Искажающие реальность 4 (СИ), стр. 14

– Сколько-сколько???

Вот об этом я не подумал. Копирование такого большого объёма данных занимало десять часов, а то и больше. Но у меня не было столько времени! Уже через сорок минут я должен находиться в баре «Сияние Сверхновой» с посылкой для лэнг Кисси Мяу!

– Но герд Комар, что ты хотел? Тут только один файл звёздной карты занимает два йоттабайта, а ещё втрое больше информации хранится в зашифрованных папках! Погоди, капитан… – выражение морды моего собеседника вдруг приобрело удивлённый и даже испуганный вид, и когда Аюх повернулся ко мне, я уже вполне догадывался, что произошло нечто непредвиденное. – Только что все папки с данными безвозвратно удалились! Похоже, сработала какая-то программная защита. Остался только файл звёздной карты, который сейчас копируется на наш корабельный компьютер. Половина умми, и процесс копирования завершится. 

Чёрт… Похоже, мы только что «пролюбили» шесть йоттабайт данных. Причём скорее всего весьма ценных и секретных, раз для их передачи миелонскому военному командованию джарги прибегли к таким сложностям с упаковкой и доставкой.

Глава пятая. Хвостатая военщина

Даже половина умми, а это примерно два часа сорок минут по-нашему, было слишком долго. Так что уходить на встречу с миелонской командующей пришлось, не дожидаясь окончания копирования.  Навигатора я оставил на фрегате контролировать процесс закачки и установки звёздной карты, а заодно следить, чтобы никто из членов команды случайно не дотронулся до взрывоопасного опутанного проводками кристалла. Также я исключил из состава идущей со мной группы Минн-О Ла-Фин – болезненное состояние принцессы всё ещё сказывалось, и на вторые сутки непрерывной игры моя вайедда уже откровенно зевала.

Чтобы моя спутница не вздумала обижаться, я завуалировал приказ на выход из игры и отдых распоряжением связаться в реальном мире с генералом Уй-Така – после возобновления военного конфликта с «Тёмной Фракцией» мне нужно было понять, остаётся ли в силе предложение вражеского Стратега встретиться со мной на нейтральной территории. Скорее всего, эта встреча отменялась, так как лучший полководец параллельного мира наверняка пришёл к мысли, что успеет полностью покончить с фракцией Human-3 за ранее озвученный срок в десять дней, а значит и нет никакого смысла в проведении переговоров. Задачей Минн-О было выяснить это и заодно озвучить нашему противнику новый срок ожидаемого прибытия звёздного фрегата: шесть дней. Не Бог весть какая разница, но я посчитал не лишним напомнить противнику, что его неминуемо ждёт жестокая орбитальная бомбардировка, стирающая все его ноды с поверхности виртуальной Земли. О том, что звёздный фрегат «Толили-Ух X» теоретически может появиться на орбите Земли гораздо быстрее, я предпочёл противнику не сообщать.

Ещё одним важным событием стало возвращение мне ремонтным ботом Кирсаном древнего кольцеобразного артефакта, с которого удалось снять ограничение по расе:

Транслятор связи с Пирамидой (дополнительное оборудование для бронекостюма Слышащего)

+3% ёмкость защитного поля бронекостюма за каждый уровень Слышащего

+15% радиус Сканирования

+70% объём передаваемых в Пирамиду данных

Требования к характеристикам: Интеллект 26, Восприятие 26.

Требование к навыкам персонажа: Электроника 70-го уровня, Управление Механизмами 50-го уровня

Внимание! У вашего персонажа недостаточен навык Электроника. Минимальный уровень навыка для использования данного предмета: Электроника 70.

Наконец-то! Вложив шесть имеющихся свободных очков в Электронику, я поднял этот навык до необходимого семидесятого уровня и смог вставить бронзовое покрытое древними символами кольцо в специальное углубление на грудной пластине своего доспеха. Предварительно правда пришлось менять кольца, так как без них собственного Интеллекта не хватало. Ожидал каких-нибудь восторженных сообщений от своего энергетического костюма по этому поводу, но всё прошло буднично и незаметно, как само собой разумеющееся. По-видимому, у реликтов замена элементов доспехов или добавление нового оборудования были весьма регулярной процедурой, не требующей отдельных сообщений.

Так или иначе, в параметрах ёмкости защитного поля произошло кардинальное изменение: мой энергетический щит вырос с 3500 единиц сразу до 11480 единиц. Это уже позволяло моему Комару пережить одно прямое попадание из убойной снайперской винтовки, а при определённом везении даже два таких попадания. Или десяток попаданий по мне из лёгкого бластера или лазерного пистолета. Перед выходом на станцию Касти-Утш III, где вполне возможны были стычки с миелонскими военными, эти изменения были очень нужными и своевременными. Жаль лишь, что Аннигилятор всё ещё находился в ремонте, и из всего оружия при мне оставался лишь нелетальный Парализатор. Но как стрелок Комар и раньше-то был не силён, а сейчас с изменением игрового класса и вовсе стал специализироваться на псионике.

После этого я снова вернул комплект колец на Восприятие, так как захотел проверить соединение кристалла-накопителя к источнику питания – возможно, бомбу можно было обезвредить другим способом, не размыкая бесчисленные проводки? Но нет, исследование раскрытого чёрного камня показало, что источник питания так просто не отсоединить, он был накрепко вплавлен в застывшую взрывчатку. Возможно, его удастся вынуть, если взрывчатку как-то нагреть и снова сделать жидкой? Вот только навык Химия у меня полностью отсутствовал, так что я даже близко не знал состав и не понимал, не полыхнёт ли вся эта взрывоопасная конструкция от нагрева. В любом случае времени экспериментировать не было, и я оставил всё как есть. 

И уже подходил к наружному шлюзу, когда меня окликнул охранявший выход с фрегата Эдуард Бойко:

– Капитан, на пару минут. Есть важный разговор.

Космодесантник бронированной рукой своего экзоскелетного доспеха предложил пройти к ожидающим погрузки на наш корабль большим контейнерам – тому самому попутному грузу, который нам удалось взять до Земли. Я отправил Тини и Аван Тоя на выход из ангара, обещав вскоре их догнать, сам же прошёл за Эдуардом. Возле контейнеров нас уже поджидал Имран, совсем недавно выходивший из игры под Купол и видимо желавший поделиться свежими новостями.

Но я ошибся, речь зашла вовсе не о новостях фракции. Дагестанский атлет, предварительно убедившись, что других членов экипажа поблизости нет, и нас никто не подслушивает, указал на три полупрозрачных пластиковых ящика, в которых угадывались очертания какого-то объёмного оборудования:

– Герд Комар, я знаю, что это такое. Видел такое раньше на месте крушения антиграва «Тёмной Фракции». Это – антигравитационные двигатели для «Сио-Ми-Дори» наших противников. Как раз три штуки, сколько и нужно для этого тяжёлого бронированного штурмовика. Наши недавно сбили один такой антиграв над «Плато Кентавров», вот противник и закупился двигателями, чтобы собрать новый и восполнить потери.

– Имран, как ты вообще смог тут что-либо разглядеть? – удивился и засомневался я, обходя большие пластиковые ящики, эдакие кубы со сторонами порядка двух с половиной метров. – Тут же ни черта не разглядеть! Да и надписей на упаковке нет, только какие-то непонятные коды. Эдуард, обойди контейнер и посвети с той стороны фонарём, чтобы хоть что-то на просвет было видно.

Пластик упаковки трёх больших контейнеров был частично прозрачным и позволял видеть очертания находящегося внутри внушительного объёмного груза, вот только более детально рассмотреть содержимое мне никак не удавалось. Пришлось надевать шлем и опускать на лицо ИК-Визор для получения бонуса +2 к Восприятию, прижиматься буквально носом и всматриваться вглубь.

Антигравитационный двигатель GG-880Е производства компании «Гэкхо Космик»

Навык Зоркий Глаз повышен до семьдесят первого уровня.

Похоже, Имран не ошибся, и внутри действительно находился антигравитационный двигатель: эдакая громадная серебристая металлическая капля со жгутами силовых кабелей и плоскостями для крепления к крыльям или фюзеляжу летательного аппарата. О чём я и сообщил своим друзьям. Имран добродушно усмехнулся: