Приморская разруха (СИ), стр. 44

-Да что я вам, разорвусь, что ли?! — Не удалось сдержать своего негодования чародею, который уже очень много времени только работал, работал и работал. А в ближайшем будущем трудиться ему предстояло еще больше. Ну, если он конечно хочет собрать из оставшегося после битвы технического мусора некоторое количество магических экзоскелетов вроде того, который однажды уже делал для Стефана. В самой их конструкции не было ничего принципиально сложного, если раздобыть достаточно длинные обрывки синтетических мускул и найти станок, на котором можно придать кускам листовой брони нужную форму. Зато в результате получались латы, в которых нормальный человек мог бы побороться с оборотнем или таскать с собою вместо ружья маленькую пушечку. Да и приделать туда дополнительные способные пригодиться во время схватки приспособления, вроде гарпуна и шокера, было не слишком сложно. Вот только для этого Олегу требовалось время. Часов двенадцать где-то на каждый комплект, а может даже больше, в зависимости от качества материала и сложности подгонки по фигуре. -- Я тебе сколько раз говорил, что хватит просто так из ружья зачарованными пулями стрелять?! Нам второй техномаг позарез нужен!

Раньше с мелким ремонтом и помощью при работе над сложными задачами Олегу помогали автоматрон и дядя Стефана. Анна неплохо разбиралась в технике, поскольку во-первых сама была механизмом, а во-вторых очень часто участвовала в экстренной починке всего и вся во время Третьей Мировой. Ну а брат Густава одно время владел несколькими пилотируемыми големами, ведь наличие самоходных бронированных стальных гигантов очень помогало ему в нелегком деле доставки товаров по просторам Сибири. Однако, их обоих больше не было в живых, и потому чародей третьего ранга буквально выбивался из сил. Нет, другие члены экипажа старались помочь ему по мере возможностей, однако они просто не имели достаточной квалификации, чтобы выполнить большую часть требуемой работы.

-Ну не получается у меня эту науку освоить, не получается, – виновато развел руками Стефан, с которым Олег уже не раз проводил беседы на данные темы и даже пытался объяснить смысл некоторых самых простых операций на личном примере. – Разбитую деталь на новую заменить, это я могу. Ну, может в кузне чуть-чуть молотом помахать или напильником поработать, дабы попытаться гнутое выпрямить и обточить с краешка чего. А чтобы собрать из кусков нечто новое и исправно работающее, тут видимо талант нужен.

-Эх, было бы у нас времени полностью свободного хотя бы пара недель, а лучше месяц, – тоскливо вздохнул Олег. По его мнению, добиться звания техномага первого ранга его друг вполне мог в самые короткие сроки, поскольку там банальной технической смекалки использовалось на порядок больше, чем волшебства. А она вполне себе развиваемый навык, не зависящий от всякой мистики! Да и с примитивным зачарованием самостоятельно изготавливающий великолепные волшебные пули сибирский охотник проблем иметь не должен. – То, что от Густава помощи не дождешься, это еще как-то понятно. Все же он уже мужчина в возрасте, ему уже сложно воспринимают новую информацию. Но на тебя у меня такие надежды были!

-Олег, ну не все же такие универсалы как ты, которым почти безразлично, какой гранью магии заниматься, – попыталась успокоить супруга Анжела. – Кстати, а может нам пару-тройку техномагов тебе в помощь нанять? Ну, на время, пока корабль не будет достроен. Денег благодаря этому индусу, который заплатил за сборник заклинаний морской магии аж четыре тысячи золотых, у нас хватит с избытком.

-Видимо действительно придется, – со вздохом согласился с ней Олег, который уже думал о подобном варианте. Но его останавливала жадность, которую чародей приобрел видимо за период чуть ли не нищего существования в училище и первых месяцев своей службы. – Корпус то мы еще добьем и энерговоды проложим, но тогда на внутреннюю отделку и разные дополнительные приспособления времени вообще не останется. Или придется отставать от армии, которая уйдет чистить побережье от японцев и монстров.

Олег испытывал более чем серьезные сомнения в своем патриотизме, но сейчас его личные интересы почти полностью совпадали с государственными, так как скорейшее освобождение Дальнего Востока от враждебных элементов было выгодно всем. Ну, кроме разве только пытающихся удержать новые территории самураев. Обширные и полные ресурсов земли и раньше-то были не особо плотно заселены, а в результате войны количество обитающего там народа уменьшилось еще больше. Чародею третьего ранга очень не нравилось общество, в котором он оказался, однако полностью разорвать с ним связь у него бы все же не получилось. Провинциальная же восточная глубинка вдали от спесивых дворян, двуличных попов и алчных чиновников обещала стать почти идеальным местом жительства для волшебника и его близких. Рано или поздно, но они бы отделались от украшающего их шеи волшебного клейма и контракта с армией, оказавшись предоставлены самим себе. И тогда оставалось только выбрать участок земли получше и создать там пусть не утопию, но место, в котором Олег бы желал расти своему сыну и другим детям. С бесплатным здравоохранением, общедоступными знаниями, отсутствием рабства в любой из его форм, взаимоуважительными или хотя регулирующимися не правом силы отношениями между людьми. Чародей уже не раз успел своими глазами увидеть, как плохо живет большинство обитателей мира, и не сомневался, что если задастя такой целью, то легко сможет набрать достаточно соответствующего его моральным критерием народа, чтобы основать пусть не город, но хотя бы крупное поселение. В китайских же трущобах получилось вполне нормальных людей найти, так чем российские хуже?! В бескрайних лесах без проблем могла спрятаться целая цивилизация, пересекающаяся с окружающим миром лишь при большом желании. Кащениты тому являлись прекрасным примером. Правда, волшебник не мог подобно им отвадить подальше лесных монстров или даже сделать из них своих охранников, но ведь жили же как-то в Сибири маленькие деревеньки и даже одинокие хуторки! К тому же, если не тратить средства на разные глупости и наладить собственное производство всего самого необходимого, то ресурсов должно хватить на поддержание более чем приличного оборонного периметра. А если таких как Олег станет больше, можно уже станет подумать и о более глобальном влиянии на этот мир, что явно болен и нуждается в лечении…

-Тогда я попрошу запрячь коляску, – решила Анжела и уже стала оборачиваться к дому, как вдруг вздрогнула. – Да! А назовем то мы судно как?

-Ну, «Котенок» у нас есть, «Кот» был…– Олег до настоящего времени над столь второстепенным вопросом не задумывался, но отдавать его на откуп супруге больше не собирался. Не хватало еще только на какой-нибудь «Лапочке» летать! – Может, «Котяра»?

-Дык, подходит, -оценил название Святослав. – Небольшой, но стал быть, матерый! И шустрый…Ну, будет дык, када даделаем.

Император со своей гвардией убыл обратно в западную часть страны, но приехавшие по транссибирской магистрали войска остались и скоро должны были двинуться дальше, дабы скинуть врага в море. Огромное количество битой техники, своей и чужой, восстанавливалось силами ремонтных батальонов, и уже совсем скоро она должна была в сопровождении пехоты и кавалерии тронуться по своим собственным следам, чтобы вышвырнуть захватчиков с русской земли. И шансы на успех имелись неплохие. У англичан больше резервов в этой части не было. Вампиры плотно увязли в Китае и передвижения крупных сил нежити заметно не было. Ну а в одиночку Япония, сколько бы солдат она не успела перевести свои транспортами с архипелага на материк, вряд ли бы сумела вырвать победу у войск одной из крупнейших сверхдержав мира. В конце-то концов, ресурсов у страны Восходящего Солнца много иметься не могло, а без поддержки тяжелых орудий самураям оставалось либо бросать свои позиции, либо умирать с гордостью. Ответный визит вежливости на их родину в штабах наверняка планировался, но уж точно не на этот год. Впрочем, трясущемуся в коляске Олегу до глобальной стратегии большого дела не имелось, поскольку уже не первый день его мысли и мечты плотно оккупировали схемы и чертежи тех конструкций, которые попавшая в гарем индийского раджи французская волшебница либо подсмотрела на родине, либо придумала сама.