Одуванчик в тёмном саду (СИ), стр. 39

Пока я был занят, леди стащила со стола тарелку с мясной нарезкой и с довольным видом урчала, поедая кусочек за кусочком.

— Вы решили начать лизать с мяса? — ехидно поинтересовался я, запихивая пирожное себе в рот. Ну не стоять же мне с ним, глядя как эта хищная эльфийка уничтожает самое вкусное блюдо ужина?!

— Мясо я предпочитаю жевать! — объявила девушка и в качестве доказательства запихала в рот еще один тоненький кусочек. — Знаете, у меня дома говорили: лучшее пирожное — котлета, лучшая конфетка — пельмень!

Считав сопровождающую эту умную мысль визуальную картинку, я понял, что в ее мире живут довольно умные люди.

— Мясные шарики в тесте? Согласен, мне такие бы тоже понравились. Но что же вы про котлеты-то так поздно подумали? Придется подождать еще минут десять, пока их принесут.

— Не сообразила, — пожала плечами Дина. — Вы же люстрой за чаем приглашали любоваться, обычно такие мероприятия всегда под пироженки проходят… Но мы же с вами не будем пленниками традиций? — улыбнувшись, она аппетитно облизнулась и отодвинула от себя почти пустую тарелку. — Теперь можно и пирожное. Какое здесь самое вкусное, по-вашему?

— Знаете, а давайте, вы действительно полюбуетесь на люстру, — не выдержал я.

И, подхватив провокаторшу на руки, закинул на кровать, а сам уселся рядом и поманил поднос пальцем, чтобы он завис возле меня.

Взяв очередной заварной шарик, обмакнул его в шоколад. Девушка в это время послушно смотрела на люстру, вытянув шею, чтобы было лучше видно. Дождавшись, когда Дина вновь посмотрит на меня, я аккуратно провел по ее губам пирожным, которое вмиг исчезло, зато появился кончик язычка, уничтоживший следы шоколада, а затем его сменила хитрая призывная улыбка.

Сладкая, пахнущая шоколадом, она манила меня своей доступностью и, одновременно, какой-то отдаленностью. В ее голове не было никаких расчетливых мыслей, она думала только о нас, о том что происходит здесь и сейчас, о том, что ей приятно со мной целоваться… о том, что она не будет помогать мне себя раздевать, раз мне так нравится этот процесс… причем думала она обо всем этом и словами, и картинками, и чувствовала ровно то, что думала… Но при этом она не строила никаких дальнейших планов. Ни со мной, ни с кем-то другим. Она словно жила только этим вот «здесь и сейчас», даже не загадывая, что будет завтра.

Раздев ее до пояса, я полюбовался на аккуратные, гладкие, манящие полушария с розовыми набухшими сосками…

Девушка, совершенно не смущаясь, какое-то время понаблюдала за мной, — я чувствовал ее спокойный внимательный взгляд. Потом, словно задумавшись, потянулась к подносу, в направлении вазы с пирожными. Я поймал ее за запястье, уловил отблеск еще не до конца оформившегося желания… свободной рукой обмакнул заварной шарик в блюдце с шоколадом.

Ее пальцы на пару секунд соприкоснулись с моими, пока она забирала протянутое пирожное. На губах промелькнула проказливая улыбка, и шарик уже почти ожидаемо оказался в соблазнительной ложбинке. И снова спокойный выжидающий моей реакции взгляд.

Хмыкнув, я тоже потянулся к подносу, подержал ладонь над ним, наблюдая за девушкой и делая вид, что размышляю.

А потом взял кувшин с шоколадом и вылил немного прямо ей на грудь:

— Чего мелочиться, верно?

Дина в очередной раз удивила — никакого возмущения или испуганного взвизгивания. А ведь я сделал все, чтобы мое действие оказалось неожиданным.

— Я когда-то в одном журнале читала, что игры с шоколадом в постели очень разнообразят сексуальную жизнь. Почему бы не попробовать? — она чуть приподнялась, чтобы теплая густая жидкость потекла вниз, на живот, а не на постель. Почему-то Дина переживала о белье и о том, отстирается оно потом или нет. — А вас поливать будем? Или сегодня на десерт исключительно дамы?

Я проигнорировал вопрос и принялся тщательно слизывать шоколад с ее тела, причем специально стараясь, чтобы было щекотно. Дина улеглась обратно, расслабилась, доверчиво позволяя мне делать с собой все, что пожелаю. Тихо хихикала, иногда подмурлыкивая, когда ей было приятно.

Наконец, прожевав лежащее на ней, слегка размякшее пирожное, я уточнил:

— Конечно, не только… Вы мне обещали в благодарность поиграть в кошечку и помурлыкать.

После чего тщательно принялся вылизывать пупочную ямку, — туда затекло очень много шоколада.

— Мур! Ой… хи-хи… Мур! Честное слово «мур», только не щекочитесь больше!

Дина принялась извиваться, хихикая и пытаясь выскользнуть. Пришлось навалиться на нее всем телом, и, удерживая за руки, продолжить тщательно вылизывать каждый сантиметр уже обессиленного от смеха тела.

Когда это развлечение мне немного приелось, я медленно и неторопливо стянул с девушки сначала юбку, потом шелковые трусики и очень выразительно посмотрел на кувшин с шоколадом.

— А помните, что это я обещала вас облизать, а не наоборот? — торопливо, но посмеиваясь, поинтересовалась Дина.

— М-да? Значит, пришло время проверить вашу лояльность своему повелителю.

Рассмеявшись, я быстро разделся, улегся на кровать и усадил девушку себе на бедра, красноречиво намекая…

Она опустила взгляд и с задумчивым лицом поизучала свое испачканное в шоколаде тело. Я замер, ожидая и буквально не веря… Не посмеет же?! Но Дина хитро улыбнулась и радостно объявила:

— Я вся ваша, лояльнее просто не придумать!

А затем… принялась активно тереться об меня животом и грудью.

Пришлось перехватывать инициативу у расшалившейся наложницы, подмять ее под себя, вдыхая аромат тающего шоколада, легкий цветочный флер и терпкий запах возбуждения… Не знаю, кем была раньше эта женщина, но совершенно точно — не эльфийкой. Темперамент у нее как у… В голове быстро промелькнули мои многочисленные любовницы… В сердце болезненно кольнуло от осознаваемого сходства с…

Да какая разница, черт побери?! Прекрасный у нее темперамент!

Нежные губы, не просто послушно отвечающие на мои поцелуи, но иногда целующие в ответ. И отзывчивое к моим ласкам тело, выгибающееся, замирающее, прижимающееся… словно прислушивающееся к моим желаниям. Не для того, чтобы угодить, а потому что ей это нравится. Ей хорошо со мной и хочется, чтобы и мне тоже было хорошо. И… Я вхожу в нее сильнее и глубже, чем обычно… Закрыв глаза чувствую отголоски удивленной настороженности и снова доверчивое расслабление. Да, я не хочу сделать больно, это просто секундное затмение. Я даже не понял, что меня так разозлило, но уж совершенно точно не эта девочка.

Снова целую Дину, чуть отстраняюсь, закрываясь от нее и полностью переключаясь на ощущения тела… Ее и мои. Размышлять во время секса — глупейшее занятие.

Тепло… жарко… движения — быстрее… еще быстрее. Вот ее выгнуло подо мной… Поцеловать, прижать, чувствуя, как ее потряхивает от пережитого оргазма. Теперь можно и мне…

И спать. Главное — не думать. Спать.

Глава 17

Кровать у Его темнейшества шикарная. Мягкая, удобная, и, главное, большая. Ну вот ничего не могу с собой поделать — ненавижу спать в обнимку с кем-то. Даже от родного мужа уползала на другой конец ложа, ибо Лешка имел привычку не только заграбастать мое не слишком мощное тельце в медвежьи объятья, но еще и колено сверху закинуть. Чтобы уж точно задохнулась и никуда не сбежала.

Властелин захватнических намерений не проявлял, уснул как зайчик, обнимая собственную подушку. Но я, на всякий случай, немного подвинулась, сладострастно потискала свернутое комком одеяло и уплыла в царство морфея…

А утром, как обычно, проснулась до рассвета. Властелин еще сопел в две дырочки, и как любой мужчина в такой момент выглядел мило и даже трогательно. Как кот. Такой, из больших и гривастых. Они тоже умеют непревзойденно вкусно спать, сразу забываешь и про зубы, и про когти, и про необузданные оргии в гареме.

Ох ты ж голова моя садовая… пустая и звонкая, как подарочная тыква. Я в студенческой общаге так не отрывалась, чтобы о презервативах второй раз подряд напрочь забывать… и хоть тресни, но сейчас мне казалось дико неуместным будить сладко спящего мужика и требовать у него отчета о том, как он предохранялся, и предохранялся ли вообще. Сама дура…