Невеста из мести (СИ), стр. 29

Отказываться я не стала. Нужно было проветрить голову после этого спонтанного поцелуя. Хоть и не хотелось мне проводить слишком много времени рядом с Анвирой. Казалось, что когда он находится в своей загородной резиденции, то перестает быть жёстким правителем и беспринципным человеком, каким успел себя зарекомендовать за годы правления. И это сбивало с толку мою забитую в глубины души, но всё же женскую сущность.

Я только забежала в комнату, чтобы снова накинуть тёплую одежду, и спустилась в сад. Там, у фонтана, Бьои и правда гулял с гувернанткой, молодой худосочной девицей, которая и сама-то, верно, только выпорхнула из-под крыла воспитательницы. Почему-то учительница для принца представлялась этакой строгой леди в годах и застегнутом под самое горло платье цвета шкуры престарелой мыши. Но такое хрупкое создание увидеть я никак не ожидала. Она проворно, но не слишком быстро, бегала за Бьои, кидала в него снежки и уворачивалась от ответных. Мальчишка, кажется, был совершенно счастлив. Он уже успел изваляться в снегу. Снова королева будет ворчать, что весь промок.

Я постояла в стороне, не решаясь приблизиться и разрушить их идиллию. Было хорошо и так: просто наблюдать со стороны, вдыхая слегка морозный воздух и чувствовать, как оседают мелкие снежинки на ресницах.

Вдруг твёрдый комок ударил меня под лопатку. Не больно, но так неожиданно, что я взвизгнула. Смех Анвиры разнёсся по саду. Бьои отвлёкся от погони за гувернанткой и обернулся. Я тоже глянула через плечо.

Король уже сминал в ладонях новый снежок.

— Будете стоять долго — замёрзнете, — предупредил он, замахнулся и бросил комок, но не в меня, а в сына.

Тот радостно заверещал и умчался под защиту воспитательницы. Пока я глядела на короля, меня снова обстреляли, но уже с другой стороны. В сад, оказывается, спустились и остальные леди. Впереди всех, отряхивая перчатки от снега, шествовала графиня Фланаган. Даже Анвира с его мужской силой не попал в меня так больно, как она.

— А вы сегодня в скверном расположении духа, графиня, — усмехнулся король.

— Вам показалось, Ваше Величество, — фыркнула та, поглядывая на меня.

А я только стряхнула снег с плеча, раздумывая, не влепить ли ей мокрый и холодный комок прямо промеж глаз.

Девушки быстро окружили короля, не слишком приближаясь, но и не выпуская его из виду. Бьои как-то сразу стушевался, поглядывая на почти незнакомых леди с опаской и настороженностью. А те завели свои обычные разговоры обо всём и ни о чём. Веселье тут же завяло, а молодая гувернантка застеснялась в присутствии стольких блистательных дам. На их фоне она совсем терялась, как песчинка среди бриллиантов.

Анвира терпеливо сносил их неуёмное внимание, улыбался направо и налево, словно совсем недавно целовался с каждой из них. Меня даже разобрало какое-то подобие ревности. Сложно отходить на задний план, когда уже поверила в то, что оставила соперниц далеко позади.

Но теперь Анвира уделял мне ровно столько же внимания, как и остальным девушкам, которые так долго ждали общения с ним. Я уже решила, что пора возвращаться в замок: не слишком приятно было наблюдать благоговейные лица невест и вежливо-отстранённое — короля. Но в какой-то миг Анвира посмотрел на меня так, что я увидела на его лице печать всего, что между нами случилось. Пусть неожиданно, пусть с извинениями после, но то, что нас связало чуть-чуть, на волосок, но сильнее, чем с другими леди.

Однако я всё же присела рядом с гувернанткой и перевела взгляд на Бьои, который строил кособокого снеговика.

— Как жаль, что Его Величество сейчас вынужден так мало проводить времени с сыном, — задумчиво изрекла воспитательница.

— А обычно проводит больше?

Она покосилась на меня, пытаясь, видно разгадать, что кроется в моем тоне.

— Он, конечно, очень занят почти постоянно. Но эта поездка… Я думала, что они будут видеться чаще.

— Скоро всё закончится, — тихо проговорила я, чувствуя себя так мерзко, что вот-вот вывернет наизнанку.

Вдруг все притихли. Девушки перестали щебетать, а принц приостановил своё увлекательное занятие.

Из глубины сала показался Финнавар. Ни на кого не глядя, подошёл к Анвире и что-то сказал ему. Король тут же помрачнел.

— Прошу простить меня, леди, но я вынужден вас покинуть, — поспешно распрощался он и ушёл вслед за герцогом.

Девушки проводили его печальными взглядами и вскоре тоже начали расходиться. Я ушла последней, оставив принца с гувернанткой. На душе стало нехорошо.

Глава 8

Сразу после того, как закончилась прогулка, Анвира уехал из резиденции. Уж какие срочные дела вызвали его в Катайр, только ему и советникам было известно. Но я подозревала, что тут не обошлось без новых скверных вестей о Чёрном Море. И снова с отбытием правителя жизнь в замке приостановилась. Леди стали тихими и бесцветными. Даже редкая компания принца Эрнана во время трапезы никого не вдохновляла. Особенно после того, как он участвовал в столь двусмысленной проверке невест. Но он по этому поводу не слишком расстраивался. Похоже, ему просто было приятно находиться в женском обществе, тем более в отсутствие старшего брата, который неизменно перетягивал на себя всё внимание девиц, даже если не находился в поле их зрения.

Я тоже немного успокоилась, хоть очередная задержка в исполнении плана не была на руку. Просто-напросто всё, что происходило со мной рядом с Анвирой, беспокоило не меньше, чем опасность быть раскрытой. Нужно было обдумать всё в одиночестве, без возможности встретиться с ним случайно или по приказу. На счастье, Финнавар тоже куда-то запропастился, хотя и не выезжал из резиденции. А потому временное затишье меня скорее радовало, в отличие от других невест.

И в первый день отъезда короля я буквально наслаждалась мыслью о том, что его нет. Никуда особо не ходила. Обед приказала принести в комнату. И с каждым мигом, что проводила одна, уверенность в том, что моим планам всё же суждено сбыться, крепла.

Однако кислое лицо Полин, когда та принесла поднос с едой, тут же подпортило мне благостное настроение. Служанка молча прошла через комнату и вздохнула, расставляя чашечки, тарелки и креманки.

— Что-то случилось? — я пересела в кресло поближе к столу.

— Даже не знаю, как и сказать… — замялась Полин.

— Уж говори, как есть.

— Это ещё не точно… Но будто бы пришло известие, что виконтесса Кавана погибла по дороге домой.

Я едва не поперхнулась яблочной долькой, которую успела ухватить.

— Что ты несёшь?

Служанка надулась на резкий тон.

— Что узнала, то и несу, миледи. Ничего не выдумала. На её разорённую карету наткнулся кто-то из тех, кто прислуживает в резиденции. Вот и примчался сразу.

Аппетит тут же пропал. В голове не укладывалось, как такое могло произойти.

— И как же она погибла?

— Кажется, разбойники напали. Там все перебиты. И слуги тоже, и кучер.

— Разбойники. Недалеко от резиденции короля… — я недоверчиво хмыкнула.

Да каждому известно, что здешняя округа полна стражи. Они постоянно патрулируют дороги и следят, чтобы не зверствовал никакой сброд.

— Я ничего не знаю, миледи! — Полин замахала руками. — Но то, что виконтесса мертва… Сам лорд Суини уехал разбираться.

Стало быть, Суини не просто на посылках у короля. Он и дознаватель на случай, если что-то случится. А может, даже и шпионит. Кто его теперь знает? Кажется, здесь у каждого человека двойное дно.

— Ладно, извини. Просто. Это так страшно…

Я невольно посмотрела в окно, за которым небо медленно затягивало облаками.

— И не говорите, миледи. Так жалко леди Кавану. Она была хорошая. Лучше бы она осталась, а уехал кто другой. Ой, — Полин прикрыла ладошкой рот, осознав, видно, что невольно пожелала смерти другой невесте короля. — Я не то хотела сказать.

— Я поняла, не волнуйся.

Полин кивнула и, забрав поднос, ушла. Я тоскливо окинула взглядом обед, есть который теперь совсем не хотелось. Дверь снова отворилась, но вместо служанки вошла леди Кэтлин.