Приморская разруха (СИ), стр. 61

Павел на роль создателя обнаруженного Олегом корабля подходил не очень. Готовящийся к бегству трус вряд ли бы полез в логово демона одним из первых...Смысл ему тратить силы и время на создания путей к отступлению, если он надеется прикончить тварь и вздохнуть спокойно? Конечно, всегда лучше иметь запасной вариант, но судя по обмолвкам пилотирующего трофейного голема техномага, у него тупо не имелось времени, чтобы озаботиться созданием корабля пустыни и припасами для него.

-Боюсь, что никого. Все полегли либо во время первого боя в лазарете, либо потом, когда мы за тварью охотились. У нас вообще чародеев почти и не осталось, демон их явно опасался и потому старался изо всех сил убить, несмотря на риск и получаемые травмы, – тяжело вздохнул Павел. – Подмастерий до твоего появления всего двое было. Я да Борис Лещиновский, который сейчас в машинном отделении вместе с раненными сидит и их охраняет. Ну, еще истинный маг один есть, причем он даже ученик покойного магистра, но если честно от Севы нам помощи не дождаться. Взрывом его так переломало, что непонятно, в чем душа держится. Если он хотя бы на ноги сам встать сумеет – это уже чудо.

-Лещиновский? Это из бояр Лещиновских? – Фамилию родственников Анжелы сложно было назвать распространенной. Вот похожих на неё Олег слышал много. Лесные, Лесниковские, Лещинские….Но не Лещиновские. Оставалось лишь надеяться, что родство упомянутого Павлом чародея с супругой боевого мага третьего ранга будет дальним и хотя бы с этой стороны ему не придется ожидать новых неприятностей.

-Да, из них, которые в Москве живут, – Гуляба окончательно похоронил надежду на ошибку. – Кстати, наверное, надо нам проверить машинное первым делом. Живые люди теперь только там, причем в большинстве своем раненные. Где еще ошиваться твари, как не поблизости от потенциальной кормушки? Да и подручных своих демон мог на него натравить, если кроме тех которые за нами гнались еще кого-то призвать сумел

-Логично, – признал Олег, вновь усиливая свои органы чувств до максимума. Он не знал, какие звуки издает просачивающаяся сквозь стены тварь, но вряд ли он умела перемещаться совсем уж бесшумно без лишних трат магии. А сил сейчас у израненного и выдернувшего в этот план нескольких подручных монстра должно было остаться маловато, а потому имелись неплохие шансы обнаружить устроенную им засаду. – Веди.

Недра погребенного в песках линкора напоминали декорации к фильмам ужасов, благодаря искореженным стенам и полумраку освещения, разгоняемому лишь вблизи ламп…Правда, не зловеще-красных, а вполне себе обычных желтых. Видимо английские конструкторы не посчитали нужным тратиться на отдельную систему освещения, работающую в чрезвычайных ситуациях. Спасибо им хотя бы за то, что обычная работала, пусть даже не везде. И едва ли в четверть силы. Но в последнем вина лежала, скорее всего, на алхимреакторе, который вырабатывал слишком мало энергии, чтобы запитать все громадное тело судна. А возиться с отключением враз ставших ненужными и даже вредными вторичных систем, вроде поворотного механизма орудийных башен или создающих пассивные магические барьеры рун, оказалось и некому, и некогда.

-Эти слизнеобразные твари могут протискиваться через вентиляцию? – Уточнил идущий сразу за големом Олег, натыкаясь взглядом на решетку в потолке, через которую дул слабый ветерок.

-Не думаю, – несколько неуверенно отозвался идущий сразу следом за ним солдат, у которого через плечи на ремнях было перекинуто сразу два автомата.Оружия на судне имелось намного больше, чем способных владеть им людей, причем вполне себе качественного и современного. Возможность опустошить в неприятеля сразу два полных магазина заставляла даже относительно малоуязвимых демонов встать с представителями человечества примерно на одну ступень. Инфернальные твари все равно имели некоторое преимущество, но только при встречах один на один и внезапных атаках с близкой дистанции. А вот если «жалких смертных» было хотя бы трое и они могли спокойно прицелиться, то расстрел громадной слизистой туши становился делом вполне решаемым. Если хватит патронов или у кого-нибудь найдется граната. Бывший боярин, если верить рассказам тех кто с ним сталкивался, автоматического огня тоже опасался и старался не подставляться под него лишний раз, пусть и умел ставить магические щиты. – У них же вон сколько черепов внутри башки спрятано…Такое нагромождение и в дверь то непонятно как пролезает.

-И все же я бы следил за всякими щелями. Ничуть не удивлюсь, если такие слизнеобразные демоны при желании смогут менять геометрию своих костей. А уж их хозяин и вовсе должен просачиваться через решетки только так. – Олег нервничал. Чувство опасности сообщало ему о ком-то или чем-то враждебном, находящимся рядом. Прямо сейчас оно нападать на волшебника и группу сопровождающих его людей вроде бы не собиралось, но следовало за ними неотступно. Видимо выжидало удобного момента. – Далеко еще до машинного? Вроде мы уже почти в центре судна.

-Почти пришли, – пилотируемый голем завернул за угол и осторожно постучал краешком руки-пушки в нагухо задраенную стальную дверь. – Борис! Открывай! Это мы пришли!

-Пароль?! – Потребовали изнутри полным подозрения голосом.

-Отче нас иже на небеси…. – Заголосили все сопровождающиеся Олега может и не очень дружно, зато искренне. Отдельные демоны, наверное, еще могли бы подделать голос или произнести слова молитвы, но вряд ли бы подобных уникумов нашлось много. А если бы нашлось, их бы простой кусок стали вряд ли бы сумел остановить. Скрежет отмыкающихся замков зазвучал даже раньше, чем люди успели договорить. И первым, что увидел Олег после того как дверь на нескольких петлях откинулась в сторону, оказалось пушечное дуло.

-У нас тут все в порядке, мир и покой. У вас как все прошло? – Поинтересовался блондин в украшенном вышивкой в виде листьев и ягод богатом зеленом кафтане, обнаружившийся на другом конце орудия. Впрочем, стрелять из него он вроде бы не собирался, а учитывая окружающую обстановку подобные меры предосторожности сложно было считать чрезмерными. В одной руке встречающий сжимал шнур, идущий к тыльной части пушки, а в другой магический посох, представляющий из себя толстую живую ветвь с листьями, принадлежащими разным растениями. Учитывая, что все помещение было затянуто совсем не свойственной машинным отделениям зеленью в виде каких-то лиан, покрывающей пол травки и лишайниках на стенах, ошибиться в его принадлежности к друидам было проблематично.

-Хреново, – не стал скрывать правды Павел, как-то враз осунувшись. Во всяком случае, его машина чуть наклонила корпус вниз и вперед, а по её движениям можно было отслеживать и реакцию пилота. – Мы потеряли пятерых, а главная тварь покинула свое святилище и опять где-то спряталась. Но зато к нам пришла помощь из того самого корабля, что ночь в воздухе маяк зажигал! Это боевой маг третьего ранга Олег…

-Коробейников, – продолжил за него блондин, в чьей фамилии Олег почти не сомневался. – Целитель, техномаг, некромант и демонолог. Я ничего не упустил?

-Магией огня еще владею, а также примитивные артефакты на досуге мастерить пытаюсь, – ответил Олег, решив не упоминать телекинез. Все же для целителей пользоваться им было скорее правилом, чем исключением, поскольку то рук не хватало, то зажимов, то чистых скальпелей. Лишь благодаря тому, что волшебник обладал непревзойденным контролем собственного тела вплоть до возможности пережимать нужные сосуды усилием воли, у него получилось удержать лицо. Похоже, Лещиновские озаботились собрать весьма подробное досье на незаконнорожденную дочь одного из виднейших представителей их рода. И интуиция намекала, что это не к добру.

-Э…Ты его знаешь?! – Голем развернулся своими орудиями к Олегу столь быстро, что по ушам резанул скрежет нещадно насилуемых механических суставов. Сквозь железную броню лицо Гулябы было увидеть невозможно, но в голосе Павла так и сквозили растерянность, смятение и тревога. Олегу не следовало оборачиваться, чтобы увидеть, как находящиеся позади него люди вскинули оружие, беря чужака на прицел. Учитывая то, что творилось на судне, они явно были готовы изрешетить пулями любого чернокнижника из-за одних только подозрений в том, что тот может быть как-то причастен к случившемуся на корабле кошмару.