Невеста из мести (СИ), стр. 2

— А слуги? Ведь с ней будут слуги, — девушка принялась теребить подол дрожащими пальцами.

Да уж, пора бы баронессе появиться, а то Полин совсем растревожится, а там поди собери её, успокой так, чтобы глупостей не наделала.

— С ней только лакей, одна служанка и кучер. Обедневшему роду не на что содержать много слуг, а родовое гнездо развалится, если большую их часть отправить в сопровождение девице. Это опасно, — я холодно усмехнулась. — Но это их беда и моя удача.

Полин совсем пригорюнилась. Но это она зря. Убивать никого я не собиралась. С прислугой всегда можно договориться. Среди них редко попадаются переданные хозяевам люди. Особенно если дело касается пожилого лакея, смазливой служанки и кучера, у которого на шее полдесятка детей и сварливая жена.

Я много разузнала о юной и благопристойной Орли О’Кифф. С того самого мига, как услышала о том, что овдовевший и отгоревавший своё Анвира, король Азурхила, решил искать себе жену со всех провинций королевства. И не только самых знатных, но и тех, кто прозябает на дальних его окраинах. Многих отсеяли в самом начале отбора, даже не пригласив ко двору. А те, кто всё же попал в счастливый список, не сразу, верно, поверили в удачу, что на них свалилась. Возможно, Орли О’Кифф, на которую я походила хотя бы цветом волос и фигурой, даже плакала от радости, получив письмо с гербовой печатью. Почему-то именно так мне всё представлялось.

— Ох, миледи, — заламывая руки, вновь вздохнула Полин. — Я буду молиться Пресветлому и брату его, Мудрецу, чтобы у вас всё получилось.

— Брось, моя дорогая, — я постаралась придать голосу как можно больше беспечности. — Всё будет хорошо. Вот увидишь. Найдешь себе при дворе какого наимилейшего лакея и заживёшь не хуже фрейлины.

Служанка недоверчиво глянула, впрочем, в её глазах уже снова зажглась надежда на лучшее. В конце концов, что ей оставалось делать, кроме как довериться мне?

Сегодня я заснула с предчувствием скорого освобождения из невольного плена в этом трактире. И оно не обмануло. Утром примчался то ли племянник Ноалана, то ли двоюродный брат: коренастый мальчишка, которого отправили навстречу баронессе, чтобы точно её не упустить.

— Будет сегодня к вечеру, — сообщил он заговорщически, подбежав к стойке, за которой с утра хлопотал Ноалан, и схватил пирожок с капустой из миски.

Ловко увернулся, когда хозяин попытался его отобрать, и спрятался за моей спиной.

— Значит, никуда не свернула, как мы и рассчитывали, — тут же позабыв о пирожке, улыбнулся Ноалан.

Я не стала ничего отвечать, чувствуя только, как волнительно и немного страшно стало. Всё-таки раньше я жила, как и любая скромная леди. Не пыталась никого обмануть, а уж тем более похитить и запереть в неволе, чтобы воплотить свои планы. А теперь казалось, что эта дорога приведёт меня прямиком в пропасть. Но отступать некуда.

— С ней всё те же слуги и кучер? — я с безразличным видом отпила из кружки стремительно остывающего глинтвейна.

Вино, из которого его сварил для меня Ноалан, было, конечно, не столь дорогим, как в поместье отца и даже покинутого мужа. Но сейчас не до претензий.

— Всё те же, миледи, — пробубнил парнишка, впиваясь зубами в честно стащенный пирог. — Откуда ей взять других? Говорят, бедная, что твоя храмовая мышь.

Я невольно поморщилась от насмешки в голосе этого сопливого наглеца. В какой-то миг даже стало жаль несчастную Орли, которой выпала на долю встреча со мной. Да только ничего не поделаешь.

Отчитавшись обо всём, что ему было поручено, посыльный юркнул в поварню, чтобы, видно, разжиться ещё чем-то съестным.

— Не передумала, Далья? — глянув ему вслед, вновь повернулся ко мне Ноалан.

Он упорно не желал прибавлять к моему имени “миледи”, хоть и знал, что рода я не последнего. И, видно, считал, что наша близость давала ему такое право.

— Не надейся.

Я встала, оставив кружку на столе, и вернулась в свою комнату. Нужно было всё ещё раз проверить. Возможно, после будет совсем некогда. Несколько раз меня отвлекали работой в трактире — ведь просто так тут жить никто не позволит — а после я возвращалась и начинала всё сначала. От размышлений над своими скудными пожитками отвлекла влетевшая в комнату Полин.

— Приехала. Ей-ей, она приехала, миледи.

Я вскочила с постели, на которую только присела, и в первый миг даже растерялась, что делать.

— Никаких больше миледи, пока я не разрешу! — наконец придя в себя, приказала служанке.

Та поспешно кивнула и присела в книксене, после чего, спохватившись, глупо хихикнула. Лишь бы её снова не накрыла паника. Я мигом спустилась в харчевню, едва не сбиваясь на бег, и поспела как раз к тому, как долгожданная баронесса О’Кифф вошла внутрь.

Девушка стянула с изящных ручек перчатки и огляделась с тенью брезгливости во взгляде. Надо же, обычная нищебродка с именем, а нос морщит, как герцогиня, вступившая в лошадиное яблоко на улице. Мы и правда были похожи с ней: рыжими локонами, ростом и фигурой. Этого было достаточно, чтобы хоть немного да успокоиться. Вслед за Орли вошла её служанка, худосочная и конопатая с любопытно бегающим взглядом. А ещё чуть позже — важный, что сам барон, лакей в годах. Он нёс солидный, обтянутый уже потёртой коричневой кожей саквояж госпожи.

Ноалан, выходя к новым постояльцам уже улыбался во весь рот, и Орли, лишь глянув на него, тут же прониклась природным обаянием трактирщика. Экий паршивец. Отбросив невольный укол ревности, я тоже спустилась наконец к гостям.

— Доброго вечера, — от елейности собственного голоса едва не стошнило. — Вы не озябли в дороге? Нынче погода — сущий кошмар!

Девушка повернулась ко мне, и сразу стало понятно, что симпатии между нами не случится. Будто она тут же распознала исходящую от меня угрозу. Некоторые женщины видят в каждой встречной соперницу. Уж в чём — им одним известно. Последние крохи жалости испарились из души при виде этого надменного взгляда. Пожалуй, при дворе она не понравилась бы никому, несмотря на милое личико. Надо будет исправить это досадное недоразумение. Мне любовь всех вокруг будет очень нужна.

— Да, мы не отказались бы согреться, — всё же выдавила из себя улыбку баронесса О’Кифф.

— Час поздний, — пришёл на подмогу Ноалан. — Могу я предложить вам комнаты, где вы могли бы переночевать?

Орли коротко обернулась на служанку и лакея, словно решать не ей, а те яростно закивали. Устали бедолаги, то ли от непогоды, то ли от дороги, а может, и от скверного нрава госпожи.

— Да, нам нужны две комнаты. На одну ночь, — девушка просунула руку под накидку и позвенела монетами в кошеле.

Судя по звуку, больших залежей у неё там не водилось.

Я лично сходила в поварню, чтобы проверить, как готовят ужин для важных гостей. Полин, постоянно на меня косясь, перелила из большой бадьи в кувшин вино, перемешанное с яйцом: для лучшего сна. То, что для хорошего сна я собиралась добавить туда ещё и свой секретный ингредиент, никому из поварих лучше было не знать. У служанки вдруг так затряслись руки, что показалось, будто она сейчас расколотит посудину: пришлось спешно перехватывать у неё вино, пока не расплескала.

— Выдашь нас раньше времени — побью! — пообещала я, коротко глянув на Полин.

На удивление, это возымело действие: та кивнула и мигом успокоилась. Ну, или хотя бы перестала трястись, словно осиновый лист. Собрав на поднос ужин для баронессы и её спутников, я одной рукой непонятно зачем разгладила подол и вышла в зал. Один лёгкий взмах, словно коснулась покачнувшегося кувшина — и в него из перстня на безымянном пальце высыпался полупрозрачный порошок. Сны у баронессы сегодня будут сладкими, а вот пробуждение — не очень.

Ноалан вовсю развлекал симпатичную гостью, а та смущалась, но не переставала улыбаться, словно трактирщик ей нравился, но она понимала, что разговаривать с ним так запросто ей не положено. Худощавая и подвижная, словно мышь, служанка её сидела рядом, так же не сводя глаз с хозяина. Лишь лакей неодобрительно поглядывал то на них, то на Ноалана. С ним забот будет больше всего.