Невеста из мести (СИ), стр. 60

Финнавар наконец оделся, и я снова посмотрела на него, собираясь спросить о дальнейших планах. Мы оба знали, что нам нужно делать и тут же поняли это, обменявшись взглядами.

— Завтра поутру мы выезжаем в резиденцию. Думаю, Мадлин можно оставить на попечение моей стражи. Чары она наложить не сможет, а выпускать её я строго-настрого запрещу, даже если помирать начнёт, — герцог пригладил волосы, задумчиво меня оглядывая. — Вам нужно увидеться с Анвирой. И нужно поговорить… о вас. И о Бьои.

Я обречённо кивнула, внутренне сжимаясь от страха.

— Если он не захочет меня видеть? — пискнула так беспомощно, что аж самой стало противно.

— Если я хорошо знаю Анвиру — а это очевидно — он уже соскучился по вам настолько, что обязательно захочет увидеть. Но не ожидайте тёплого приёма. Сначала он изрядно измотает вас.

Тут же вспомнился тот разговор с Анвирой, что случился в свете скабрезных слухов обо мне и Финнаваре. Да, пожалуй, сейчас моё положение было гораздо тяжелее. Но мое желание поговорить с королём и просто постоять рядом с ним было настолько велико, что становилось совершенно всё равно, что меня ждёт. Это так или иначе лучше неизвестности.

Глава 16

Герцог, окончательно поправляя одежду, вышел из комнаты, а я поспешила за ним. Нетерпение могло заставить меня хоть сейчас сесть в карету и отправиться в резиденцию. Ехать без остановок на отдых, не есть и не спать, лишь бы добраться поскорее. Но Финнавар остудил мои пылкие намерения, даже не зная о них.

— Прежде нам надо решить ещё одно дело, миледи, — произнёс он загадочно.

После чего провёл через длинную галерею с высокими толстым колоннами и длинным балконом снаружи на всем её протяжении. Мы оказались, видимо, в другом крыле замка, где тоже располагались комнаты.

Возле входа в одну из стояли стражники.

— Мадлин привезла её с собой. Сказала, что перед последним ритуалом должна набраться сил, — герцог распахнул дверь.

Я, хмурясь от непонимания, вошла вслед за ним и застыла на месте, увидев Орли О'Кифф. Она сидела, прямая, как палка, на банкетке возле кровати и невидяще смотрела перед собой. Даже на наше появление не повернула головы.

— Что с ней?

Герцог развёл руками.

— Она была такой, как сюда приехала. Думаю, это чары Мадлин. Полное безволие. Видели бы вы, какой мрак сейчас окутывает её разум.

Я пригляделась другим взором и увидела. Совсем так же, как видела заклятие, что ведьма наложила на герцога не так давно. Ну а как иначе баронесса согласилась бы добровольно поехать куда-то с ведьмой? Пусть и была с ней в сговоре.

— Вы освободите её? — я медленно приблизилась к Орли.

— Не слишком приятное занятие, но приводить её в чувство надо. Девица и так ввязалась в нехорошее дело.

Финнавар подошёл к баронессе и присел перед ней на корточки. Девушка опустила на него заторможенный взгляд и вдруг улыбнулась, однако ничего не сказала. Дунфорт взял её за руку, продолжая пристально смотреть в глаза, погладил пальцами ладонь, шевеля губами. Баронесса продолжила тихо сидеть, безучастно наблюдая за тем, что он делает.

А я чувствовала будто бы своей кожей каждый виток заклинания. Запах укрытого росой леса поплыл в стороны, заставляя на миг позабыть, где находишься. И каждый раз в голове не укладывается вся мощь, которой обладал герцог. Потому-то и становилось не по себе от мысли, что Мадлин смогла совладать даже с ним. Но может, он просто не слишком сопротивлялся?

Очередная волна сомнения насчёт того, что связывало Финнавара и ведьму, обдала меня неприятной прохладой. Но это больше не было ревностью: просто страхом и подозрением.

Пока я размышляла над этим, Орли почти полностью пришла в себя. А ещё через пару мгновений, выдернула руку из пальцев герцога, ошалело поглядывая то на него, то на меня.

— Что? Где я? — она отшатнулась, едва не скатившись с банкетки.

— Добро пожаловать в имение Дунфорт, миледи, — с издёвкой проговорил Финнавар, вставая. — Вы оказались здесь по воле некой Мадлин, с которой, очевидно, неплохо знакомы.

Орли вновь посмотрела на меня, но не с ненавистью или обидой, а с опаской. Будто провинилась передо мной.

— Что вы хотите, чтобы я сказала? — её голос снова начал обретать уверенность. — Хотите, чтобы я раскаялась?

— Достаточно будет правды, — герцог пожал плечами, поправляя рукав. — Каким волшебным образом вы оказались в резиденции?

Орли заметно колебалась, видно, ещё плохо понимая, что её ждёт.

— Я познакомилась с ней не так уж давно, — всё же начала рассказ. — Она приходила к тётушке. Лечить её подагру. Я ещё удивилась, ведь обычно нас навещал совсем другой лекарь. Она сказала, что поможет мне стать королевой, если я в свою очередь тоже помогу ей в одном деле, — баронесса вновь замялась, уже заметно смущаясь под изучающим взглядом Финнавара. — От меня ничего особо и не требовалось. Просто остановиться в одном трактире, когда буду ехать в Катайр. И не поднимать много шума, когда меня подменят. А после появиться, когда придёт время.

— Значит, вы вовсе не сидели взаперти, — я в очередной раз почувствовала себя обведённой вокруг пальца.

На этот раз Орли улыбнулась, показалось, даже злорадно. Понятное дело, Анвира ей не достанется, но и хотя бы насолить мне для неё, похоже, было слабым, но утешением.

— О, нет. Я жила в одной из комнат. Ноалан заботился обо мне, как мог.

— Это он умеет, — я хмыкнула, дёрнув бровью.

— Мне ваши грязные намёки… — огрызнулась баронесса.

— Кажется, вы отвлеклись, — напомнил герцог.

— Вот я и приехала, когда пришла весть от Мадлин. Меня принял лорд Суини, и я всё рассказала ему. О подмене и похищении.

— Думается, ваша встреча с королём не была тёплой, — Дунфорт сложил руки на груди.

— Я его вообще не видела, — Орли горько усмехнулась. — В резиденции появилась Мадлин. А после я ничего не помню.

— Вы просто феноменально наивны, миледи О’Кифф, — Финнавар подошёл ко мне и встал рядом. — К вашему несчастью, оставлять вас в живых Мадлин вообще не планировала. Она хотела принести вас в жертву Бездне. Сегодня. Как двух других претенденток на место жены Его Величества.

Орли закусила губу и опустила голову, комкая ткань юбки. Неужели она настолько была неуверена в себе, что легко согласилась на сделку с Мадлин? И разве она не знала, что король неподвластен чарам, а значит даже воля ведьмы не заставила бы его жениться на той женщине, что ему не нужна. Наверное, Дунфорт прав, и Орли просто оказалась слишком наивной девушкой, которая раньше не выбиралась далеко от своего имения. А тут на неё свалилось сразу столько радостей разом: и предложение короля прибыть ко двору, и помощь ведьмы, сулящей непременную победу в отборе.

— Я просто хотела лучшей жизни, — словно отвечая на мои мысли, пробормотала баронесса. — Как я могла знать о планах Мадлин?

— Поверьте, о них никто не знал, — герцог покачал головой и вздохнул. — Посему я считаю, что вам лучше вернуться домой, миледи. Там будет гораздо безопаснее для вас, чем здесь. Однако советую вам всё же заехать в резиденцию и поговорить с лордом Суини. Снять обвинения с миледи Лайонс, сослаться на то, что вы были под влиянием Мадлин. Без взаимных претензий вам и жить будет легче, и репутация ваша будет в целости. Я со своей стороны обещаю оказать в этом содействие.

Орли подняла на Финнавара взгляд, и в нём мелькнула, показалось, искренняя благодарность вперемешку с интересом. Возможно, она даже на миг задумалась, что неплохо в её положении было бы стать хотя бы герцогиней. Дунфорт, без сомнения, умел произвести впечатление на девушек учтивостью и благожелательностью. Довелось проверить это на себе.

Однако сам герцог остался совершенно безучастен к любопытству девушки, он вопросительно смотрел на неё, ожидая окончательного решения. Орли как будто ещё немного поколебалась, то и дело посматривая на меня. Видно, я настолько ей не нравилась, что она даже сомневалась, стоит ли отозвать все свои обвинения, даже в ущерб собственному будущему.