Простой способ перестать курить, стр. 27

Мне нередко делали замечания: «Вы говорите — „Не переставайте курить, пока не дочитаете книгу“. Из-за этого курильщики читают книгу годами или бросают ее, как придется. Так что это указание нужно изменить». Звучит логично, но я знаю, что если дать указание «Прекращайте немедленно», некоторые курильщики даже не возьмутся читать эту книгу.

Как-то раз, еще давно, один курильщик дал мне совет. Он сказал: «Меня очень задевает, что приходится просить у вас помощи. Я же знаю, что силы воли у меня достаточно. Все остальные области жизни у меня под контролем. Так почему остальные курильщики сами бросают через силу воли, а мне было нужно прийти к вам?», продолжал он, «Думаю, я мог бы разобраться и сам, только перекурить бы в процессе».

Это может показаться противоречием, но я знаю, о чем он говорил. Мы расцениваем процесс освобождения от сигарет как нечто крайне сложное. А что нам нужно, если впереди ждет сложное дело? Нужен наш маленький друг. Поэтому создается иллюзия, что освобождение от сигарет наносит двойной удар. Нам не только нужно выполнить сложную вещь, что само по себе непросто, — теперь еще и недоступна опора, на которую мы привыкли полагаться.

Лишь спустя долгое время после того мужчины мне пришло в голову, что в этом указании продолжать курить кроется истинная прелесть моего способа. Можно прекращать курить, продолжая это делать. Сперва избавляешься от всех сомнений и страхов, потом выкуриваешь последнюю сигарету — и становишься некурящим, и тебе это нравится.

Лишь одна глава всегда заставляла меня серьезно задуматься над изначальным советом: эта самая, посвященная выбору правильной точки отсчета. Выше я советовал выбрать для попытки прекращения выходные, если обычно повод для курения — нервные ситуации в офисе, и так далее. По правде, это не самый простой способ. Проще всего — выбрать самое тяжелое на ваш взгляд время, будь это стресс, общество, сосредоточение или скука. Стоит вам доказать себе, что вы способны и справиться с жизнью, и наслаждаться ею в худшей ситуации из возможных, все остальные моменты становятся куда проще. Но подай я этот факт в форме категоричного указания, смогли бы вы попробовать перестать?

Давайте возьмем аналогию. Мы с женой ходим вместе в бассейн. Приезжаем мы туда одновременно, но плаваем вместе редко. Все дело в том, что она начинает погружение с большого пальца одной ноги, и по-настоящему начинает плыть только спустя полчаса. Я не способен терпеть эту медленную пытку. Я изначально знаю: какой бы холодной ни оказалась вода, в итоге ее придется одолеть. Поэтому изобрел простой способ: нырнуть головой вперед. Так вот, если бы я настаивал, что если не нырнуть щучкой, плавать не научишься вовсе, я уверен — она бы так и не смогла бы плавать. Сами видите, в чем беда.

Из писем я знаю, что многие курильщики следовали моему необычному совету: отложить точку отсчета до следующего черного, по их мнению, дня. Моей следующей мыслью было применить методику, к которой я прибегал в главе по преимуществам курения, что-то вроде: «очень важно выбрать правильную точку отсчета, и в следующей главе я посоветую вам лучшее время для попытки». Вы переворачиваете страницу, а дальше только слово «СЕЙЧАС» крупным шрифтом. В принципе, это лучший совет, но послушаетесь ли вы его?

Вот он, самый хитрый момент курительной западни. Когда в жизни присутствует истинное волнение, прекращать не время, а если волнений в жизни нет — то нет и желания перестать.

Задайте себе следующие вопросы.

Закурив самую первую сигарету, вы взаправду приняли решение курить и дальше, всю оставшуюся жизнь, изо дня в день, без малейшей возможности остановиться?

КОНЕЧНО, НЕТ!

Так что, вы собрались курить и дальше, всю оставшуюся жизнь, изо дня в день, без малейшей возможности остановиться?

КОНЕЧНО, НЕТ!

И когда вы решили перестать? Завтра? Через год? Еще через год?

Не этот ли вопрос вы задавали себе с тех пор, как впервые осознали, что втянуты? Надеетесь, что проснетесь однажды утром, и курить вам больше не захочется? Хватит себя обманывать. Я прождал тридцать лет в надежде, что так будет со мной. Но при наркотической зависимости вас постепенно тянет всё больше, а не всё меньше. Считаете, что завтра будет проще? Опять самообман. Если вы сегодня на это неспособны, тогда с чего вы взяли, что будет проще назавтра? Собираетесь дождаться, пока и впрямь столкнетесь с какой-нибудь смертельной болезнью? Тогда это уже будет малость бесполезно.

Истинная ловушка и есть вера в то, что сейчас не время: завтра всегда всё кажется проще.

Мы уверены, что живем нервной жизнью. На самом деле это не так. Человечество давно убрало из жизни серьезные волнения. Когда человек покидает дом, то нападения диких зверей он не боится. Большинству из нас не нужно переживать о пище на следующий ужин и о крыше над головой. А стоит представить себе жизнь дикого животного. Всякий раз, когда кролик выходит из норы, на него без конца рушится целый Вьетнам. Но кролик умеет справляться с жизнью. У него есть адреналин и прочие гормоны — и у нас тоже. На самом деле максимально напряженная жизнь у любого существа приходится на раннее детство и юность. Но 3 миллиарда лет естественного отбора снабдили нас всем, что нужно для их преодоления. Когда началась война, мне было всего пять лет. Нас бомбили, и меня на два года разлучили с родителями. Меня пристроили к людям, которые плохо со мной обращались. Это был неприятный отрезок моей жизни, но я спокойно преодолел его. И мне не кажется, чтобы он навечно оставил на мне какие-то отметины: напротив, я считаю, что он сделал меня сильнее. Когда я вспоминаю прошлую жизнь, то нахожу лишь одну вещь, с которой не мог справиться — мою рабскую зависимость от чертова зелья.

А ведь десяток лет назад мне казалось, что в моей жизни собраны все на свете волнения. Я был на грани самоубийства — не в том смысле, что готов был прыгнуть с крыши, а в том, что знал — от сигарет я скоро умру. Я был убежден: если такая у меня жизнь при наличии опоры, то без этой опоры вообще невозможно будет жить. Я не понимал вот чего: человека, который подавлен морально и физически, угнетает все вокруг. А теперь я снова чувствую себя как молодой парень. В моей жизни поменялось лишь одно: я выбрался из курительной ямы.

Знаю, банально звучат слова, что «главное здоровье, остальное купим», но они абсолютно верны. Когда-то меня раздражали приверженцы физкультуры вроде Гэри Плэера. Когда-то я утверждал, что в жизни есть вещи ценнее и приятнее здоровья: выпивка и сигареты. Это бред. Физически и умственно крепкий человек запросто умеет насладиться взлетами и одолеть падения. Мы путаем беспокойства с ответственностью. Но ответственность вызывает беспокойство только тогда, когда человеку не хватает сил ее принимать. Все Ричарды Бартоны нашего мира поначалу сильны и умственно, и физически. И уничтожают их не жизненные невзгоды, не служба и не старость, но так называемые радости, к которым они склоняются, и которые есть лишь иллюзия. Увы, в его случае и в случаях миллионов подобных ему людей, эти радости приводят к смерти.

Взгляните вот с какой стороны. Вы уже решили, что не станете всю оставшуюся жизнь сидеть в западне. Поэтому когда-то в вашей жизни должно настать время, трудным ли оно выпадет или нет, когда нужно будет пройти период освобождения. Курение — не привычка и не радость. А наркозависимость и болезнь. Мы уже установили, что завтра перестать не только не окажется проще, но будет становиться все сложнее. Когда речь идет о болезни, которая будет усугубляться и дальше, то избавляться от нее надо СЕЙЧАС — или настолько близко к «сейчас», насколько у вас получится. Подумайте хотя бы о том, как быстро летят недели нашей жизни. Вот и все, что вам нужно. Подумайте хотя бы: как здорово будет наслаждаться оставшейся жизнью, когда над вами не будет висеть непрерывно растущая черная тень. А, последовав всем моим указаниям, не нужно выжидать даже пять дней. Когда потушите последнюю сигарету, вам не просто легко будет завязать: ВАМ ПОНРАВИТСЯ!