Госпожа поневоле или раб на халяву (СИ), стр. 2

Идиоты! Ну меня и отдали к моему самому горячо любимому врагу. И вот у него я на третий день начал с тоской вспоминать их Ад, а через месяц всерьез попытался покончить с собой. Этих идейных снова озарило… чем-то… Дьявол их поимей во все дыры! И они перенесли меня в какой-то забытый всеми их богами мирок и всучили…

Позорище! Вот это позорище — моя новая хозяйка? Хвостик мышиный, очки в пол-лица, балахон какой-то до колен и на тощих ногах — штаны! И вместо туфель, или приличных сапожек… Марбхфхаискорт! Тряпочные тапки на шнурках!

Короче ничто не предвещало счастливого окончания вечера — и тут эта святая женщина объявляет, что я могу катиться на все четыре стороны. Она меня освобождает!

Я не заставил себя уговаривать и быстро побежал к ближайшему лесу. Одевались в этом мирке странно, но голым никто не ходил, так что, хоть я и считал свою фигуру совершенной, не помешало бы позаботиться о своем гардеробе.

Магию эти твари мне заблокировали еще в тот день, когда решили заняться моим перевоспитанием. Конечно, с магией я бы очень активно возражал. Да даже без магии, с одним только мечом, я успел положить еще с десяток этих светлых обалдуев! Все равно они потом восстанавливаются, твари неприятные! Хотя мы тоже почти бессмертные… Ну те, кто истинные, естественно. А идейных мы мочим пучками… людишки жалкие, даже те, кто на нашей стороне.

Прячась за деревьями, я присмотрел типчика с более-менее похожей на меня комплекцией. Выбирать-то сильно было не из чего, а стильный пиджачок на три размера меньше тут же потеряет всю стильность. Так что на мне вскоре оказались шерстяное нечто с высоким воротником, штаны из плотной синей ткани, блестящий, короткий и очень теплый плащ и тряпочные тапки, в которые я не влез! Марбхфхаискорт!

Теперь надо было подумать, где бы перекусить. Есть очень хотелось еще со вчерашнего дня, потому что их спецпаек был рассчитан на мышек… ну ладно, дьявол с ними, на кроликов! но никак не на здоровых крупных мужиков (это я про себя, если что). По меркам истинных я, правда, считался мальчишкой и довольно хрупким, но это придавало мне дополнительный шарм среди светлых женщин.

Меч бы мне сейчас, я бы уж на пару буханок хлеба точно намахал бы…

Я прокрался на запах и попал в огромное помещение, где толкалась куча народу и кругом лежала еда… много еды!

Сначала я схватил и сжевал белый хлеб… Как же я по нему соскучился! Марбхфхаискорт!

Этот, правда, и в подметки не годился тому, к которому я привык, мягкому, пышному, румяному… Но мой желудок все равно принял его с удовольствием. Потом я нашел что-то, очень условно похожее по запаху на мясо. Благодаря врожденному дару всех истинных понимать и читать на языке любой страны, выяснил, что съеденный мною кусок назывался ветчина. Так себе, но есть можно. Нашел их колбасу. Выплюнул. Мяса в ней точно не было…

Нашел молоко, выпил пару пакетов. Не понравилось. Пошел, нашел воду. Напился. Потом ошибся и схватил бутылку с какой-то другой гадостью… Спрайт. Чуть не стошнило! Внутри сразу все принялось возмущаться. Яд какой-то сладкий!

Более спокойно прошвырнулся по помещению еще раз, отметив, что за мной следуют два амбала в черных костюмах. Напрягся. Приготовился к хорошей драке… И тут…

Марбхфхаискорт!

Я оказался у того самого подъезда с которого началось мое путешествие. Снова абсолютно голый! Хорошо, хоть сытый…

Или не совсем хорошо? Потому что внутри меня начала зарождаться дикая… дикая боль…

Марбхфхаискорт!

Где я облажался? Она же сама меня отпустила. Сама, дьявол вас всех раздери! Она сказала, что я могу быть свободен…

Рыча, как раненный зверь, я мчался с этажа на этаж, ища дверь… ту дверь, за которой пряталось мое спасение от боли… самой страшной боли, сохранившейся в моей памяти. Где, черт возьми, эта женщина… Моя хозяйка, все бесы разом ее поимей!

На пятом этаже мои поиски увенчались успехом, и я без сил упал на коврик… и, по-моему, отключился.

* * *

Алена:

С чаем у меня не сложилось. И виновата сама: кто меня за руки тянул вынимать из сумки камни и тащить их в мастерскую сразу с порога? Конечно, я только на секунду собиралась включить лампу и рассмотреть покупку. А потом чаек, ужин, книжка, с девчонками потрепаться в сети…

Нда… Когда по квартире раскатился резкий, дробный, какой-то до костей пробирающий звонок, я вздрогнула и уронила пинцет. Это что? С улицы, что ли? В моей квартире отродясь таких противных звуков не водилось.

Я глянула на часы и ойкнула. Блин, вот так всегда! И Пашке не позвонила опять… Ладно, фиг с ним, не помрет. Завтра пообщаемся.

Спина выразила свой протест ноющей болью и противным хрустом, когда я встала из-за стола и потянулась. Нда, в бассейн я тоже не сходила. Зато просидела почти четыре часа, напряженно согнувшись над новым шедевром…

Звонок раздался снова, и я опять подпрыгнула. Да что это за дрянь такая? Звук идет откуда-то из прихожей.

Дом у нас старый, кирпичный, не сталинский. Так что потолки не как в колонном зале, но планировка отличная. Большущий квадратный холл, огромная кухня и три комнаты. Спальня, гостиная и моя мастерская. По нынешним временам — хоромы. И живу я здесь одна. Хорошо живу, не скучаю и одиночеством не страдаю. Наслаждаюсь.

Но когда вот такое непонятно что трещит и даже подвывает в темном коридоре, невольно вспоминается очередной претендент на роль защитника, выставленный еще в прошлом месяце…

Я вооружилась латунной болванкой с рабочего стола и опасливо двинулась на звук. К входной двери. Включила свет.

Пусто. И продолжает звенеть и подвывать, все громче. Может, за дверью? Блин, да что за фигня такая?

Через глазок никаких злостных нарушителей тишины и порядка не обнаруживалось. И я, накинув цепочку, приоткрыла дверь.

На половичке стояла узкая полуметровая колба, внутри которой, приглядевшись, я с изумлением распознала шкалу и столбик с жидкостью, как в обычном термометре. Вот этот градусник-переросток и звенел на весь дом, даже подпрыгивал от усердия.

Я торопливо сбросила цепочку, и, думая только о том, как прекратить треклятый звон, от которого неприятно ныли зубы и во рту становилось кисло, распахнула дверь.

Звон вдруг резко прекратился. Зато я взвизгнула в голос. Прямо мне под ноги рухнуло знакомое тело, все такое же голое и перемазанное, но теперь еще и бессознательное.

Пару секунд я очумело созерцала явление, потом спохватилась. Позже разберусь, как он сюда залез, главное, чтоб не помер у меня на половичке. Наклонившись, я подхватила тело за плечи и с кряхтением втащила в прихожую. Тяжелый, зараза! И как есть в отрубе.

Перегаром не воняет, обкололся, что ли? Ох, блин… где телефон?!

Уронив тело на линолеум, я кинулась обшаривать мебель в поисках трубки. Вечно швыряю мимо базы, нет бы аккуратности поучиться, как советовал очередной бывший защитник.

Брошенное тело вдруг застонало, как от сильной боли, и задергалось.

— Аккуратнее, я еще живой… — буркнул парень, приоткрыв один глаз и пытаясь как-то сгруппироваться и сесть.

Взгляд мутный и… затравленный какой-то. Если бы не спокойный голос, сказала бы, что он чего-то боится.

— Ну и молодец, что живой. Поздравляю, — я нашла, наконец, трубку и тихо зарычала. Естественно, аккумулятор разряжен. — Сейчас скорую вызову, потерпи. Чего нажрался-то, полярник?

— Я не нажрался! Я просто наконец-то нормально поел… — пробухтел, раскачиваясь, парень.

Я насторожилась. Выглядел он так… Словно из последних сил сдерживал рвотные позывы.

— Только не на пол! — успела взвыть я, кидаясь в ванную за тазом, и даже почти не опоздала, но нудист только успел проскрипеть:

— Ей… Кого-ты там вызывать собралась? — и его вырвало.

— Б…..! — сказала я, бросая таз.

Таз загремел и запрыгал, радуясь, что неаппетитное содержимое желудка на этот раз перепало не ему.

Эмоционально высказываясь вполголоса по адресу больных придурков и моей загаженной прихожей, я нащупала в кармане куртки мобильный. Четыре не принятых звонка, упс… Пять смс-ок…