Искажающие реальность 4 (СИ), стр. 3

– Иван, что же тогда получается? – задал свой вопрос один из ранее молчавших кураторов. – Вы сами только что сказали, что править в том мире могут только маги. Но последний из династии магов Ла-Фин скончался, не оставив наследников с магическими талантами. Кто же тогда станет новым главой Первой Директории и, фактически, властителем игроков «Тёмной Фракции» не в игре, но в реальном мире?

В зале шум и разговоры сразу же стихли, все внимательно слушали ответ Ивана Лозовского. В наступившей тишине слова Дипломата прозвучали достаточно резко:

– Новый правитель Первой Директории – это наш Комар! Внучка соправителя Тумор-Анху Ла-Фина принцесса Минн-О Ла-Фин стала младшей женой игрока нашей фракции, несомненно обладающего магическими способностями. По законам магократического мира этого вполне достаточно, чтобы именно Кирилл Комаров считался новым соправителем параллельного мира!

В помещении опять стало шумно – собравшиеся кураторы активно обсуждали эту новость. Впрочем, разговоры сразу же стихли, когда двери зала тихо приоткрылись, и к спикеру быстрым шагом подошёл, а скорее даже подбежал взволнованный молодой офицер, протягивая трубку телефона и указывая рукой в сторону коридора, где связь не глушилась. Генерал-майор извинился перед собравшимися и поспешил на выход.

Явно случилось нечто неординарное, раз секретное совещание было прервано. В притихшем зале собравшиеся шёпотом высказывали разные предположения, но чаще всё звучало слово «война». И действительно, вошедший через три минуты с помертвевшим лицом спикер объявил:

– Война!!! В пять утра по времени игрового мира наша нода «Сельва» была атакована «Тёмной Фракцией». В условиях сильного тумана на пятнадцати десантно-штурмовых антигравах «Сио-Ми-Дори» противник скрытно пришёл со стороны леса и высадился прямо на тридцать четвёртой заставе. И хотя застать врасплох наших бойцов не удалось, бой был недолгим. Тридцать четвёртая застава потеряна, а вместе с ней и вся «Сельва». Нода «Тропики» и её гарнизон отрезаны от основной нашей территории. И это ещё не все плохие новости…

Генерал-майор вытер со лба проступившую испарину и продолжил, в его голосе проскальзывали плохо скрываемые панические нотки:

– Одновременно с этим с прибывшего в столичную немецкую ноду парома гэкхо высадилось не менее трёхсот бойцов «Тёмной Фракции», большинство из которых были экипированы в экзоскелетную броню и несли тяжёлое вооружение. Противнику удалось застать врасплох наших союзников – никто не ожидал нападения на окружённый со всех сторон водой остров, к тому же практически все способные держать оружие игроки фракции H6 находились в этот момент на нашей территории! Остров захвачен, штурмовики «Тёмной Фракции» сразу без всяких разговоров расстреливают тех немцев, кто пытается войти в игру или возродиться. А это всё значит… – поскольку спикер замолчал, Иван Лозовский продолжил за него:

– Это значит, что никаких шестисот союзных бойцов у нас больше нет. Фракция H6 сильно упала в численности и больше не способна выставить такое количество людей. Их максимум теперь триста сорок восемь человек, да и те наверняка будут заняты обороной оставшихся у фракции H6 двух береговых нод первого и второго уровня.

Чёрт, чёрт, чёрт! Иван Лозовский злился на себя и всех остальных. Сейчас, когда атака уже свершилась, он не понимал, как они могли быть так слепы? Почему выстроили крепкую оборону на границе и на этом успокоились? Ведь знали же прекрасно, что генерал Уй-Така считается в своём мире непревзойдённым тактиком. Он и не стал ломиться через все эти минные поля и глубокую эшелонированную оборону, а высадил десант глубоко в тылу, перерезав единственную дорогу на юг и фактически вычеркнув из дальнейшей борьбы немецкую фракцию. Всего один ход, и ситуация сразу стала аховой!

Без поддержки падёт отрезанная от основной территории нода «Тропики», в которой сейчас находится менее полусотни игроков фракции H3, причём преимущественно строители. Да и немцы не смогут удержать оставшиеся гексагоны и очень быстро падут. Выслать же на юг подкрепление значило отзывать людей и ослаблять северную границу с «Тёмной Фракцией», чего противник наверняка только и ждал. Фактически, говоря шахматным языком, фракции H3 был поставлен шах, за которым вполне мог последовать и мат. По крайней мере, руководитель фракции хороших ходов не видел – любое действие или бездействие приводило лишь к дальнейшему ухудшению ситуации.

– Но как они могли приплыть на пароме? – со всех слышались удивлённые и возмущённые голоса кураторов. – Гэкхо же не вмешиваются в разборки своих вассалов-людей!

– Они и не вмешиваются, – ответил генерал-майор на все эти возмущения. – Дипломат гэкхо Коста Дыхш уже подтвердил нейтралитет. По его словам, гэкхо просто перевезли тех, кто заплатил им за перевозку. Причём Дипломат напомнил, что наша фракция тоже ранее не единожды пользовалась паромом и перевозила своих людей и грузы, в том числе военные. Вот только, подозреваю, перевозка сразу трёхсот десантников вместе с тяжёлым вооружением и другим снаряжением должна была влететь нашему врагу в копеечку!  Это же как минимум полмиллиона драгоценных кристаллов! Откуда у «Тёмной Фракции» такие деньжищи?!

Иван Лозовский промолчал и лишь угрюмо опустил голову. Он-то прекрасно понимал, откуда у врага появились эти полмиллиона кристаллов, поскольку сам в присутствии герд Тамары и других надёжных игроков фракции передал эти кристаллы представителю «Тёмной Фракции» в качестве обещанной платы за совершённый теракт!

Глава первая. Разговор с экипажем

Ровное гудение двигателей не замечаешь уже через полчаса полёта. Наоборот, любое изменение в их привычной тональности сразу же вызывает тревогу, а когда всё работает исправно, звук даже успокаивает. Мой фрегат «Толили-Ух X» благополучно покинул док пиратской станции «Меду-Ро IV» и, набрав скорость, ушёл в гиперпространственный прыжок к миелонскому торговому хабу Касти-Утш III. Никто на выходе со станции нас не встречал и не преследовал, что безусловно радовало. Я всё рассчитал верно, и ремонт моего звездолёта закончился раньше, чем успел подойти флот рассерженного прайда Косматого Убийцы.

Лишь после того, как опасность миновала, моя компаньонка Улине Тар сняла скафандр и ушла в свою каюту, попросив её не беспокоить. Я знал, что тревожило мою мохнатую подругу. Денег фактически не осталось ни у неё, ни у меня. Все попытки поискать попутные грузы до миелонской станции заканчивались тем, что торговцы шарахались от нас, словно от прокажённых. Вот оно, прямое следствие пиратской славы Комара! Законопослушные капитаны не хотели иметь никаких дел со мной и моим кораблём. Улине Тар, представительницу древнего рода космических торговцев с твёрдой наработанной поколениями репутацией, такое отношение безусловно раздражало. Как можно заниматься торговлей, когда все приличные купцы тебя сторонятся?!

А тут ещё назревающая война между туземными вассальными фракциями на отшибе Вселенной, в которую собирался втянуть её компаньон-человек. Война – это всегда большие расходы. А Улине своими глазами видела ту планету и её нищих аборигенов. У которых просто-напросто не было ничего ценного, что могло бы заинтересовать Торговку гэкхо, и чем туземцы расплатились бы за её потерянное время. А потому у моей мохнатой подруги действительно имелись основания для дурного настроения, тревог и расстройства.

Но ничего тут не поделаешь, мне действительно пришлось отправляться на Касти-Утш III без груза и со слабым пониманием того, на какие средства собираюсь приобретать артефакты древней расы реликтов, пересланные туда скупщиком краденного с пиратской станции. Миелонский торговый хаб – территория закона, где не получится просто отобрать приглянувшиеся артефакты, пусть даже они когда-то принадлежали членам моей команды и были у них отобраны силой. Вещи с тех пор успели сменить как минимум троих владельцев, а потому доказать свои права на них было уже невозможно. Но ладно, посмотрю уже на месте, может какие мысли и появятся.