Счастливая жена. Как вернуть в брак близость, страсть и гармонию, стр. 2

Тому, чего не следовало делать, я училась на своих болезненных ошибках. Когда-то я критиковала его небрежное обращение с нашими машинами и при этом чувствовала себя в роли собственной матери, когда она злилась на меня и не давала мне смотреть телевизор. Я молилась об обретении мудрости и небольшими шагами приближалась к гармоничным отношениям, в которых нет места контролю. Медленно, но неуклонно ситуация в нашей семье стала меняться.

Когда я перестала ругать мужа, давать ему советы, поручать ему целые списки дел, высмеивать его идеи и браться за разрешение любой ситуации так, словно сам он не в состоянии ничего сделать, произошло настоящее чудо. Возник союз, о котором я всегда мечтала.

Мужчина, который когда-то очаровал меня, вернулся.

Мы с Джоном заново открыли друг друга. Я перестала жаловаться на то, какой он безответственный и бестолковый, и почувствовала к нему искреннюю благодарность и любовь. Мы делили ответственность, не упрекая друг друга и не обижаясь. Наши постоянные ссоры и пререкания остались в прошлом. Мы смеялись, держались за руки, танцевали на кухне и наслаждались той острой близостью, какой не испытывали уже много лет.

На девятую годовщину свадьбы я взяла фамилию мужа.

– Теперь, когда я узнала его получше, думаю, можно рискнуть, – со смехом говорила я подругам.

На самом деле я просто стремилась сблизиться с Джоном еще сильнее. Я хотела сделать что-то такое, что символизировало бы мое огромное уважение к нему. Смена фамилии стала внешним проявлением внутренних перемен, естественным шагом на пути, на который я ступила уже давно, сама не сознавая этого.

Конечно, изменилась я не сразу. Поначалу, держа язык за зубами вместо того, чтобы высказывать свое мнение обо всем вокруг, я чувствовала себя некомфортно. Сдерживаться и не поправлять мужа было так же тяжело, как писать левой рукой. Жизнь стала какой-то неуклюжей и странной!

Уступки – процесс постепенный, а достигнутые позитивные результаты – приятные вехи на этом пути. Со временем у меня сформировались новые привычки. Почувствовав, что я скатываюсь к старому поведению, я останавливалась и спрашивала себя: «Что мне больше нужно: контроль над каждой ситуацией или счастливый брак и любящие отношения с мужем?»

Разумеется, эмоциональная близость, отсутствие напряженности, достоинство, доброта и доверие гораздо важнее и приятнее возможности настоять на своем и сделать все самой. Чтобы не забывать о новых приоритетах, я сделала слово «уступки» своей мантрой. Короткое и четкое напоминание служило лучше длинной фразы: «Прекрати пытаться все контролировать». Я мысленно снова и снова повторяла себе: «Уступки!»

Стать лучше

«Добродетель сама по себе служит величайшей наградой».

Силий Италик

Уступки мужу – это вовсе не возвращение в пятидесятые годы и не бунт против феминизма.

Эта книга вовсе не о том, чтобы заткнуться и помалкивать.

И уж точно не о покорности.

Она о следовании основным принципам, которые помогут вам изменить свои привычки и вернуть близость в браке. Эта книга – об отношениях, которые сделают вас обоих лучше и будут способствовать вашему общему духовному развитию. Уступки и радуют, и пугают одновременно, но их результаты – покой, радость, любовь к себе и своему браку – несомненны.

Вот основные принципы жизни «капитулировавшей» жены:

• Отказ от излишнего контроля над мужем

• Уважение его точки зрения

• Благодарность и радость за подарки мужа

• Высказывание своих потребностей без попыток контроля

• Передача мужу права распоряжаться семейными финансами

• Сосредоточенность на собственной самореализации

«Капитулировавшая» жена:

• Проявляет слабость в те моменты, когда раньше стала бы пилить мужа

• Проявляет доверие тогда, когда привыкла контролировать

• Проявляет уважение, хотя раньше отпустила бы унижающее замечание

• Проявляет благодарность вместо неудовлетворения

• Проявляет веру в те моменты, когда раньше высказала бы сомнение.

«Капитулировавшая» жена богата, хотя раньше чувствовала себя бедной. В ее распоряжении оказывается больше денег, а сексуальная жизнь начинает приносить больше удовлетворения, чем раньше, когда она и не думала об уступках.

Моя сестра Ханна Чайлдс исповедует философию сдавшейся жены в своей работе – а работает она преподавателем бальных танцев. «В браке, – говорит она, – как в бальном танце: один из партнеров должен вести, а другой – следовать за ним. И это не означает, что какая-то роль важнее другой. Мне редко встречались женщины, способные устоять перед «ведением назад».

«Я делала все, что делал он, – однажды сказала Джинджер Роджерс о Фреде Астере [1]. – И я делала это, отступая назад, да еще на высоких каблуках». Хотя Фред и Джинджер были одинаково опытными и талантливыми танцорами, если бы они оба попытались вести (или следовать), то начали бы тянуть друг друга в разные стороны. Они не смогли бы танцевать гармонично и слаженно, а толкались бы или разошлись в разные стороны. Джинджер позволяла Фреду вести ее. Она доверилась ему, поверила, что он покажет ее в лучшем свете и убережет от проблем. Фред не принижал ее; Джинджер позволяла ему быть фоном – партнером – для своего таланта.

Я тоже хочу, чтобы мой муж помог мне продемонстрировать мои лучшие качества.

Истоки стремления к контролю

Разум человека, однажды впитавший новую идею, никогда не вернется к прежнему состоянию».

Оливер Уэнделл Холмс

Задолго до влюбленности и свадьбы каждая женщина, которая стремится к контролю, переживала разочарования. В детстве многие наши потребности остаются неудовлетворенными. На это может быть масса причин: безвременная смерть родителей или болезненная зависимость кого-то из членов семьи. Неудовлетворенность может касаться даже мелочей – кто-то не получил кроссовок, как у всех одноклассников, кому-то пришлось смириться с тем, что внимание родителей переключилось на нового брата или сестру. Какова бы ни была причина, мы делали неверный вывод: никому нет дела до нас и наших желаний.

Мы свыкались с детским убеждением: если бы мы всегда были главными, то все было бы по-нашему.

Некоторые из нас так привыкли жить в страхе перед неудовлетворением своих потребностей, что даже не замечают учащения своего пульса и поверхностного дыхания. Этот страх стал для нас нормальным и привычным. Вместе с ним возникла автоматическая реакция: нужно все и всегда контролировать. Чем больше мы контролируем окружающих – мужей, братьев, сестер и друзей, – тем лучше и легче нам живется.

Рыбы последними узнают, что живут в океане. Так и те из нас, кто старается контролировать все и вся, последними осознают собственное поведение. Мы убеждаем себя, что пытаемся советовать, улучшать, помогать другим людям или действовать эффективно. Мы не признаемся даже самим себе, что слишком боимся непредсказуемости, поэтому делаем все, что в наших силах, чтобы добиться определенного результата.

Например, я считала, что, заставляя мужа просить повышения зарплаты, делаю полезное дело. Когда я, сидя в машине подруги, отлично знавшей, куда нужно ехать, восклицала, что нам нужно свернуть направо, а не налево, мне казалось, что я стараюсь сэкономить время и избежать пробок. Когда я пыталась убедить брата обратиться к психотерапевту, то оправдывала свое вмешательство в его жизнь желанием «защитить его от него самого».

Все эти оправдания были лишь красивым прикрытием моей неспособности доверять другим людям. Если бы я поверила, что мой муж зарабатывает ровно столько, сколько может, я бы не стала унижать его, высказывая сомнения в его честолюбии. Если бы я поверила, что подруга довезет нас до нужного места за разумное время, я бы не командовала в дороге, вызывая у нее обиду и раздражение. Если бы я поверила, что брат мой способен идти по жизни своим путем, он бы чаще делился со мной своими переживаниями и чувствами.