в себя. Я попытался оценить своё состояние.

Так, стоять на своих ногах я мог. И ходить, судя по всему, тоже. Не слишком уверенный в результате, попробовал переложить элементы своего Энергетического доспеха Слышащего в соответствующие слоты экипировки. Получилось, хотя итог вышел забавный – бронированная металлическая рука пластиковыми ремнями в полусогнутом виде оказалась плотно примотана к чёрному матовому туловищу. Никакой возможности использовать левую руку не было. Ладно, временно сойдёт и так…

В помещение вошла Минн-О Ла-Фин с громадной шишкой на лбу. Эту шишку на пепельно-серой коже принцессы было бы не так заметно, если бы не ярко-синяя противоотёчная мазь, густым слоем покрывавшая лоб девушки. Супруга кинулась было ко мне, желая горячо обнять, но увидела травмированную руку и резко остановилась, ограничившись лишь приветливой улыбкой. Что-то с Минн-О было не так, и к шишке на лбу это никакого отношения не имело. Я долго смотрел на супругу и не мог понять, что меня смущает. А потом до меня вдруг дошло: