Искажающие реальность 4 (СИ), стр. 22

Идёт диагностика оборудования…

Внимание! Обнаружены несанкционированные модификации доспеха. Информация о серьёзном нарушении передана в Пирамиду. Слышащий, иерархи мудры и справедливы, они определят твою меру наказания.

У меня замер дух. «Несанкционированные модификации» это видимо отрезанный у скафандра чехол для хвоста (или брюшка, кто же поймёт этих реликтов) и убранные лишние пары верхних конечностей. Ой, что сейчас будет… Неужели Энергетический доспех – предмет моей заслуженной гордости, надёжную броню и отличный скафандр для работы в вакууме и агрессивных средах – как-то ограничат в функционале или даже полностью отключат?

Ошибка при попытке установки соединения.

Ошибка при попытке установки соединения.

Ошибка при попытке установки соединения.

Сообщение повторялось даже не знаю сколько раз. Несколько сотен раз как минимум, а возможно и несколько тысяч. Я не стал просматривать всё и сразу перескочил в конец записи.

Ошибка при попытке установки соединения.

Слышащий, в случае военных действий предусматривается блокирование всех открытых каналов связи. Исходя из этого, наиболее вероятная причина невозможности связи с Пирамидой – ВОЙНА! Ввиду экстраординарности ситуации для связи с Пирамидой рекомендуется воспользоваться системой экстренной связи. (Да/Нет)

Время, отведённое на выбор, истекло.

Сеанс связи с Пирамидой закрыт. Отправка сообщения отменена.

И это всё? Неужели пронесло, и сообщение о самовольной переделке Энергетического доспеха Слышащего не было никуда отправлено? Я пробежался по всевозможным настройкам своего чрезмерно самостоятельного скафандра. Доспех работал в обычном режиме, никаких ограничений или отключенных элементов я не обнаружил. Наоборот, появилась новая вкладка: «добавление модуля», и спинной ранец с кислородными баллонами стал съёмным – видимо, его можно было модернизировать или чем-то заменить.

Навык Электроника повышен до семьдесят первого уровня!

Навык Управление Механизмами повышен до семьдесят первого уровня!

Нет, отсоединять ранец я пока что не стал, не до того было сейчас. Пока что мне вполне хватало того, что всё обошлось благополучно, и доспех у меня никто не отнимет. Дальнейшие мои эксперименты с древним артефактом прервало появление на пороге каюты Переводчицы герд Айни:

– Герд Комар, в наш стояночный ангар пришёл посланник командующей. Требует его принять, и он хочет видеть капитана. Впустить его на корабль?

– Да, Айни, проводи его в кают-кампанию, я сейчас принесу туда посылку.

Меня слегка покачивало, и слабость действительно ещё ощущалась, тем не менее я смог добраться до мостика, где Аюх вручил мне раскрытый опутанный проводами чёрный камень. Навигатор аж светился от желания поделиться со мной радостью по поводу скачанной карты, всё порывался продемонстрировать мне новые возможности и интересные находки, но я попросил с этим повременить.

Не слишком уверенно переставляя непослушные ноги, я вошёл в самое просторное помещение фрегата, служившее местом отдыха экипажа. Сейчас тут было людно. Братья Ваша и Баша, как и всегда в свободное время, резались в трёхмерную азартную игру «На-Тих-У». Тучный Аван-Той, развалившись рядом на пуфиках, наблюдал за игрой близнецов и заодно с гордостью демонстрировал всем собравшимся закреплённый на его шлеме трофей. «Котёнок» Тини о чём-то беседовал с Имраном, Орун Ва-Март участвовал в их разговоре, хотя я не понимал, на каком общем языке они общались. В другом углу Минн-О Ла-Фин о чём-то шепталась с Валери, причём при моём появлении обе девушки прыснули от смеха – видимо как раз перемывали мне кости.

Впрочем, принцесса «Тёмной Фракции» быстро посерьёзнела, подошла ко мне и сообщила, что генерал Уй-Така отказался общаться с ней лично. Лишь прислал на коммуникатор сообщение, что: «Предложение уже неактуально. Через десять дней твой муж будет вести переговоры лишь о том, на какую должность в моей фракции сможет обменять свой звёздный фрегат». Понятно, примерно такого ответа я и ожидал, так что совершенно не расстроился и успокоил свою супругу, что всё нормально, всё так и должно быть.

Хотя тут имелся серьёзный повод задуматься. Минн-О я сообщал другой срок готовности фрегата: шесть дней. Срок же в десять дней я огласил лишь один раз: на собрании директоров и статусных игроков под Куполом. Круг подозреваемых в шпионаже на «Тёмную Фракцию» серьёзно сужался.

Тут я вынужден был прерывать свои размышления, поскольку Айни ввела нашу в кают-компанию опасного гостя: вооружённого до зубов и надевшего боевую броню Бретёра 190-го уровня.

Да, этого Посланника я знал – именно герд Лекку во время праздника угрожал мне оружием, приставив клинок к горлу. Впрочем, я не держал на него зла, так как прекрасно понимал, что он просто рисовался перед своей госпожой. Вручив посланнику ценную посылку, я рекомендовал обращался с ней максимально осторожно, так как имеющейся внутри взрывчатки хватит разрушить многоэтажный дом. Герд Лекку убрал опасный груз к себе в инвентарь, после чего вдруг обнажил свои искрящиеся от переполняющих их энергии клинки:

– Герд Комар, ты оскорбил мою госпожу, великолепную лэнг Кисси Мяу! Тем, что заговорил с ней без спроса. Тем, что дотронулся до Великой. Тем, что дерзнул станцевать с ней Танец Проснувшейся Любви. Этот ритуальный танец влюблённые пары исполняют лишь раз в жизни! Двенадцать прославленных воинов миелонской расы долгое время ждали этой чести и гадали, на ком из них Великая остановит свой выбор. А ты всё испортил! Нет тебе прощения! Я вызываю тебя на поединок! А-санти мае-уу-у резш шашаш-у!

Глава восьмая. Домой!!!

Поединок? Это было даже не смешно. Специализирующийся на дуэлях боевой персонаж 190-го уровня против едва стоящего на ногах из-за слабости игрока 76-го уровня с трясущимися руками. Поединок между нами? По такому надуманному поводу? Да пошёл этот Бретёр! Стараясь говорить ровно, не повышая тона, и очень надеясь на незнание опасным гостей языка гэкхо, я произнёс:

– Ваша, Баша, возьмите-ка этого дебошира под лапы! Да покрепче его держите! Если при этом стукнете его головой об стол пару раз, чтоб не вырывался, хуже не будет. Всё, всё, достаточно! Хватит! Не нужно делать из него персидского кота с плоской мордой. Имран, забери у миелонца клинки, чтобы наш гость случайно не порезался!

Герд Лекку истошно вопил, пытался вырываться и кричал, что так не принято! Дескать, он вызвал меня на поединок, и я должен вести себя подобающим образом. Вот только я на его вопли никакого внимания не обращал, да и могучие братья-близнецы надёжно удерживали бьющегося в истерике миелонца и не думали его отпускать, тем более что не понимали его криков. А вот миелонка герд Айни наблюдала за этой сценой с расширенными от ужаса глазами, да и Тини с Орун Ва-Мартом тоже испуганно прижимали уши – видимо, я действительно поступал не по правилам. Но меня это уже не останавливало:

– Тини, дай-ка мне свою машинку для нанесения татуировок!

Котёнок поспешно вручил мне небольшой станок и даже показал, как он включается, как задаётся трафарет из множества готовых шаблонов, и как меняется цвет краски. Я поигрался с настройками и нашёл среди готовых вариантов портрет лэнг Кисси Мяу. По идее, можно было наносить рисунок прямо через шерсть, вот только меня такой вариант не устроил:

– Имран! Знаю, у тебя есть бритва. Тини её ещё периодически ворует и потом обратно кладёт, чтобы свои воровские навыки тренировать. Дай мне её, пожалуйста! 

Дагестанец молча сходил в свою каюту и вскоре вернулся, протягивая мне электрическую бритву на аккумуляторах. Я сам своими руками выбрил большой участок шерсти на правом бедре миелонца. Потом скептически посмотрел на свои трясущиеся руки и подозвал свою походную супругу:

– Минн-О, ты же принцесса, так ведь? Не знаю, как у вас, но в моём мире всех принцесс с детства учат красиво рисовать, хотят они этого ли нет. Или тебя тоже заставляли?