Она кончает первой. Как доставить женщине наслаждение, стр. 8

Для того чтобы стать экспертом в оральном сексе, требуется изучить ряд соответствующих техник (читая книги, подобные этой, а также самому экспериментируя), затем последовательно использовать их с должным вниманием, терпением и любовью к партнеру, но самое главное – кунни требует взаимного уважения, самоотдачи и полного погружения в близость.

«Пенис очень «неудачно» расположен анатомически, если рассуждать с точки зрения получения оргазма женщиной. Было бы лучше, если бы мужчины просто оставили свой пенис в покое и сосредоточились на достижении оргазма при помощи языка» (Тисдейл).

Это звучит странно, но в определенном смысле мы можем испытывать оргазм посредством языка. Дело, конечно, не в том, чтобы заменить пенис языком, а в том, чтобы сделать язык дополнением пениса, его продолжением. Мужчины часто шутят, что у них две головы, большая и маленькая, и они регулярно борются друг с другом. Однако во время орального секса, если вы доверяете моменту и отдаетесь ему, вы входите в зону, где «обе ваши головы» объединяются возбуждением, которое синхронизируется с женским возбуждением. Вы становитесь единым целым с партнершей.

6. Богиня внутри

Представьте себе мир, в котором оргазм женщины, наряду с оргазмом мужчины, является необходимой и важной частью репродуктивного процесса: мир, в котором люди не могут размножаться, если и мужчина и женщина не испытывают оргазма в момент оплодотворения. В этом причудливом мире мужчины отбираются в качестве партнеров и супругов, основываясь не на их умении владеть копьем или носить смокинг, а на способности довести женщину до оргазма; и только те мужчины, которые способны испытать удовольствие как часть наслаждения своей партнерши, принимаются и ценятся обществом. Остальные подвергаются остракизму, изгнанию и оказываются на задворках цивилизации.

Звучит странно, как сюжет романа Маргарет Этвуд или эпизод сериала «Сумеречная зона» категории «Х», но на самом деле вплоть до XVIII века ученые, врачи и философы считали женский оргазм неотъемлемым компонентом зачатия и беременности. Как отметила Натали Энджер, «в древности люди не видели разницы между способностью мужчины и женщины испытывать сексуальное удовольствие и необходимостью женского оргазма для зачатия. Гален утверждал, что женщина не может забеременеть, если не испытала оргазм при половом акте».

Этот тип «ненаучного» мышления уходит корнями на тысячи лет назад, в допатриархальную эпоху. В эру матриархата и поклонения богиням, когда общество почитало сексуальность женщины жизненной силой и чествовало ее, практикуя сложные сексуальные ритуалы, которые проходили в храмах и включали облачение в праздничные наряды, воскурение благовоний, чтение стихов, игру на музыкальных инструментах, пиры и возлияния.

Мы привыкли считать само собой разумеющимся, что наше общество рассматривает секс как линейный процесс, который состоит из прелюдии, проникновения и завершается мужским оргазмом. И из-за своей роли в процессе воспроизводства в нашей культуре мужское семяизвержение закреплено в определении секса. Мужской оргазм предполагает завершение полового акта независимо от того, в какой стадии сексуального процесса находится женщина и независимо от ее врожденной биологической способности испытывать множественные оргазмы. Мужской оргазм – это знаменательное событие, которое определяет то, что происходит до и после полового акта. Мужской оргазм незаменим и высоко ценится обществом, в отличие от женского.

Что же случилось? Даже на протяжении XVII века западная наука и общество придерживались «однополого» взгляда на анатомию человека, считая, что половые органы мужчины и женщины схожи и функционируют аналогичным образом при достижении оргазма. До тех пор пока преобладал однополый взгляд, способность женщины получать удовольствие допускалась, хоть ее и не всегда принимали во внимание.

Известный британский врач Викторианской эпохи Уильям Актон в первом абзаце своего эссе «Функции и расстройства репродуктивных органов» писал: «Я должен сказать, что большинство женщин (к счастью для общества) не слишком отягощены какими бы то ни было сексуальными чувствами. То, что для мужчин обычное дело, для женщин является исключением».

По словам Ребекки Чалкер, автора проницательной книги «Вся правда о клиторе», по мере развития западной цивилизации (и роста неудовлетворенности женщин) в XVIII и XIX веках, «женская сексуальность рассматривалась как отличная от мужской – более слабая, целомудренная и лишенная страсти». Чалкер продолжает: «Анатомы все чаще рассматривали клитор как часть репродуктивной или мочеполовой системы. Медицинские иллюстрации становились все более упрощенными, оставляя части клитора без названий. К началу Викторианской эпохи оргазм, который ранее считался естественной составляющей сексуальных реакций женщины, стал считаться ненужным, неприличным и, возможно, даже вредным для здоровья женщин».

А затем, как будто у клитора и так не было проблем, появился психоаналитик с большой сигарой (иногда, независимо от размера, сигара – это просто сигара)…

7. К черту Фрейда!

Зигмунд Фрейд сделал себе имя на демонизации клитора и сформулировал поистине «смехотворную» теорию женской сексуальности. Фрейд развил идею о том, что клитор является недоразвитым источником сексуального удовольствия, всего лишь стартовой площадкой для более «зрелого» вагинального оргазма, который, конечно же, мог быть достигнут только посредством полового акта. Все вероломство состояло в том, что, выдвигая такую теорию, Фрейд четко понимал анатомическую роль клитора, но, несмотря на это, предпочел распространять свои личные идеи о женской сексуальности, игнорируя современные научные данные. Короче говоря, он «злоупотребил» своим служебным положением.

Фрейд преуменьшил роль клитора и увеличил значимость влагалища, называя клиторальные оргазмы «незрелыми» и «инфантильными». По мнению Фрейда, взрослым женщинам нужно было преодолеть потребность в клиторальных оргазмах и выработать у себя желание к половому акту с проникновением; в конце концов, разве это не то, что делают пенисы? Проникают! Он критиковал женскую мастурбацию ввиду того, что она способствовала созданию зависимости от клитора, а оральный секс был запрещен.

«С переходом к женственности клитор должен полностью или частично перепоручить все свои функции и главенствующую роль влагалищу».

(Фрейд, «Новые вводные Лекции по психоанализу»)

По мнению Фрейда, двух точек зрения на данный вопрос быть не могло: если женщина не может получить удовлетворения во время секса с проникновением, с ней что-то не так. Как комментировал эти взгляды доктор Томас Лоури в эссе «Культурная психология клитора», «данная мысль возникла в голове Фрейда в 1910 году без каких-либо экспериментальных доказательств. И возможно, вызвала больше ненужного беспокойства, чем любое другое психологическое понятие».

В то время было хорошо известно, что чувствительные нервные окончания, способствующие возникновению сексуальных реакций, находятся на поверхности наружных половых органов. Однако взгляды Фрейда основывались не на данных физиологии или анатомии, а на концепции человеческой сексуальности, которая поддерживала репродуктивную модель секса с проникновением. Таким образом, сексуальность женщины была подавлена сексуальностью мужчины. И начиная с этого момента все покатилось под гору.

«Исключение Фрейдом клитора из цепочки сексуальных реакций женщин и отрицание его роли как важного центра сексуальных ощущений произвело эффект взрыва атомной бомбы. Это повлияло на то, как врачи и психологи стали воспринимать женскую сексуальность. Создавалось впечатление, что на протяжении большей части ХХ века обширная анатомия женских половых органов и даже «взрывоопасные маленькие головки» просто испарились и перестали существовать. Память о клиторе постепенно угасала, пока он не стал анатомическим нонсенсом» (Чалкер).