Счастливый медиум. Пробуждение вашей природной интуиции, стр. 2

Совершенствуясь как медиум, я, прежде всего, стремилась регулировать свои эмоции, имевшие тенденцию выходить из-под контроля в моменты, когда на меня обрушивалось чересчур много информации, полученной посредством экстрасенсорики. Больше всего мне хотелось не чувствовать чужие эмоции, однако при этом я испытывала стремление помочь людям разобраться с их собственными ощущениями. Я отчаянно нуждалась в воздвижении каких-то психологических границ. Вот только мой тщательный поиск не принес никаких результатов, поскольку в то время в этой области не было профессионалов, которые специализировались бы на психической защите и были бы способны устанавливать границы подобного типа. Большинство могло только преподать мне то, что я и так уже знала, а именно, принципы проведения сеансов. Вот только проблемой для меня было не точное толкование того, что я видела, а возможность не видеть этого.

Процесс интуитивного толкования складывается из нескольких элементов. Один из них – это передача экстрасенсорной информации. Лично мне она дается очень легко, и потому довольно долгое время я не понимала, что именно делает мою деятельность такой уникальной. Я также не осознавала, почему в некоторых случаях, когда мне самой проводили сеанс, мне сообщали, что существует весьма сильная вероятность того, что благодаря своим экстрасенсорным способностям и связанной с ними работой я стану известной и весьма уважаемой. Подобные сообщения сильно тревожили меня, поскольку самым сильным моим желанием было обрести эмоциональное здоровье, почувствовать себя в безопасности и вернуться к нормальной жизни. Очевидно, я была слишком молода, чтобы осознать, что такого понятия как «нормальная жизнь» попросту не существует. Впрочем, я все еще стремилась помогать людям, вот только мне не хотелось делать это публично. В конце концов, вопреки моему желанию и благодаря моей беспечности именно так и случилось.

Когда мне было восемнадцать, вышло так, что я присоединилась к группе экстрасенсов, широко известной по всей стране; причем каждый из них был чуть ли не вдвое старше меня. Какое-то время я работала с ними по делу о преступлении национального масштаба, будучи также подотчетной властям. В психологическом отношении этот опыт оказался весьма тяжелым, и переживания прошлого до сих пор оказывают на меня некоторое влияние. В тот период мне не хватило зрелости и степенности, чтобы выдержать увиденное: в моем сознании возникали лица милых маленьких деток до убийства. Я не могла спасти их, однако была способна видеть их своим внутренним взором, и это на долгий срок лишило меня всякого желания работать экстрасенсом.

Впрочем, умерших не особо волновал знак «закрыто, больше не работаю», который я повесила на своей двери. Они прекрасно знали, что я не могу от них отгородиться, и потому продолжали шептать мне на ухо свои послания, заставляя меня развиваться дальше. Попытавшись закрыть свой внутренний взор, я поняла, что мой экстрасенсорный слух работает по двойной ставке: тихие слова были слышны весьма отчетливо. Я осознала, что отсутствие возможности помочь тем очаровательным малышам разбило мое сердце, но отнюдь не сломило моего духа. С тех пор как я взглянула мертвым и умирающим в лицо, ни те, ни другие больше меня не пугают.

Однако передо мной маячила угроза того, что чужое мнение помешает мне взять на себя ответственность и заняться тем, ради чего я сюда пришла. Более того, существовала опасность, что всю оставшуюся жизнь я буду страшиться собственного предназначения, и это сильно меня пугало. Чтобы защититься и достигнуть своих целей, мне нужно было установить некие границы, и потому я решила отыскать способ их воздвижения.

Неотъемлемая составляющая моего дела – общение с умершими. Кроме того, я стараюсь пролить свет на те преграды, что возникают на пути к душе. По работе мне приходится вступать в контакт с людьми, такими же, как и вы; я даю им понять, что они не одиноки. Помните: более чем приемлемо заявить о себе и быть собой самим. Все мы, кстати, пришли сюда именно за этим. Ведь следуя своей интуиции, вы позволяете собственной душе прийти к самовыражению.

Внутренний голос и внешний мир

Эта книга предназначена для всех тех, кому когда-либо говорили, что он чересчур восприимчив, постоянно во что-то погружен, не похож на остальных, довольно своеобразен или же недостаточно (либо слишком) для чего-то хорош. Она написана для тех, кто однажды на мгновение испытал озарение, но, вместо того чтобы возликовать, был вынужден умолчать о нем и даже извиниться за свой порыв. Этот список можно продолжить. По сути, частенько так и происходит: нескончаемые страницы этого списка селятся в нашем сердце и разуме. Конец ему приходит лишь тогда, когда неуверенность в себе утихает благодаря внутреннему приятию и осмыслению, влекущим за собой умиротворенность. Теперь счастливая песнь внутреннего познания может литься так, как того пожелает.

Я назвала эту книгу «Счастливый медиум» потому, что на то, чтобы им стать, у меня ушло довольно много времени. Меня часто спрашивают: «Когда именно вы поняли, что являетесь медиумом-экстрасенсом?» Так вот, произошло это тогда, когда я осознала, что большинство людей таковыми как раз не являются. Мне и в голову не приходило, что окружающих не переполняют столь странные ощущения, как меня, что им не известно, по какой причине человек испытывает боль, что за мгновение до того, как раздастся звонок в дверь, они не осознают, кто именно стоит за нею, и что они не чувствуют энергий тех, чье присутствие практически невозможно выявить иначе. Раньше способность ощущать энергию умерших вовсе не считалась вымыслом, но постепенно она перестала рассматриваться вообще.

Возможно, отчасти именно по этой причине я сумела настроиться на энергии духовного мира. Я поняла, каково это – ощущать невидимое.

Восприимчивость

Преимущественно я – самоучка. Моя работа основывается на глубоком убеждении в том, что мой талант и способности были мне дарованы с тем, чтобы помогать окружающим, а не пользоваться ими в своих интересах. Наиболее существенные составляющие моего личностного роста и развития как медиума таковы: сильная связь с высшей силой; возможность устанавливать определенные границы и понимать, где заканчивается мое собственное личное пространство и начинается личное пространство другого человека; чтение множества книг, посвященных метафизике; принятие себя такой, какая я есть, любой ценой.

Таким образом, приняв себя такой, какая я есть, и примирившись с тем фактом, что я являюсь медиумом, я обрела уверенность и смогла открыто заявить о своих экстрасенсорных способностях. Я занималась этой деятельностью и раньше, еще до того, как работа медиума стала тем, чем она является сегодня. И я благодарна тем отважным медиумам, которым в определенных ситуациях приходилось настаивать на том, чтобы к ним прислушались. Великие экстрасенсы и медиумы, рассказавшие о своем опыте в книгах, подготовили для других «восприимчивых» почву, чтобы тем было легче двигаться дальше. Их работа является своего рода шаблоном, руководством к действию; она придает форму тому, чего не выразить словами. Среди тех, кто наиболее известен в этой области в нынешнее время, стоит отметить Элисон Дюбуа и Джона Эдварда, усердная работа которых поспособствовала продвижению многих медиумов.

Присущий нам всем от природы тихий внутренний голос, направляющий нас и дарующий успокоение, заслуживает особого почтения. Способность не только распознавать его знаки, но и не препятствовать наставлениям на определенный путь, а также осмысление разницы между страхом, желанием и интуицией – вот основные инструменты при прокладывании жизненного курса. Памятуя об этом, я и написала «Счастливого медиума». Стремление как-то прожить в этом мире вовсе не обязательно предваряется невнимательностью к интуиции. Если бы больше людей могли прислушаться к своим ощущениям, окружающий мир стал бы нам более понятен.