Искажающие реальность 4 (СИ), стр. 28

Чёрт, снова этот трудный разговор… Пять дней я с дрожью думал о том, что придётся когда-то возвращаться к этой поднятой психологом теме и давать ей ответ. Как бы мне хотелось, подобно засунувшему голову в песок страусу, отрешиться от всех внешних проблем и просто жить своей жизнью! Но, к огромному сожалению, это было невозможно.

– Ирина, пять дней я размышлял над этим. И не понимаю, почему меня так настойчиво выдавливают из фракции. Чтобы Иван Лозовский мог стать лэнгом? Это его инициатива? Но разве новые возможности лидера компенсируют потерю фракцией единственного Слышащего вместе со звездолётом и всем «Отрядом Комара»?

Я думал, что столь прямо поставленный вопрос смутит мою собеседницу. Однако ошибся. Ирина, наоборот, заметно обрадовалась, что я наконец-то решился обсуждать столь острый вопрос. 

– Кирилл, а кто тебе сказал, что в России только один Купол? Да, этот старейший и самый крупный по количеству игроков. Но имеются и другие. И игроки «Первого Легиона» даже ездили в командировки, обучали соседей азам игры, искажающей реальность. По большому счёту разницы нет, в какой из российских фракций ты будешь числиться со своим звездолётом и «Отрядом Комара», так как в конечном итоге все новые технологии, все принесённые из космоса новинки будут попадать по одному и тому же адресу. И пусть в новой фракции будет всего тридцать игроков и одна нода первого уровня, зато минимум управленческой рутины, а ты со своей Известностью и Авторитетом моментально станешь лэнгом!

Вот оно что… Я сразу сообразил, что данное предложение пришло «сверху», и вовсе не Иван Лозовский был его инициатором. Кураторы хотели «развести» меня и карьериста-дипломата, а заодно и других статусных игроков, так как мы мешали друг другу развиваться. Вот только мне менять шило на мыло… Я подбирал слова для деликатного отказа, но ничего говорить не пришлось. Ирина вдруг со стоном откинулась на спинку скамейки и обхватила голову руками:

– Комар… Кирилл… Что-то мне совсем плохо. В глазах потемнело… Помоги мне дойти до медблока. Или вызови сюда врача.

Я растерялся и заозирался, пытаясь сообразить, в какой стороне здание медицинского блока. И обнаружил бегущего по аллейке в мою сторону Имрана. Еще не успев приблизиться, дагестанский атлет издалека закричал:

– Что-то неладное творится, Комар! В столовой сразу у двух поваров припадок – упали на пол, корчатся, жалуются на плохое самочувствие и сильную головную боль! Народ в панике, все кричат, что еду похоже отравили! И некоторые тоже жалуются на плохое самочувствие.

Я указал своему другу на тихо подвывающую от боли и прижимающую ладони к вискам Ирину Чусовкину:

– Уже сам вижу. И «безопасник» Александр Антипов тоже жаловался на сильную головную боль! Возьми Ирину на руки и скорее неси к медикам! Пусть врачи определят причину отравления, или что тут происходит. Быстрее! Каждая секунда может быть дорога!

Имран спорить не стал, подхватил на руки женщину и вслед за мной побежал прямо через кусты напрямик к медблоку. Уже в дверях медицинского корпуса мы столкнулись с выходящими от врачей недовольным Александром Антиповым:

– Нет у них более сильных обезболивающих, да в жизни не поверю! – начал он непонятно зачем жаловаться мне на чёрствость медперсонала. – Меня после информации о просачивании «тёмных» в наш мир кураторы экстренно вызывают на совещание в Москву, а голова раскалывается, терпеть просто сил нет. Как я буду им что-то докладывать, когда даже говорить от боли могу с большим трудом?!

– Александр, это очень важно, вы были сегодня в столовой? – строгим тоном спросил я директора.

– Нет, времени завтракать и обедать сегодня не было из-за обилия дел. Держался на кофе и бутербродах. А в чём дело?

Я посмотрел на потерявшую сознание и обмякшую на руках дагестанского атлета Ирину, на стоящего передо мной недовольно корчащегося от головной боли директора по безопасности, и решительно заявил:

– Никто ни в какую Москву не летит!!! У нас тут в лучшем случае массовое отравление, но скорее всего эпидемия неизвестной сильно заразной болезни! Нужно отдать приказ изолировать Купол от внешнего мира и категорически запретить сотрудникам выходить наружу!!!

Александр Антипов несколько секунд напряжённо смотрел на меня, потом кивнул, достал с пояса рацию и передал «на пост один» приказ никого не выпускать из Купола, несмотря на любые пропуска и подписи самых высоких начальников на них. Затем «безопасник» озвучил мысль, которая вертелась и у меня самого на языке:

– Кажется, становится понятным, почему Ирина так поспешно покинула вчера Купол! И зачем вообще возвращалась сюда на секретный объект после свадьбы брата, хотя вполне могла сбежать двумя днями ранее.

– Да, очень похоже на то, что к нам прилетела «ответка» от «Тёмной Фракции», – с тяжёлым вздохом согласился я. – Месть за подрыв большого количества магов на похоронах Тумор-Анху Ла-Фина и перенесение боевых действий из виртуальной игры в реальный мир. Причём это именно показательная демонстрация силы, а не её применение. Ведь большинству находящихся тут под Куполом сотрудников никакие болезни не страшны – игра всё вылечит. В опасности только обслуживающий персонал и единицы тех, кто связан с игрой, но не имеет своего персонажа.

– Да, вроде меня или психолога фракции, – задумчиво согласился Александр Антипов.

– Именно. Ставка на военную победу не сработала, наша фракция выстояла, несмотря на внезапность и тяжесть удара «тёмных». И потому «тёмные» меняют тактику. Случившееся здесь под Куполом – демонстрация «Тёмной Фракции» своих возможностей, улучшение позиций перед скорыми мирными переговорами. В противном случае они применили бы биологическое оружие вовсе не здесь, а в соседней многомиллионной Москве!

Глава десятая. Огонь с небес

Я сидел на мостике перед рабочим пультом, ожидая ответа от диспетчеров космопорта и просто закипая от гнева. Эдуард, выходивший после нас с Имраном в реальный мир, подтвердил предположение о применении под Куполом биологического оружия. Шесть человек из числа гражданского персонала Купола умерли. Ещё двадцать семь находились в медблоке на карантине, большинство в тяжёлом состоянии, и медики затруднялись давать какие-то прогнозы. Самыми первыми заболели и погибли обе девушки-дежурных корпуса для статусных игроков, что давало основания предполагать, что распространение заразы началось именно оттуда. Затем водитель поливальной машины, старший повар, медсестра. Также не удалось спасти психолога фракции Ирину Чусовкину.

Никогда не видел Имрана в настолько подавленном состоянии. Мой дагестанский друг вот уже умми молча сидел в своей каюте и, не выпуская смертоносных клинков из рук и глядя в одну точку, то включал, то выключал энергетическую заточку мелкозазубренных лезвий. Единственная фраза, которую за всё это время произнёс Имран, была обращена ко мне:

– Жаль, что ближнего боя не будет, а стрельба будет вестись с орбиты. Комар, сожги их всех!!!

Не только Имран, но я тоже страшно переживал. Ирина Чусовкина – стильно выглядевшая для своих лет женщина, с которой ещё сегодня я общался, так и не пришла в себя и умерла в реанимационном отделении всего через полчаса после того, как мы донесли её до медблока. Скорость, с которой заразившиеся неизвестной болезнью люди умирали, шокировала. Поэтому, едва ознакомившись с принесённым герд Тарасовым списком приоритетных целей, я приказал Имрану вместе поскорее уходить в игру, так как мы близко контактировали с умершей и тоже наверняка уже были заражены смертельной болезнью. Тем более, что голова у меня и в самом деле начала болеть – не то от переживаний, не то из-за заражения, у меня совершенно не было желания это выяснять.

 «Всех» в словах Имрана подразумевало «Тёмную Фракцию» – именно наш главный противник, вне всякого сомнения, стоял за этой бесчеловечной атакой. Тем более что Минн-О, когда я по возвращению на звездолёт спросил свою младшую супругу о характерных симптомах быстро распространяющейся болезни, припомнила две страшных эпидемии, прокатившихся по её миру семьсот и сто восемьдесят лет назад. В обоих случаях болезнь вызывали одноклеточные водоросли, способные быстро размножаться внутри человеческого организма, и продукты жизнедеятельности которых вызывали острую аллергическую реакцию, в большинстве случаев приводящую к смерти. Мы немедленно передали эту информацию под Купол.