Невеста из мести (СИ), стр. 56

— Добро пожаловать, дорогие гости, — с открытой издёвкой в голосе, проговорил Финнавар, когда карета въехала в открытые расторопными слугами ворота.

— И чего вам, Ваша Светлость, не жилось дома, — усмехнулся Ноалан, озираясь. — Может, тогда судьба уберегла бы вас от встречи с этими ведьмами.

Он кивнул в мою сторону. Герцог ничего не ответил, сохраняя нарочитую отстранённость. Только одно могло бы выдать его перед остальными: то, что он подал мне руку, помогая выйти из кареты. И при этом достаточно грубо отодвинул трактирщика. Но тот, кажется, не насторожился. А Маврис и вовсе только и успевал зевать по сторонам: он, верно, впервые видел настоящий замок так близко.

Герцог, продолжая держать меня за руку, будто опасаясь, что я брошусь бежать, провёл до главного входа: а там уже ждали некоторые слуги и женщина строгого вида, по которой сразу можно было догадаться, что это экономка. Однако, когда Финнавар ступил на крыльцо, она расплылась в добродушной улыбке.

— Наконец-то, Ваша Светлость! — она сделала шаг нам навстречу и вцепилась в меня въедливым взглядом. — Мы уже начали думать, что вы не появитесь до самой весны.

— Однако я здесь, — герцог скупо улыбнулся в ответ. — И рад вас видеть, Лорина.

Столь холодное приветствие экономке явно не понравилось. Она с подозрением окинула взглядом двух мужчин за нашими спинами. Герцог, наконец отпустив меня, поравнялся с ней и, коротко склонившись к её уху, что-то шепнул. Ни единой лишней эмоции не мелькнуло на лице женщины, будто мне это всё только померещилось. Она проводила нас внутрь, продолжая на ходу делиться с хозяином последними новостями, а потом, всплеснув руками и запричитав, что забыла о чём-то важном, куда-то спешно ушла.

— Что ж, друзья, скоро вам покажут, где разместиться на то время, что вы здесь пробудете, — Финнавар повернулся к Ноалану и Маврису, нехорошо улыбаясь.

Но те довольно переглянулись, прельщённые такой возможностью.

— Её, — трактирщик указал на меня, — Мадлин распорядилась запереть получше, пока она не вернётся.

— Конечно, — герцог махнул рукой вновь вошедшей в парадный зал экономке. Вслед за ней, позвякивая оружием, пришли шестеро мужчин, по виду — стражники. Подручные ведьмы тут же напряглись и завертели головами, уже, похоже, понимая, что сейчас будет.

— Надеюсь, ваше пребывание здесь будет удобным и запомнится вам надолго, — холодно проговорил Дунфорт. — Взять их!

Глава 15

Ноалан и Маврис попытались прорваться, хоть это и было заведомо бесполезным делом. Стражники окружили их плотной стеной и после недолгой возни, что прерывалась самой похабной руганью, разошлись, являя всем собравшимся связанных мужчин.

Финнавар удовлетворённо окинул их взглядом и качнул головой в сторону дверей: уводите. Ноалан, слизывая с разбитой губы кровь, исподлобья посмотрел на меня, и показалось, хотел что-то сказать, да передумал. Только продрал до самого нутра ненавистью. Обсуждать мне с ним больше было нечего. Хотя об одном я жалела: о том, что однажды пошла лёгким путём и воспользовалась самым низким способом привлечь мужчину на свою сторону: разделила с ним ложе. Теперь это только сильнее будоражило и без того взбесившуюся в последнее время совесть.

Когда пленников увели, не сразу в зале прозвучал хотя бы один шорох. Первым вздохнул герцог, устало и как-то обречённо. Всё, что свалилось на нас за последние дни, вымотало его, но он вряд ли позволит себе отдохнуть. Я, превозмогая страшную слабость, подошла к нему, вглядываясь в пепельно-серое лицо, на котором явственно проступили слабые морщины. Словно борьба со мной и с заклинанием Мадлин отобрало у него несколько лет жизни.

— Вам нужно отдохнуть, Ваша Светлость, — проговорила тихо, когда он поднял на меня взгляд.

Расслышав мои слова, экономка Лорина тут же засуетилась, прогоняя праздно глазеющих зевак и на ходу отдавая им распоряжения готовить стол и комнаты для хозяина и его гостьи. Часть слуг побежала по лестнице на второй ярус замка, а другая — скрылась за дверью. Вокруг стало пусто и почти тихо. Герцог взял меня за запястья и прижал ладони к своей груди.

— Спасибо вам, миледи. За то, что не испугались и попытались спасти нас. Я точно не смог бы сделать это сам.

— Я совершила так много неразумных вещей… Моя жизнь мне не дорога. Но пропасть вам я не могла позволить.

— Не говорите так, — Финнавар покачал головой. — Ваша жизнь важна если не вам, то некоторым другим людям — уж точно. И я говорю сейчас не только о себе.

Он улыбнулся еле-еле, словно даже это простое действие требовало огромных сил. И тут склонился ко мне, привлекая ближе. Его дыхание коснулось губ. Но не успела я ещё и подумать о том, чтобы воспротивиться, как вернулась Лорина. Она нарочито громко закрыла дверь и простучала каблуками по мраморному полу, подходя к нам. Дунфорт выпрямился, однако моих рук не отпустил, вовсе не скрывая от экономки, какие у него только что были намерения.

— Комната для миледи готова? — твёрдым тоном поинтересовался он.

Женщина кивнула, поглядывая на меня с точно таким же интересом, как недавно — хозяйка таверны Абигел.

— Ваша — тоже. Сейчас девочки накрывают на стол: вы можете подкрепиться прежде чем подняться к себе. К ужину повар постарается лучше. Мы хоть и ждем вас каждый день, но вы всё же приехали без предупреждения.

В её голосе даже промелькнул упрёк. Но надо было отдать ей должное: она ни словом не спросила, кто были те мужчины, которых увели, наверное, в темницы. Лорина полностью доверяла герцогу и понимала, что, раз всё это случилось, значит, так нужно было и таковы были обстоятельства.

— Спасибо, леди Лорина, — Финнавар благодарно наклонил голову. — Пока проводите миледи Лайонс в столовую. А мне нужно распорядиться насчёт двух других гостей.

Он наконец отпустил меня, и я после приглашающего жеста экономки пошла за ней. Сначала она всё же проводила меня в комнату, позволив хотя бы умыться с дороги и слегка расчесать волосы. Переодеться мне всё равно пока было не во что. А после мы вернулись вниз. Столовая после той, что была в королевской резиденции, показалась слишком тёмной. Стены здесь были отделаны деревом, и камин, дающий хоть сколько-нибудь света, украшали чуть растресканные резные порталы. Здесь пахло теплом и уютом, но всё равно в душе поселялась тревога. Длинный, натёртый до блеска стол уже накрыли. Столовое серебро блестело, отражая пламя. Лорина прошла вдоль, зажигая свечи в изящных канделябрах, а после указала мне на одно из высоких кресел, обитых богатым жаккардом, к сожалению, тоже тёмным. Я присела, чувствуя страшную неловкость, в растерянности потрогала прохладные приборы и салфетку в цвет обивки сиденья. Тут же откуда ни возьмись рядом появилась служанка и, ни слова не говоря, наполнила мою тарелку тушёным в овощах кроликом, а бокал — вином насыщенного цвета, которое в свете камина казалось шлифованным гранатом.

— Приятного аппетита, миледи, — строго, даже не пытаясь проявить лишнюю сверх положенного каплю вежливости, проговорила Лорина. — Если вам что-то понадобится, зовите.

Она указала на стоящий от меня по правую руку на столе колокольчик. А после удалилась. Я просидела, бездумно вперившись в блюдо перед собой, настолько неудобно мне было здесь, в незнакомом доме, который и герцогу-то как будто был чужим. Здесь не чувствовалось души хозяина так, как в резиденции, где всё буквально дышало Анвирой. Наверное, появись у герцога семья, всё поменялось бы, но пока замок хранил отстранённость, как временное жилище, которое навещают лишь изредка. Не успела я ещё приступить к еде, как в столовую вошёл Финнавар. Он на мгновение замер у дверей, глядя на меня, словно примерялся, как смотрюсь в знакомом ему окружении. Судя по всему, вид ему понравился, потому как герцог улыбнулся.

— Чего вы ждёте, миледи? — он подошёл и сел напротив, на другом конце длинного стола. — Вы любите остывшее жаркое?

Немного поразмыслив, Финнавар подхватил свою тарелку вместе с приборами и пересел в кресло рядом со мной.