Одуванчик в тёмном саду (СИ), стр. 92

— Не имею привычки их пачкать…

— Ну, правильно, — согласилась я, усаживаясь напротив и подперев щеку кулаком. — То, что слоем толще двух пальцев, само отвалится, а остальное — не грязь.

Эльф не читаемо посмотрел на меня поверх жареной попугаичьей ножки, прожевал откушенное и выдал:

— Вы разумны не по годам, леди. Надеюсь, вы нашли время почитать книгу. Или вас только на простые женские заботы хватило?

— Прочитала кое-что, — ерничать не хотелось, тем более что после его слов сразу вспомнилась та куча вопросов, что мучила меня с утра. И начать следовало с самого главного:

— Лорд Илуватарион, я не уверена, что эту гитару, вы понимаете, о чем я говорю, вообще, безопасно брать в руки. Исходя из написанного, каждый магически-музыкальный инструмент настраивается на своего хозяина через ритуал привязки на крови. И хозяин может управлять своей собственностью, находясь даже очень далеко от него. Я не знаю, была ли эта гитара привязана к этому телу. И если да, то работает ли привязка после того, как прежняя леди Диндэниэль умерла.

— В книге есть глава о привязке, я видел.

Ил взглядом приценился к тушеной попугаятине под сливовым соусом на соседнем блюде, а на меня посмотрел искоса, как будто подозревал, что я не читала, а просто листала учебное пособие.

— Несите сюда учебник.

Вот теперь и я хмыкнула, пододвинула ему очередное угощение и достала из кухонного буфета книгу.

— Я не рискнула сама менять настройки, даже самые безобидные. По идее, если привязка существует, это очень легко сделать, а вот если нет, возможны варианты.

Илуватор оторвался от сливового соуса, тщательно вытер руки полотенцем и только после этого забрал у меня талмуд. Нашел нужную главу, быстро прочитал, вздохнул… полистал еще, снова вздохнул… нахмурился.

— Несите гитару. Попробуем одну вещь. Самую простую.

Прямо Вовка-командир. Как попугая уплетать, так взятку ему, а как командовать, так первый!

Впрочем, это было даже не ворчание про себя, а так, легкое ехидство. За гитарой далеко ходить не пришлось, потому что я ни за какие пряники не согласна спать в одном помещении с потенциальной угрозой. И хранилась эта вероятная диверсантка тут же, за холодильником.

Знаю, саму корежит от такого обращения с музыкальным инструментом. Но пока деревянная обладательница струн не подтвердит свою лояльность, я отказываюсь признавать за ней права особо оберегаемого объекта.

— Представьте себе наиболее приятное вам место поблизости и сыграйте вот эту мелодию, — Ил ткнул пальцем в нотную строчку. — Здесь сказано, что нотные координаты точного местонахождения музыкальный маг может “услышать” интуитивно, если четко представит цель переноса. Так что сначала вам нужно проиграть мелодию портала как бы внутри головы, одновременно четко видя перед глазами то место, куда вы хотите попасть. Нотные координаты должны “всплыть” сами, — тут он явственно поморщился.

Видимо, ему, как магу более практического направления, все эти “представил” и “всплыть” казались редкостной чушью. Но Илуватор справился со своим скептицизмом и продолжил:

— Если гитара ваша — мы перенесемся именно туда. Если нет, то… куда-нибудь перенесемся. Ментальную сцепку я сделал, охраняющих нас арахнидов предупредил, завещание написал. Играйте.

Я пару секунд размышляла, что лучше сделать: сыграть неизвестно что с непонятными последствиями и только потом стукнуть его гитарой по голове или все же начать с вразумления экспериментатора? А потом подумала — рано или поздно ведь все равно придется это сделать. Какая разница, когда? Гитарой по кумполу стукнуть я всегда успею…

Руки, оказывается, соскучились по инструменту, пальцы сами пробежали по ладам, проверили строй и…

Глава 38

Лорд Илуватор никогда не был музыкантом. Именно поэтому ему было так трудно понять все эти странные на его взгляд инструкции. Для меня же не было ничего проще, чем услышать мелодию раньше, чем она зазвучит в живую. И стоило только сосредоточиться, как нужная строка из книги, словно сама собой, дополнилась короткой гармонией из десятка нот разной высоты и продолжительности. А красиво звучит… успела подумать я, прежде чем пальцы послушно перенесли музыку из моих мыслей в реальность.

— Н-да… — шепотом сказала я, одной рукой крепко вцепившись в локоть напряженно застывшего эльфа, а другой прижимая к себе гитару. — Похоже, мы не вовремя.

Илуватор в ответ едва слышно хмыкнул и что-то такое сделал… что звякнуло у меня в голове коротким колокольчиком. Судя по тому, как он расслабился и шумно выдохнул — поставил какой-то звуконепроницаемый щит.

Точно, в обе стороны непроницаемый. Потому что страстные стоны белобрысого секретаря больше не долетали до нас, хотя парочка плескалась в воде буквально в десяти шагах от берега.

Да, проще всего оказалось представить себе знакомый маленький пляж. Тот самый, где мы с Повелителем впервые встретились, а потом и… кхм… познакомились поближе.

Популярное место, однако. О”Рения тоже любит принимать здесь гостей.

Илуватор пару минут с исследовательским интересом рассматривал страстно выгнутую над водой мужскую спину и рассыпавшиеся по ней белоснежные волосы, а так же то и дело всплескивающий в воде русалочий хвост (а больше ничего видно и не было), потом подарил мне свой фирменный хмык и велел:

— А теперь играйте мелодию дома.

— Пешком пойдем, — вздохнула я и повисла на его локте. — Вы слишком тяжелый для эльфа, господин советник. Второй раз я вас не унесу. Опыта маловато, и сил не осталось совсем.

— А у вас богатый опыт переноса эльфов? Есть с кем сравнивать? — с ехидством уточнил Ил, забирая у меня гитару и вешая ее к себе через плечо за перевязь. — Но вы правы, на сегодня экспериментов хватит. Зато мы точно убедились, что гитара принадлежит именно вам.

— У меня богатый опыт переноса чего попало на разные расстояния, — улыбнулась я, позволяя увлечь себя в заросли. Где-то там должна быть тропинка. — Правда, не магически. Вот потаскаете на себе двух детей, коляску и две авоськи с продуктами, тогда будете вредничать, — и странслировала Илуватору красочную картинку: “мама Вера забирает из садика двух спиногрызов и идет по магазинам”.

— Интересно, в вашем мире не приживается магия или отсутствуют маги, — вот вроде и вопрос по теме, и интерес чувствуется, а ощущение такое, что эльф хочет себя отвлечь от других мыслей.

— Не знаю, — я пожала плечами. К этому моменту мы уже выбрались на хорошо утоптанную тропинку, но висеть на Илуваторе я не перестала. Магический перенос меня действительно вымотал. — Вас… нет, слушайте, надоело путаться. Тебя что-то беспокоит?

В ответ я получила изумленный взгляд, нахмуренные брови, а потом у меня возникла в голове четкая картинка: собеседник махнул рукой и слегка расслабился.

— Меня беспокоит то, что являясь первым советником морра арргроса, я не могу себе позволить жениться на женщине, которую люблю.

— Кларисса тебя любит, значит, препятствие в другом, — я задумчиво кивнула и сама удивилась своей бесцеремонности.

Но с другой стороны, вот что-то мне подсказывает, что с Илуватором ходить вокруг да около бесполезно. Пока я сама не сделаю решительный шаг навстречу, он так и будет кружить поодаль. При том, что парень мне симпатичен — как человек (то есть эльф) и друг, и мне кажется, что я могу если не помочь, то хоть посоветовать чего… в крайнем случае выслушать — стоит рискнуть.

— Я же вам весь бал об этом препятствии намекал, — пробурчал мужчина, рукой отгибая низко растущую ветку, чтобы та не ударила меня по лицу.

— Ты, — я выделила интонацией это и следующее слово, — мне на балу прямым текстом сказал, что вампиры не потерпят союза со светлым эльфом. И что? Ты больше не светлый эльф. Послушай, — новая мысль вспыхнула в мозгу, и я оживилась: — Это же прекрасный повод безболезненно разойтись с маскировочной помолвкой! Жаль, конечно, твою маму, она так обрадовалась, но, думаю, мы сумеем ей все объяснить. Зато смотри, как хорошо получается: ты не только стал сумеречным, ты еще и пожертвовал “любовью”, — легкая ироническая насмешка окрасила последнее слово. — Сознательно пожертвовал собой, чтобы укрепить дружбу народов! Соединил новый род эльфов с одной из самых темных рас узами брака.