Госпожа поневоле или раб на халяву (СИ), стр. 72

Чертенок вернулся глубоко за полночь, часа в три, наверное. Выжатый и сердитый, пах целым букетом незнакомой парфюмерии, и, светя невменяемой рожей на все окрестности, с ходу рыбкой нырнул в ванную.

Я не то чтобы заволновалась, но любопытство — это ж хуже средневековой пытки! Мучает и мучает. Так что мое коварство привело все остальное мое в боевую готовность и заняло пост у двери в душ.

Решило взять чертячью секретность приступом. Точнее, хитрым загибом из засады.

Владис выполз из ванной голый и, натолкнувшись на меня, с порога полез целоваться и изничтожать очередную ночнушку. Ну вот и тут я и мое коварство воспользовались преимуществом, подвергли носителя тайны пыткам и все разузнали

Короче, выяснила. Чертенка занесло в стриптиз-бар. На МУЖСКОЙ стриптиз в смысле, и не смотреть, а подрабатывать. Какой-то там менеджер в баре оценил фактуру и подвалил с вопросом "А вы танцуете?"

Понятно, что сначала Владис дал ему в морду, и только потом стал разговаривать. Менеджер оказался привычный, или просто целеустремленный и жадный. И устроил чертенку "прослушивание", после которого Владис получил место у шеста. Как молодого да раннего, его выпустили в самом конце программы, но обаяние под одеждой не спрячешь. А без нее тем более, и чертенка сходу раскрутили на приватный танец. Вот после него он и плюется, как заправский верблюд, чуть не стер кожу до костей под душем и прыгнул на меня, как озабоченный орангутанг. А потом, виновато пряча глаза, признался, что даже ради меня он на такой подвиг не способен и больше в стриптиз-бар не пойдет.

Я с жаром заверила своего героя, что ради меня таких подвигов как раз не надо, пусть лучше еще поцелуют. Два раза. Или три. Или… да-да, вот такой героизм мне горааааздо больше нравится!

Кстати, мы тут интересную подробность выяснили. Владису по-прежнему нужно было мое разрешение, чтобы кончить… если он занимался любовью со мной. Мы же эксперименты ставили: в постели со мной — надо, в душе, без меня — нет. Нам такой подарок на память очень понравился. Возможность задержать его оргазм, заставить опять попросить, или просто сделать это одновременно… Теперь, когда это не условие дурацкого рабовладельческого договора… Крышу сносило обоим.

На этом веселом фоне как-то потерялась странная утренняя усталость, нагоняющая меня время от времени. Не так чтобы очень часто, раз в три-четыре дня. Я просто не могла заставить себя проснуться даже к полудню, а когда все же выползала в мир, ползала по нему, как сонная муха. Полураздавленная.

Но к обеду все приходило в норму, и я просто купила себе витаминов, сетуя на бессолнечную хмурую погоду за окном и предновогодний рабочий марафон. Как всегда, заказов было столько, что можно было заработать на полгода вперед.

Слава богу, что эта дурацкая ползомухость не догнала меня ни тридцать первого, ни в новогоднюю ночь. Мы с чертенком волшебно провели эти сутки. Дурачились, хохотали, Владис в шутку злодейски рычал и гонял меня с кухни, где священнодействовал над праздничным угощением, а я лезла под руку и норовила сунуть палец то в крем, то в соус. Получила ложкой по макушке, в отместку укусила его за попу, когда он за чем-то наклонился. Кончилось все как обычно, только до дивана мы не дошли…

А потом я орала от счастья на весь дом, визжала, как ненормальная, и целовала чертенка куда попало с разбега. Потому что под роскошной елкой, которую он установил в холле, обнаружилась колоссальных размеров коробка. Той самой немецкой фирмы. С тем самым станком!

Господи, это самый счастливый Новый Год в моей жизни! Елка, чертенок и токарный станок, о чем же еще можно мечтать!!!

Конечно, я тут же помчалась в мастерскую и выволокла из потайного уголка подарки, которые приготовила для самого лучшего мужчины на свете. (Так на коробках и написала. Да, сопли и слюни, пошли все нафиг, хочу и буду! Счастливой, до неприличия.)

* * *

Владис:

У Высших на празднование смены года объявляется всеобщее перемирье, даже между Темными и Светлыми. Пока мать была жива, мы ездили в гости к ее семье — она одна из самых последних детей от смешанных браков. Их еще презрительно называли Серыми, но, марбхфхаискорт! Моя мать была удивительно прекрасна! Иссиня-черные волосы от бабушки, ее матери, когда-то одной из первых красавиц Темного Двора, ее же смуглая кожа и светло-серые глаза деда, двоюродного брата правителя Светлых. Тоже когда-то завидного жениха, но уже более тысячи лет — примерного мужа и семьянина.

Они ушли почти сразу за родителями, не то чтобы пришло их время, но бабушка так и не смогла смириться с тем, что пережила собственную дочь. Я злился, конечно, но моего мнения никто не спрашивал. Интересно, как бы все вышло, если бы меня забрали и вырастили при Светлом Дворе? Все же я внук одного из пяти претендентов на трон, случись что с их правителем.

Картинка, что я плюхнулся на трон Светлых и повелеваю этой пятеркой маразматиков… подняла мне настроение. А то у меня, чем ближе их здешний праздник смены года, тем внутри все как-то грустнее и грустнее. Во-первых, денег на подарок… СТОЛЬКО денег на подарок у меня не было.

Обычно у меня была проблема выбора, что подарить маме, сестрам, отцу… Вопроса, где достать денег на подарок, у меня еще ни разу не возникало. Во-вторых… это семейный праздник. Даже здесь. И у меня вновь воспалилась старая заноза — то, что Наамидес меня предала. Нет, я не хотел мстить… не сейчас — точно. Сейчас вся моя семья — это мышка. Алена. А остальные… подождут. Столько лет ждали и еще столько же подождут. А если повезет — то и больше.

Хаискорт, но проблема денег стояла очень остро. Я физически не успевал столько переводить мелких заказов, а на крупные пока выйти не получалось. Я попробовал себя грузчиком, разносчиком пиццы, стриптизером — вот уж точно совсем не мое! Я даже сводил мышку в цирк, посмотреть на дрессированных животных и фокусников.

И в итоге, когда я уже почти отчаялся и обдумывал, кому бы здесь подороже продать пару тайн Высших, мне повезло. Я перекусывал в одной из местных кафешек, и напротив уселись два парня. Один из них принялся мне загадочно и томно улыбаться, и я, наученный горьким опытом, сразу понял, что сейчас будет драка. У меня после приставаний Светлых резкое отторжение на усиленное мужское внимание. Но второй парень быстро разрядил накаляющуюся атмосферу, а потом выдал, что запомнил мое выступление в клубе, но еще больше — драку перед этим в баре напротив. Короче через час я уже примерно представлял, где именно я могу заработать быстро и много.

В местной примитивной технике я разбирался даже выше нужного уровня. Дотянуть, подключить, настроить и установить, если понадобится, смогу запросто. Но, естественно, сначала мне устроили тестирование, причем сразу в боевых условиях. Мы обошли восемь клиентов, настраивая им интернет от какой-то конторы, представителями которой и являлись парни.

Томно-кокетливый меня "страховал", а второй слинял на третьем клиенте, попрощавшись до марта и пожелав нам счастливо повкалывать. На следующий день я пораньше выгулял Тилли и Вилли. Кокетка по имени Ким забрал меня прямо возле дома Анны Марковны и мы поехали по клиентам.

— Надо минимум сорок подключений в месяц, — зудел Ким. — Мы с Серегой делали по пятьдесят. Нельзя терять набранный темп, у меня ипотека… И Серега в марте вернется — расстроится.

— Да не психуй ты мне тут прямо в ухо, хаискорт! У меня у самого новый год!

Глава 17

Владис:

Короче тридцатого декабря я получил на руки почти полсотни. С учетом накопленного за переводы, стриптиз (чуть больше, чем за прогулку с собаками… пффф!), ну и заработанного по мелочи то там, то тут… уже вечером я был обладателем вожделенной для Алены машинки.

Вообще мышка меня последнее время очень беспокоила. Иногда возникало странное ощущение, что ее раз в несколько дней кто-то выпивает досуха, всю энергию залпом. Она и так-то не была жаворонком, но тут вообще побивала все рекорды по просыпанию — часов так два-три дня, а лучше вообще в четыре. Если ей в этот день надо было куда-то ехать по делам, без слез смотреть на эту зомбированную тушку, плавно покачивающуюся, как маятник, было невозможно.