Малыш и Карлсон, который живет на крыше, стр. 2

Малыш подумал, что на «мешок с сеном» обижаться не стоит, но решил никогда не пробовать летать.

- Как тебя зовут? - спросил Карлсон.

- Малыш. Хотя по-настоящему меня зовут Сванте Свантесон.

- А меня, как это ни странно, зовут Карлсон. Просто Карлсон, и все. Привет, Малыш!

- Привет, Карлсон! - сказал Малыш.

- Сколько тебе лет? - спросил Карлсон.

- Семь, - ответил Малыш.

- Отлично. Продолжим разговор, - сказал сон.

Затем он быстро перекинул через подоконник одну за другой свои маленькие толстенькие ножки и очутился в комнате.

- А тебе сколько лет? - спросил Малыш, решив, что Карлсон ведет себя уж слишком ребячливо для взрослого дяди.

- Сколько мне лет? - переспросил Карлсон. - Я мужчина в самом расцвете сил, больше я тебе ничего не могу сказать.

Малыш в точности не понимал, что значит быть мужчиной в самом расцвете сил. Может быть, он тоже мужчина в самом расцвете сил, но только еще не знает об этом? Поэтому он осторожно спросил:

- А в каком возрасте бывает расцвет сил?

- В любом! - ответил Карлсон с довольной улыбкой. - В любом, во всяком случае, когда речь идет обо мне. Я красивый, умный и в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил!

Он подошел к книжной полке Малыша и вытащил стоявшую там игрушечную паровую машину.

- Давай запустим ее, - предложил Карлсон.

- Без папы нельзя, - сказал Малыш. - Машину можно запускать только вместе с папой или Боссе.

- С папой, с Боссе или с Карлсоном, который живет на крыше. Лучший в мире специалист по паровым машинам - это Карлсон, который живет на крыше. Так и передай своему папе! - сказал Карлсон.

Он быстро схватил бутылку с денатуратом, которая стояла рядом с машиной, наполнил маленькую спиртовку и зажег фитиль.

Хотя Карлсон и был лучшим в мире специалистом по паровым машинам, денатурат он наливал весьма неуклюже и даже пролил его, так что на полке образовалось целое денатуратное озеро. Оно тут же загорелось, и на полированной поверхности заплясали веселые голубые язычки пламени. Малыш испуганно вскрикнул и отскочил.

- Спокойствие, только спокойствие! - сказал Карлсон и предостерегающе поднял свою пухлую ручку.

Но Малыш не мог стоять спокойно, когда видел огонь. Он быстро схватил тряпку и прибил пламя. На полированной поверхности полки осталось несколько больших безобразных пятен.

- Погляди, как испортилась полка! - озабоченно произнес Малыш. - Что теперь скажет мама?

- Пустяки, дело житейское! Несколько крошечных пятнышек на книжной полке - это дело житейское. Так и передай своей маме.

Карлсон опустился на колени возле паровой машины, и глаза его заблестели.

- Сейчас она начнет работать.

И действительно, не прошло и секунды, как паровая машина заработала. Фут, фут, фут… - пыхтела она. О, это была самая прекрасная из всех паровых машин, какие только можно себе вообразить, и Карлсон выглядел таким гордым и счастливым, будто сам ее изобрел.

- Я должен проверить предохранительный клапан, - вдруг произнес Карлсон и принялся крутить какую-то маленькую ручку. - Если не проверить предохранительные клапаны, случаются аварии.

Фут-фут-фут… - пыхтела машина все быстрее и быстрее. - Фут-фут-фут!… Под конец она стала задыхаться, точно мчалась галопом. Глаза у Карлсона сияли.

А Малыш уже перестал горевать по поводу пятен на полке. Он был счастлив, что у него есть такая чудесная паровая машина и что он познакомился с Карлсоном, лучшим в мире специалистом по паровым машинам, который так искусно проверил ее предохранительный клапан.

- Ну, Малыш, - сказал Карлсон, - вот это действительно «фут-фут-фут»! Вот это я понимаю! Лучший в мире спе…

Но закончить Карлсон не успел, потому что в этот момент раздался громкий взрыв и паровой машины не стало, а обломки ее разлетелись по всей комнате.

- Она взорвалась! - в восторге закричал Карлсон, словно ему удалось проделать с паровой машиной самый интересный фокус. - Честное слово, она взорвалась! Какой грохот! Вот здорово!

Но Малыш не мог разделить радость Карлсона. Он стоял растерянный, с глазами, полными слез.

- Моя паровая машина… - всхлипывал он. - Моя паровая машина развалилась на куски!

- Пустяки, дело житейское! - И Карлсон беспечно махнул своей маленькой пухлой рукой. - Я тебе дам еще лучшую машину, - успокаивал он Малыша.

- Ты? - удивился Малыш.

- Конечно. У меня там, наверху, несколько тысяч паровых машин.

- Где это у тебя там, наверху?

- Наверху, в моем домике на крыше.

- У тебя есть домик на крыше? - переспросил Малыш. - И несколько тысяч паровых машин?

- Ну да. Уж сотни две наверняка.

- Как бы мне хотелось побывать в твоем домике! - воскликнул Малыш.

В это было трудно поверить: маленький домик на крыше, и в нем живет Карлсон…

- Подумать только, дом, набитый паровыми машинами! - воскликнул Малыш. - Две сотни машин!

- Ну, я в точности не считал, сколько их там осталось, - уточнил Карлсон, - но уж никак не меньше нескольких дюжин.

- И ты мне дашь одну машину?

- Ну конечно!

- Прямо сейчас!

- Нет, сначала мне надо их немножко осмотреть, проверить предохранительные клапаны… ну, и тому подобное. Спокойствие, только спокойствие! Ты получишь машину на днях.

Малыш принялся собирать с пола куски того, что раньше было его паровой машиной.

- Представляю, как рассердится папа, - озабоченно пробормотал он.

Карлсон удивленно поднял брови:

- Из-за паровой машины? Да ведь это же пустяки, дело житейское. Стоит ли волноваться по такому поводу! Так и передай своему папе. Я бы ему это сам сказал, но спешу и поэтому не могу здесь задерживаться… Мне не удастся сегодня встретиться с твоим папой. Я должен слетать домой, поглядеть, что там делается.

- Это очень хорошо, что ты попал ко мне, - сказал Малыш. - Хотя, конечно, паровая машина… Ты еще когда-нибудь залетишь сюда?

- Спокойствие, только спокойствие! - сказал Карлсон и нажал кнопку на своем животе.

Мотор загудел, но Карлсон все стоял неподвижно и ждал, пока пропеллер раскрутится во всю мощь. Но вот Карлсон оторвался от пола и сделал несколько кругов.

- Мотор что-то барахлит. Надо будет залететь в мастерскую, чтобы его там смазали. Конечно, я и сам мог бы это сделать, да, беда, нет времени… Думаю, что я все-таки загляну в мастерскую. Малыш тоже подумал, что так будет разумнее. Карлсон вылетел в открытое окно; его маленькая толстенькая фигурка четко вырисовывалась на весеннем, усыпанном звездами небе.