Одуванчик в тёмном саду (СИ), стр. 35

А потом пришел повелитель, и веселье сразу закончилось. На моего наездника кое-кто покосился с ухмылкой, на секретаря двинул бровью, и последний опять испарился.

— Вы поняли мое предупреждение? Без моего личного приказа больше ни на какие смотрины не ходите, как бы вам ни хотелось поскорее отсюда уехать.

— Да я вроде и не рвусь, — настроение у мужчины поменялось, это было заметно, несмотря на все ту же кирпичную физиономию. Причем поменялось настолько, что я сочла возможным вернуться к неофициальной манере разговора.

— Да? А то мне показалось, что вы уже даже любимого питомца с собой прихватили…

— Вы ошиблись, Ваше Властелинство, — я позволила себе улыбку. — Во-первых, я никуда не собиралась уезжать, во-вторых, этот паучок — не мой, и не питомец. Этот милый малыш вполне сознательно хочет сопровождать Лиидию. Они только сегодня познакомились, но произвели друг на друга неизгладимое впечатление.

Дальше я опять какое-то время послушно изображала подставку, лишь мимолетно ловя образы из оживленной беседы. Ловко товарищ Властелин с пауками общается… и очень быстро. Я смутно уловила что-то про гнездо, самку, яйца… Сначала зелено-золотой путешественник чему-то огорчился, потом обрадовался.

— Странно, вы теряете форму? — закончив разговор, властелин вспомнил и о “подставке под паука”. — Мне казалось, что производить неизгладимое впечатление ваша привилегия. Я впервые слышал от своего друга столько восхищенных отзывов об эльфийке. И он очень настойчиво просил вас второй женой.

— Вот паразит! — искренне возмутилась я. — Одной жены ему мало? Такое сокровище оторвал, а туда же! Надо Лиидии сказать, пусть в следующий раз гитару не жалеет… Ой! Я ее где-то посеяла, ворона. Жаль.

— Судя по вашей интонации, вы как-то странно собираетесь использовать гитару, — хмыкнул властелин. — Но если вам так дорог этот музыкальный инструмент, я прикажу отнести такой же вам в комнату, — предложил и замолчал эдак красноречиво, словно чего-то ждал от меня.

— Нет-нет, в комнату не надо! — поспешила я отказаться. — У меня там своя есть. А эта лежала в гостином зале, и мне очень неудобно, что я потеряла чужую вещь.

Да уж, бедная гитара. Сначала тренькали на ней всем гаремом на смотринах, потом на пол бросили, потом вовсе чуть о троллью маковку не разбили. И мне вручили вовсе не в музыкальных целях, а, опять же, от вредных девчонок отбиваться.

А кое-кто, между прочим, опять мысли подслушивает! Так, мы писали, мы плясали, на гитаре мы играли… тролля бедного поили и невесту подарили. Вот.

— То есть жаловаться на своих соседок вы не собираетесь? — ехидно уточнил коварный мыслечтец, старательно давя улыбку, очевидно впечатленный моим творчеством. — Ни на тех, кто на вас напал, ни на тех, кто пытался подсунуть вас в жены темному страшному троллю?

Я посмотрела на него с укоризной. Когда я жаловалась, вообще? На кого? На маленьких глупеньких девочек? Пф!

— То есть вас все устраивает? — подумаешь, вопросы он тут задает с подковыркой. И все ждет чего-то. Лучше бы покормил… Ой! Желудок, заткнись!

Нет, так невозможно. Если он уже не только мои мысли читает, но и моего желудка — не буду больше засорять голову политкорректностью! Паразит и есть, ехидный и вредный!

— Невеста Царреша гор Аррош выразила желание видеть вас своей подругой во время первого свадебного ритуала и с нетерпением ждет вас в своих апартаментах…. Вместе с обедом.

Ну и ладно, ну и здорово! Я пойду обедать с Ли, а ты сиди голодный. Вон у тебя животик тоже урчит, между прочим!

Поклонившись вредному властелинству и тоже старательно спрятав улыбку, я дождалась, пока меня небрежным кивком отпустят, и выскочила за дверь. А там уже торчал большой и грозный арахнид, который велел следовать за ним и через пять минут блужданий привел к Лиидии.

Ну, всякие визги, писки и восторженные обнимашки — это мелочи. Главное — обед!

А после — красивая церемония возле каменного алтаря в незнакомом уголке сада. И торжественное имянаречение паучка, которого Лиидия не без некоторого внутреннего колебания решилась-таки взять с собой.

Не знаю уж, из каких соображений властелин решил отправить своего восьминогого представителя в тролльи горы, но Царреш смотрел на малыша восторженными глазами и неприкрыто радовался оказанной чести. А вслед за мужем и Лиидия прониклась. Мало того, что оно пушистое и милое, если привыкнуть, так еще и эксклюзивное! Ни у одной тролльей жены нет и не было такого явного знака расположения Его Темнейшества, так что наша северянка будет в этих горах вне конкуренции.

Властелин ко мне больше не подходил до самого вечера, эльф не приставал, даже белобрысый секретарь не мелькал поблизости. И слава богу, а то я чего-то устала от высочайшего внимания.

Молодожены уехали на закате. Вроде бы так принято, а еще — просто красиво. Я помахала им вслед и совсем было уже собралась отправиться на боковую, но тут…

— Не составите мне компанию за вечерним чаем, леди Диндэниэль?

Глава 16

Некоторое время назад…

— У тебя уже старческий маразм или детство в заднице? — поинтересовался Илуватор, дождавшись, когда Царреш отвлечется на очередную красотку.

Рабынь при дворцовом борделе можно было найти в любое время и на любой вкус, даже на троллий. Конечно, для увеселения друзей морра арргросса отбирались только самые элитные и надежные. Но жениться на таких, само собой, старшему сыну вождя было зазорно, а девушек из гарема я лишь на свои посиделки с советниками приглашал, зная, что на них никто, кроме меня, не покусится.

Так что на завтра парню предстоял нелегкий выбор невесты из моих «воспитанниц». А сейчас он прощался со своей свободой под присмотром старших товарищей.

Предупредил бы заранее, не сваливаясь на наши головы буквально в ночи, мы бы устроили ему более запоминающееся прощание. Ну а так, по-быстрому организовали вечер с выпивкой и девочками. Но он не расстроился.

Судя по отголоскам мыслей в его голове, сначала Царр суток пять у себя развлекался. Так что к нам он, можно сказать, сбежал, когда устал праздновать.

— Какой маразм? Какое детство? — я с усмешкой посмотрел на слегка возмущенного советника.

Конечно, ему уже доложили о том, как весело мы провели сегодняшний вечер.

— Я развлекался в своем саду со своей наложницей, под присмотром собственной службы безопасности, — кивнув одной из девочек в сторону бутылки с обычной водой, благодарно улыбнулся и отрицательно помотал головой, когда красотка попыталась проявить инициативу.

Нет, на сегодня мой лимит исчерпан…

— С каких пор это считается детством или маразмом? — продолжил я свою мысль и посмотрел на Ила.

Эльф, проигнорировав мой вопрос, внимательно наблюдал за резвящимся, как мальчишка, Царрешем.

— Вроде совсем недавно мы были такими же, а теперь сыновья наших друзей приходят к тебе за женами, — наконец, задумчиво выдал он.

— Это тонкий намек на то, что мне тоже пора жениться? — ехидно уточнил я.

— Толстый… Толстый намек, морра арргросс Виланд, — обозвав полным титулом, Ил хмуро уставился на меня, всем своим видом выражая осуждение. — А ты зачем-то открыто выразил свою расположенность эльфийке. Это ж надо было додуматься!..

— Читал отчет и завидовал? — продолжил я ехидничать над другом.

Сам понимаю, что расслабился, и вскоре мне придется за это расплачиваться. Хотя удовольствие того стоило. Но раз уж даже Илуватор начал о гнезде и яйцах, вернее о жене, то придется вскоре озаботиться. Только для начала я на свадьбе самого Ила погуляю, — старшие должны показывать пример.

— Ты уже выяснил, откуда эта нимфа в эльфийском теле на нас свалилась? — сменил я неприятную тему.

— Совершенно серенькое нечто, с совершенно обыденным прошлым. Ее родство с Высоким Домом настолько дальнее, что даже я с трудом его вычислил. Но оно есть, так что формально придраться не к чему, — судя по слегка расстроенному голосу, Ил допросил всех, и ближних, и дальних, и мимо проходящих, и под руку подвернувшихся. А придраться оказалось не к чему. Обидно, черт побери!