Искажающие реальность 4 (СИ), стр. 25

Однако, несмотря на тревоги и усталость, хозяин кабинета не забыл о нормах гостеприимства и предложил мне кофе или что покрепче. От алкоголя я категорически отказался – не отошёл ещё в игре от последствий миелонского праздника, а потому и в реальном мире даже сама мысль о спиртном вызывала резкое отторжение. А вот кофе был бы весьма кстати, о чём я и сообщил. Александр Антипов нажал на кнопку селектора и заказал некой Анюте три кофе в свой кабинет.

– Два кофе, мне не нужно, – быстро поправил Лозовский «безопасника» и уточнил: – Время возрождения подходит, нужно вскоре возвращаться в игру. Без меня, боюсь, китайцы не поймут, что им дальше делать.

– Китайцы? – удивился я, на что Александр Антипов с усмешкой прокомментировал:

– Да, наш директор всех удивил! Умотал неизвестно куда, никому ни слова не сказав, а через два дня «Тёмную Фракцию» с тыла атаковал полутысячный отряд бойцов фракции Human-1. Китайцы перебили немногочисленных пограничников, порушили врагу пару новых самых северных нод, но главное оттянули на себя внимание противника. Наши бойцы хоть смогли вздохнуть посвободнее и перегруппироваться. А на южном фронте так и вовсе перешли в контрнаступление! «Второй Легион» окончательно выдавил врага с «Сельвы» и сейчас преследует бегущих «тёмных» по болотам «Тропиков». Да что такое?! Спит Анюта, что ли…

«Безопасник» снова нажал кнопку селектора и повторил свой заказ кофе. Так и не дождавшись ответа от секретарши, с досады стукнул себя ладонью по лбу:

– Совсем забыл! Сейчас же режим КТА, и Анюта в игре. Хорошо, сам сделаю кофе, – «безопасник» тяжело с кряхтением встал из-за стола и направился на выход.

– Анюта весьма неплохой наводчик, кстати, – крикнул ему вслед Иван Лозовский, пока хозяин кабинета далеко не ушёл. – Во многом благодаря ей и другим корректировщикам наши 152-мм гаубицы с «Жёлтых Гор» разнесли в пыль высадившийся десант противника на побережье «Античного Пляжа». Да и то, что враг отступил из «Сельвы», так и не сумев там закрепиться, тоже во-многом результат хорошей корректировки огня.

– Так нода «Сельва» освобождена? – уточнил я, так как новость была весьма неожиданной и приятной.

– Нода по-прежнему нейтральная, – строго поправил меня руководитель фракции. – Наш клайм противник сбил в первые же минуты атаки, вот только закрепиться врагу мы не дали, несмотря на все их попытки построить в «Сельве» базу. «Тёмная Фракция» потеряла там один свой антиграв-штурмовик, и ещё два танка мы им подбили, противник вывез их морем на ремонт. Но самое главное: противник нёс тяжёлые потери в живой силе, особенно когда наши артиллеристы пристрелялись и стали каждые пятнадцать минут накрывать их базу термобарическими боеприпасами, прямо по точкам возрождения «тёмников». В итоге враг дрогнул и отступил дальше на юг, куда наша артиллерия уже не достаёт.

Иван Лозовский замолчал и обернулся. Убедился, что хозяин кабинета вышел, наклонился ко мне и, понизив голос до шёпота, сообщил:

– У нас тут ЧП совершенно другого плана. Что называется, пришла беда, откуда не ждали. Наша общая знакомая Медик Ирина сбежала из-под Купола!

– Как сбежала? – я даже не поверил своим ушам, настолько шокирующей была новость.

– Да вот так. Четыре дня назад я сам помог ей оформить пропуск на выход наружу. У её родного брата была свадьба и, конечно, по такому поводу мы отпустили сотрудницу в увольнительную на один день. Тем более, что Ирина была на хорошем счету, её всё устраивало, и не виделось никаких даже малейших предпосылок к побегу. А вчера, уже в моё отсутствие, она подошла к охране с подписанным пропуском. Вон, на столе лежит, можешь взглянуть! – руководитель фракции указал на небольшой цветной картонный прямоугольник.

Я взял в руки плотный картонный квиток. Номер, дата, вычурная подпись. Также стоял штамп, и шариковой ручкой было вписано время выхода.   

 – Бланк настоящий, их можно взять на посту охраны. Дата проставлена вчерашняя, вот только подпись не моя! Очень искусно подделана, возможно самой Ириной. Сотрудники охраны хоть и удивились: режим КТА как никак, все игроки фракции на боевых постах, но пропустили девушку. А ещё через пару часов к внешним кураторам нашего проекта поступили фото, пересланные в Министерство Обороны из другого российского силового ведомства. И на этих фотографиях чётко видно, как Ирина в сопровождении иностранных дипломатов входит на территорию канадского посольства!

 – Канадского? – выбор моей бывшей любовницы был не совсем понятным. Обычно, так сказать исторически, перебежчики и всякие недовольные в нашей стране выбирали британское или американское посольство.

– Да, канадское. Уже постфактум, когда стали копать, выяснилась связь некоторых гостей на свадьбе с фирмами, работающими в области виртуальной реальности на секретном объекте в канадской провинции Нью-Брансуик. Наша военная разведка давно знает, что именно там расположен один из трёх североамериканских центров, занимающихся исследованием игры, искажающей реальность.

– У Канады сразу три фракции в игре?! – сегодняшний день продолжал меня удивлять. – Так получается Канада – самая продвинутая из всех земных стран участник принесённой к нам гэкхо «большой игры»?!

Иван Лозовский посмотрел на часы, недовольно покачал головой и сказал, что ему уже пора бежать, но на мой вопрос он всё же ответит:

– Кирилл, я сказал «североамериканского», а не «канадского». Разница имеется. Дело в том, что на начальном этапе официальные власти в Америке к информации о новой игре отнеслись достаточно скептически. И потому игрой, искажающей реальность, первые недели занимался коллектив энтузиастов-добровольцев и сотрудники пары небольших частных компаний, занимающихся компьютерными играми. Среди сотрудников были граждане США, Канады, а также выходцы из нескольких азиатских стран. Они в шутку называли свой коллектив «Дети Кукурузы», совсем как в романе Стивена Кинга. Но как только была доказана работоспособность принесённых из игры технологий, тут же власти добровольцев отодвинули, и за дело взялись военные. Все вирткапсулы перенесли на охраняемый военный объект в провинции Нью-Брансуик, где был введён режим секретности. Но первый коллектив остался – куда его ещё девать? И первая станция сохранила статус межгосударственной, хотя США и Канада быстро построили у себя на территории свои собственные «кукурузы». Всё, Кирилл, рад был бы с тобой пообщаться, узнать новости из далёкого космоса, но действительно нет времени! Удачи! И будь готов к неприятным вопросам по поводу Ирины!

Иван Лозовский поспешил на выход и в дверях столкнулся с собиравшимся входить Александром Антиповым, тот даже выронил один стакан и расплескал кофе.

– Вот чёрт… Ладно, потом себе сделаю. Держи, Кирилл. Осторожно, горячий. И у меня к тебе будут вопросы по поводу твоих друзей.

Глава девятая. Новая напасть

Иван Лозовский не ошибся, и следующие полчаса мне пришлось во всех подробностях расписывать директору по безопасности своё знакомство и дальнейшее общение с «Иришкой из Первого Меда». Начиная с сетевого турнира, на котором мы с ней остались последними из выживших, и вплоть до того момента, как я обнаружил свою подругу ночью без одежды в комнате руководителя фракции. Подозреваю, что большая часть сказанного Александру Антипову и так уже была известна из других источников, но он всё равно задавал вопросы и требовал деталей. Ничего предосудительного и тем более криминального за мной не было, да и последнюю неделю мы с Ириной практически не общались, так что «безопасник» в конце концов от меня отстал.

Я же, наоборот, чем больше думал над всей этой ситуацией, тем больше у меня в голове роилось вопросов. Какой вообще смысл был в побеге? Ирина не имела доступа к важным секретам. Да, она максимально приблизилась к руководителю фракции, ближе уже просто невозможно, но я совершенно не верил в нелепую версию, что опытный и скрытный Дипломат Лозовский в постели вдруг начинал откровенничать и делиться с любовницей военными и технологическими секретами. Так что максимум, который Ирина могла сообщить своим новым хозяевам, это координаты нод фракции Human-3 и приблизительное количество игроков в ней. Едва ли эти сведения стоили того, чтобы срочно эвакуировать девушку из-под Купола и прятать её на территории посольства. Да и куда делся её персонаж? Просто так взял и ушёл за границу, несмотря на войну с «Тёмной Фракцией» и усиленную охрану периметра? Я высказал эти мысли вслух.