Невеста из мести (СИ), стр. 64

Напоследок я выглянула наружу и только успела заметить, как в окне библиотеки, испускающем слабый свет, мелькнула тень Её Величества. Повозка тронулась, и замок вновь остался за спиной. Но на этот раз я вовсе не была уверена, что смогу сюда вернуться.

Глава 17

Принц безмятежно спал на руках у дяди до самого утра. А я то и дело поглядывала в окно, ожидая, что позади покажется высланная Анвирой погоня. Но зимние сумерки были всё такими же ровными, ничьи тени не нарушали её, как и тишину леса и гор, что окружали нас с двух сторон от дороги.

— Её Величество сказала, что попытается задержать приказы короля, как только сможет. О нашем побеге он узнает не сразу. Перестаньте переживать, — время от времени начинал успокаивать меня Финнавар.

— Пропала большая часть королевской семьи! — я вновь откинулась на спинку, глядя на него сквозь жгущую глаза пелену бессонной ночи. — Это трудно скрыть!

— У Анвиры всегда много дел. Он не сразу хватится меня или Эрнана. Даже Бьои, — пожал плечами герцог. — Хотя вас… Вот вас он может хватиться очень скоро.

Я фыркнула, ёжась от его слов: будто он хотел сказать, что я для короля важнее их всех. Нет. Скорее Анвира захотел бы проверить с самого утра, не сбежала ли я снова. И не натворила ли ещё чего. Однако лицо Финнавара не выражало особого беспокойства. Он то и дело посматривал на меня с интересом, словно в этот самый миг гадал, на что я вообще способна. И не переоценила ли свои силы, когда решила, что смогу излечить Бьои. Эрнан, в отличие от нас, тоже спал, продолжая, однако, крепко держать племянника. Вряд ли он вообще представлял, что будет происходить в Роще, когда мы начнём ритуал. А потому я беспокоилась, сможет ли он выдержать воздействие Мадлин, когда мы снимем с её шеи ремешок.

На сей раз мы не стали останавливаться в деревне. Герцог утверждал, что лошади свежие, а потому легко довезут нас до самого имения.

— Вот только когда мы туда прибудем, времени у нас станет в обрез, — добавил он, чуть помолчав. — Потому нам всё придётся делать в спешке. Это меня тревожит. Ритуалы не терпят суеты.

— Не беспокойтесь. Кем бы ни стала Мадлин, она остаётся отчасти моей сестрой. А значит, настроиться на её потоки мне будет не так и сложно, — пришла моя очередь унимать его тревогу.

— Я очень надеюсь, что вы хотя бы примерно представляете, через что вам придётся пройти, — Финнавар смял перчатки, которые всю дорогу сжимал в руке.

— Я пережила многое. Закрывала бреши Бездны и теряла магические силы. Думаю, и это переживу.

— Лично я в вас верю, — вяло проговорил проснувшийся Эрнан. — Ну, и в тебя, Финн, разумеется, тоже.

— Вот спасибо, — хмыкнул Дунфорт.

Бьои тоже зашевелился, сопя и морщась, а после открыл глаза и обвёл взглядом всех.

— Доброе утро, миледи! — пискнул и, показалось, задремал вновь.

Но, полежав ещё немного, окончательно встрепенулся. К тому времени мы уже въезжали в ворота имения Дунфорт. Его окутывало плотное облако тумана. Воздух был тёплым и влажным.

— Странно, — я огляделась, выходя из кареты. — Вокруг так морозно, а у вас тут почти весна.

— Такое случается иногда. Здесь тёплые подземные источники, — он придержал меня за руку и не отпускал, кажется, чуть дольше положенного.

Эрнан с любопытством на нас покосился, ставя Бьои на землю и поправляя его камзольчик. Как бы Анвира потом не узнал даже о таких мелочах, как мимолётные прикосновения Финнавара и пожатия руки, в которых он редко себе отказывал. С того случая, когда я вынуждена была поцеловать его, снимая заклятие, мы ни разу об этом не говорили. Как будто ничего не произошло. Но иногда жесты Дунфорта давали понять, что он всё прекрасно помнит. И перед принцем, похоже, сдерживаться ничуть не собирается.

Это беспокоило меня всё больше вместе с тем, как я чувствовала, что мои силы теперь вернулись такими же, какими были до борьбы с Мором. Наверное, герцог тоже это ощущал, а потому держать себя в руках ему становилось всё сложнее.

— Мы долго будем у вас в гостях, дядя? — Бьои, потирая глаз, послушно пошёл за Эрнаном в замок.

— Совсем недолго, Ваше Высочество, — Финнавар погладил его по голове. — Леди Лайонс полечит тебя, а после мы вернёмся к твоему отцу.

— Миледи совсем-совсем меня вылечит? — мальчик удивлённо посмотрел на меня широко распахнутыми глазами.

— Совсем-совсем, — я улыбнулась, не давая голосу дрогнуть неуверенностью.

И в этот самый миг, как переступила порог замка, я вдруг впервые задумалась, что будет, если мне всё же не удастся? До этого я не допускала ни единой мысли об этом. А тут вдруг представила, каково это будет. Пожалуй, в таком случае мне лучше просто умереть. Не возвращаться из-за грани, не принимать помощь Финнавара. Потому что жить с такой виной в сердце я не смогу, с Анвирой или без него.

Но всё же я попыталась настроиться на удачное разрешение этого непривычного мне дела. Эрнан увел Бьои завтракать, а мы с Финнаваром прошли через парадный зал к незаметным дверям в дальней его части, в которые не так давно увели Ноалана и Мавриса. Герцог провёл меня длинной лестницей вниз, туда, где слабо освещался всего несколькими факелами узкий коридор. Слышался шорох отдаленных шагов стражи и голоса. В тех камерах, которые они охраняли, напротив, было тихо.

— Доброго дня, Ваша Светлость, — стражники прервали довольно беззаботную беседу и встали из-за стола у стены.

Дунфорт качнул головой на одну из камер, как бы спрашивая, всё ли там было тихо.

— Сидят себе, — пожал плечами один из надзирателей.

Я подошла к двери и заглянула в маленькое окошко. Мадлин лежала на голом тюфяке и остановившимся взглядом смотрела на свечу, которая стояла перед ней на полу. Ремешок всё так же темнел на её шее, не позволяя ничего предпринять. Стражник открыл засов, и Финнавар вошёл внутрь первым.

— Надеюсь, оружие, которым ты собрался меня убить, достаточно острое, мой дорогой Финн, — слегка простуженным голосом проговорила ведьма, всё ещё не поворачиваясь к нам. — И я не буду мучиться.

Герцог усмехнулся, а глубокие тени, царящие в камере, сделали его ухмылку жутковатой.

— Нет. Надеюсь, ты как раз помучаешься, — ответил жестоко, и показалось, по лицу Мадлин всё же пробежало отражение её внутренней боли.

Похоже, она многое обдумала, пока сидела здесь. Но чем я была удивлена больше, так тем, что она не попыталась сбежать. Излишняя самоуверенность и жесткость пропали с её лица, и будто бы яснее теперь проступали в нем черты Иды. Неужели ремешок, который сдерживал её силы, вместе с теми, что исходили из Бездны, очистил её разум? Или это всего лишь искусное притворство?

Финнавар, похоже, разделял мои сомнения, а потому продолжал держаться как можно более холодно с ведьмой, которая то и дело бросала на него то умоляющие, то заигрывающие взгляды. Стражники вошли вслед за нами и встали у дверей, ожидая приказов. Герцог взял Мадлин под руку и поставил на ноги, коротким прикосновением проверил ремешок на её шее, удостоверяясь, что с ним всё в порядке.

— Сопроводите её к Роще, — распорядился, оборачиваясь к стражникам.

Те кивнули, и один из них увел ведьму прочь. Второй тоже скрылся за дверью, оставляя нас с Финнаваром одних.

— Вы готовы, миледи? — он подошёл, внимательно приглядываясь.

И будто бы послышалась в его голосе надежда на то, что я вдруг отвечу “нет”.

— Думаю, да. В любом случае, медлить нам нельзя. И у меня нет времени на страх и сомнение.

Герцог покивал и сделал ещё шаг ко мне. Его пальцы скользнули по моей ладони, обжигая соприкосновением магических сил. Он вдруг придвинулся слишком близко и стиснул мою ладонь в своей.

— Вы должны помнить, что я буду рядом. И не позволю вам пострадать.

Герцог склонил голову, медленно скользнув губами по моей скуле вниз, но я отстранилась, пока у меня ещё была на это воля.

— Не нужно… Я прошу вас, не нужно, — шепнула, когда Его Светлость попытался меня удержать, и высвободила руку.