Невеста из мести (СИ), стр. 68

— Тогда счастливого пути, миледи, — он напоследок пожал мою руку. — Я всё же надеюсь ещё когда-то вас встретить.

Дверца захлопнулась, и тут же карета заскользила по дороге, оставляя позади и Дунфорта, и Анвиру, которого мне так хотелось увидеть. Взглянуть хоть одним глазком. Скоро замок пропал за пеленой снегопада и холодного тумана, что клубился над озером. Я просто закрыла глаза, откинувшись на спинку. Сердце разрывалось на части от сожаления, но пока что остановиться совсем ему не позволяла уверенность, что так всем будет лучше. Возможно, когда-то мне станет легче.

Глава 18

Я вернулась в графство, которое раньше принадлежало моему отцу, а сейчас вдруг стало чужим. Всю дорогу меня сопровождала отвратительная погода. Навалились непроглядные снегопады, которые за ночь способны были похоронить под сугробами наезженную дорогу. Но это и было мне на руку. Нет, конечно, Анвира вряд ли пустил бы по моему следу ищеек, но так было легче уезжать. Словно непогода за меня уничтожала все мосты. Кучер знал, где лучше остановиться на ночлег, я просто оплачивала жильё и еду да смену лошадей, если она требовалась. А он просто вёз меня туда, куда было сказано в самом начале пути.

Я сожалела о многом, безжалостно прогоняя подлые мысли о собственной слабости. Но пока что уверенность в том, что поступила правильно, не покидала меня. Анвире будет лучше, если он забудет и Далью Лайонс, и всё, что было с ней связано. Возможно, через некоторое время он снова захочет найти королеву уж достойнее и чище, чем я.

Иногда казалось, что я единственная, кто ещё движется в этом плотном снежном безмолвии. Что нет вокруг жилья на многие мили. И жизни тоже нет. А потому вид выплывающего из белесой пелены имения моего мужа, хотелось верить, бывшего, даже порадовало. Показалось, и кучер подогнал лошадей, желая, верно, поскорее оказаться в тепле и сухости. Мы проехали к парадному входу. Тут же несколько закутанных в плащи слуг вышли встречать нежданных гостей. И каково же было их удивление, когда они узнали меня, сбежавшую жену хозяина. Оставалось только догадываться, какие мысли и предположения насчёт того, зачем я вернулась, закрутились в их головах. Но быстро придя в себя, они вежливо поздоровались, а один взялся сопроводить меня внутрь. Кажется, весть о том, кто приехал, разнеслась по дому раньше, чем я успела переступить порог. Две служанки уже поджидали меня в прихожей.

— Добрый день, миледи, — они одновременно присели в книксенах, словно репетировали.

Она приняла у меня плащ, другая приготовилась выслушать, зачем опальная жена хозяина сюда, собственно, заявилась.

— Я хотела бы видеть милорда. Он тут? — искрящиеся любопытством взгляды служанок остались без внимания.

— Конечно, миледи. Я доложу ему о том, что вы приехали.

Девушка спешно скрылась в глубинах замка, а другая жестом пригласила меня проходить в гостиный зал. Я не ждала приятной встречи с Рорандом, да и сама не собиралась с ним любезничать. А уж тем более задерживаться в этом доме дольше необходимого.

Как и предполагалось, мне даже не удалось немного посидеть в удобном кресле после опостылевшего дивана кареты. В гостиной появилась отправленная с поручением к хозяину служанка и попросила пройти в его кабинет.

Роранд всегда был хорошим хозяином. Отчасти я согласилась на брак с ним как раз из-за этого качества, зная, что он не допустит совершенного разорения земель, которые достались мне в наследство от отца. И он постепенно брал всё в свои руки, налаживал, заботился, как мог. Его часто не было дома: он постоянно куда-то уезжал для решения самых насущных вопросов. За это я была ему благодарна. И за то, что в своё время он позволил мне полностью посвятить себя уходу за умирающей сестрой.

В остальном Роранд так и остался чужим мне человеком. Он женился на моих землях и титуле, а я была для него только способом получить желаемое в постели.

Он встретил меня взглядом исподлобья, едва оторвавшись от бумаг, что лежали перед ним. Показалось, ничуть не удивился, как будто ждал, что я обязательно должна вернуться. Что ж, в таком случае он угадал.

— Здравствуйте, миледи, — приветствовал так, будто я не была три года его женой.

— Добрый день, Роранд.

Он свёл черные брови, недовольный моим обращением. Отложил в сторону очки и потёр уставшие глаза. Видно, разговаривать со мной для него было тем ещё мучением.

— Позвольте узнать, что вас привело сюда после всего, что вы устроили перед своим тайным отъездом?

Я медленно приблизилась к столу, не собираясь делать излишне виноватый вид или давить на жалость. Ему вообще лучше не знать о том, зачем я уезжала, и что со мной случилось за это время.

— Я хочу забрать подписанные бумаги о разводе и мои оставшиеся вещи. Всего-то.

Он усмехнулся. Открыл один из ящиков стола и вынул ровную стопку бумаг. Швырнул на противоположный край, поближе ко мне. Я, не теряя невозмутимости, проверила каждый лист, чтобы на нем стояла его подпись. Всё оказалось в порядке. Стало быть, когда я добралась до резиденции, была уже свободной от обязательств перед мужем женщиной. От этой мысли мне хоть немного, но стало легче.

— Позволите пройти в комнату, собрать платья? — я подняла взгляд на Роранда.

Он всё это время наблюдал за мной, сомкнув сложенные перед собой на столе руки в замок. Отсветы камина плясали на его черных волосах, добавляя им оттенок рыжины, и на лице, делая чуть старше и более хищным. Наверное, его можно было назвать привлекательным по-своему. Но я видела перед собой мужчину, который не оставил в душе никакого следа.

— Далья… — он вдруг встал и подошёл, вогнав меня в порядочное недоумение. — Скажите, неужели я все эти годы настолько был вам противен, что вы ушли вот так?

Он сделал ещё шаг ко мне, пытливо заглядывая в лицо. Захотелось просто уйти, покинуть этот дом навсегда, даже не взяв вещи.

— Не говорите глупостей, Роранд. Вы были неплохим мужем. Наверное. Просто… Я устала от всего. Всё это… Слишком меня измотало. Вам будет спокойнее без меня.

— Я знаю, Далья, — он усмехнулся. — С вами рядом ни один мужчина не может быть спокойным. Только… Зачем вы отписали мне всё ваше имущество? Словно умирать собирались?

В его голосе слышался неподдельный интерес.

— Можно сказать, что собиралась, — я пожала плечами. — И я доверяю вам. Вы не пустите всё по ветру. Думаю, отец был бы этому рад.

Роранд мягко коснулся моего плеча, легонько погладил. Меня передёрнуло, но я постаралась не подать вида.

— Вы пугаете меня такими словами, — он поймал пальцами мой подбородок и повернул к себе. Посмотрел в глаза и, чуть помедлив, отпустил. — Вы можете забрать всё, что посчитаете нужным.

— Спасибо. А Полин? Она ведь вернулась сюда?

Роранд вскинул брови и, отвернувшись, вернулся за стол, будто разговор о служанке был ему неприятен.

— Вернулась. И умоляла взять её назад.

— Я хотела бы с ней увидеться.

— Как пожелаете.

Я поднялась в свою бывшую комнату. Здесь всё осталось так же, как в тот день, когда уехала. Только постель была убрана и повсюду царила чистота, будто моего возвращения ждали со дня на день. Тихо отворилась дверь за моей спиной. Кто-то вошёл и остановился позади.

— Доброго дня, миледи.

Я обернулась.

— Здравствуй, Полин. Я рада тебя видеть.

– Я тоже рада, миледи. Правда, — она наконец подняла на меня взгляд. — Я так испугалась, когда вы пропали из резиденции. А потом лорд Суини вызвал меня и задавал такие страшные вопросы…

Она вдруг закрыла лицо руками и расплакалась. Похоже, королевский дознаватель действительно нагнал на неё страху. Я подошла и приобняла её за плечи.

— Прости меня, Полин. За то, что ввязалась во всё это. И за то, что не выполнила обещаний.

Девушка всхлипнула и посмотрела на меня, смахивая слезу.

— Так что же, вы не станете королевой? Его Величество, кажется, любил вас. Хотя… откуда мне знать, — она вновь скуксилась.