Повелитель 2. Новый мир (СИ), стр. 2

Неприятности не заставили себя ждать. Через два часа полёта тревогу поднял дух, постоянно наблюдающий за кораблём. Пилот на своём рабочем месте умер мгновенно. Хотя я и добрался до него за несколько секунд, спасти его оказалось уже невозможно. Поражение мозга нейротоксином не лечится. Да ещё каким нейротоксином! Тело ещё живёт, а вот мозг уже восстановлению не подлежит. Следы воздействия похожего такого яда я обнаружил ранее в организмах детей императора. Пилот получил очень большую дозу. Враг нанёс очередной удар, когда я его совсем не ждал. Не ждал именно потому, что не считал себя частью этой империи.

(Дух: — Сканирование показало, что яд многокомпонентный. Точно сказать затруднительно. Кто–то прекрасно знал вкусы пилота, и последний компонент находился в орешках, пакет с которыми так и остался в руках пилота. Реакция произошла мгновенно. Боюсь, здесь даже реаниматор не помог бы.

Рейн: — Если яд такой быстрый, как выжили дети императора?

Дух: — Дело в концентрации. Пилота накачали составляющими яда на порядок сильнее. Боюсь, вся отрава хранилась в пакетиках с его любимыми орешками. По очереди вскрывая пакеты, он грузил в себя компоненты яда. После получения последнего компонента, пошла реакция. Я более чем уверен, в данном случае последний компонент — вообще безобидная пищевая добавка. Так что состав яда мы не узнаем. Именно поэтому следователи императора, расследовавшие смерть его жены, не узнали точно, что привело к отравлению. Всю еду, в том числе и ту самую рыбу, где находился последний компонент яда, тогда ели многие, но у них не было в организме остальных компонентов.

Рейн: — Тогда непонятно, зачем убивать пилота? Не проще ли убить нас?

Тартара: — Я проверяла мысли пилота перед вылетом. Для нас он опасности не представлял и против нас ничего не замышлял.

Лиэна: — Пилот что–то знал, но не придавал этому значения и мог предупредить нас в разговоре чисто случайно.

Рейн: — Что же он мог нам сообщить?

Дух: — Боюсь, шеф, мы это скоро узнаем.)

Повторное обследование корабля всеми доступными средствами, не выявило никаких опасностей. Для меня с духом не составило труда перехватить управление искином корабля. Если враги рассчитывали на нашу невозможность управлять кораблём, то они просчитались.

Оказалось, просчитался я. Диверсия на следующий день продолжавшегося прыжка всё же произошла. Вышли из строя сразу два генератора прыжкового поля с одной стороны борта. Точнее, не сами генераторы, а излучающие антенны, причём сразу и основная и резервная. В лучшем случае нам оставалось жить не больше нескольких минут. Полевой кокон, вокруг корабля, потерял симметрию. Корабль начал дрейф в сторону от центра подпространственного тоннеля. Разбираться, какую хитрость применили враги, чтобы вывести из строя антенны, времени уже не было. Как только мы коснёмся стены тоннеля, нас выбросит в обычное пространство и распылит по нему на молекулы в огромном объёме. Даже следов не останется. Враги империи рассчитали всё очень точно и подстраховались, где могли. Если бы пилот случайно сообщил мне о каких–то ремонтах, я бы мог проверить обшивку корабля и обнаружить заложенную бомбу или то, что там придумали эти гады, чтобы повредить антенны.

Был бы я обычным человеком, нам пришёл бы конец, а так мы ещё поборемся. Утащить в тень весь корабль сил нам не хватит, а вот спасательную капсулу мы накроем. Прогнозировать, что при этом произойдёт, даже дух не брался, но шансы выжить имелись очень неплохие, где–то пятьдесят на пятьдесят. Мы быстренько втроём набились в одноместную спасательную капсулу и приготовились к приключениям. Учитывая габариты отсека капсулы, взять с собой, что–нибудь кроме нас самих, мы не могли. Дух успел запаковать в инфокристалл всю информацию, и я забросил кристалл с аварийным сообщением в семейный теневой карман. Ответ пришёл за несколько секунд до момента разрушения корабля, но прочитать я его успел.

Мать грозила достать меня из–под земли и всыпать по первое число, если я не вернусь. С логикой у неё иногда возникали проблемы, но в данном случае эти проблемы меня радовали. Похоже, её интуиция была полностью солидарна с моей. Из этой ситуации мы выпутаемся. Также мать сообщала, чтобы я не волновался за свой клан и своих подопечных. Оказывается, отец, ещё после первых моих сообщений, выслал ко мне корабль с поддержкой. Добираться им пришлось долго, но они уже скоро должны были ко мне прибыть. Паршиво, что я не могу их встретить и познакомить с клановцами, но мать обещала уладить всё сама.

Корабль привезёт несколько стационарных порталов, так что в этой части галактики появится наш филиал, заодно наши маги и подготовку местных псионов курировать будут. Возможно, мои адептки среди них себе женихов найдут, я же им обещал с родственниками познакомить. Также отец обещал поговорить с императором по инфосети и передать моё сообщение по поводу диверсии. Кто–то из врагов империи в самой империи или в Союзе Семи, а скорее всего и те, и другие, очень не хотят налаживания нормальных отношений между государствами. Смерть имперского инспектора — прекрасный повод осложнить эти отношения. Не стоит императору идти на поводу обстоятельств, тем более что я‑то жив. Пусть император считает, что я отправился в незапланированный отпуск вместе с женой и служанкой. Когда вернусь, вместе пооткручиваем головы тем, кто меня в этот отпуск отправил. Поскольку это желание у меня достаточно сильное, я точно вернусь, да и до секрета яда страсть как хочется добраться. Очень он мне нужен.

За пару секунд до столкновения с границей подпространства мы, совместными усилиями, перевели спасательную капсулу в тень.

Глава 1. Нас тут не ждали.

Что случилось, я не понял, но по пространству нас не размазало. При выходе в обычное пространство покров тени слетел, как будто его и не было. Хорошо хоть выбросило в какой–то системе, а не среди пустого межсистемного пространства. На такой исход я очень надеялся. Добраться куда–то на слабых системных двигателях спасательной капсулы проблематично. Как говорила наука, прыжковый тоннель строился не только за счёт энергии корабля, но и за счёт энергии промежуточных источников гравитации, то есть систем и планет. Промежуточный центр гравитации послужил тем якорем, к которому нас выкинуло. Вот только это оказались последние хорошие новости. Обнаружить над головой на экране обзорного локатора огромную галактику в виде четырёхлучевой звезды, я как–то не ожидал.

(Дух: — Шеф, у нас проблемы.

Рейн: — А то я не вижу!

Дух: — Шеф, ты не понял. У нас ПРОБЛЕМЫ!

Рейн: — Это ты по поводу, той занимательной звёздочки над головой?

Дух: — Нет! Это я по поводу этой вселенной. Не галактики, шеф, вселенной. Я не чувствую дуновения мира мёртвых.)

Дух меня прямо убил. Лихорадочные поиски информации о чужих вселенных, почерпнутой мною из многочисленных книг древних магов, просмотренных втайне от родителей, привели к неутешительным выводам, тут же подтвердившимся на практике. Моя магия здесь не работала, точнее, работала не так, как ей положено работать. Вызов простейшего миража, привёл только к яркой вспышке. Это полностью подтверждало высказывание духа о чужой вселенной. Как я помнил из книг, магия в разных вселенных — разная. Из–за этого даже древние маги предпочитали не шататься по чужим вселенным. На разведку туда ходили только сверхмаги, уровнем не ниже властителя, и то, только если имели возможность быстренько вернуться в случае опасности к своему якорю. Мне это не светило. Я даже не маг, в полном понимание этого слова. До мага мне ещё как до неба, не говоря уже об уровне властителя. К тому же мой единственный якорь, вот тут рядышком, спокойно сопит под боком, уверенный в моей надёжности.

Некоторое время пришлось разбираться в ситуации. Всё оказалось не так уж плохо, как мне показалось в первый момент времени. Магия всё же работала, хотя и частично. Связь с семейным карманом я потерял — это плохо, а вот эмоциональная связь работала. Все магические печати тоже работали, но это и понятно — они завязаны на сам организм, а не на внешние магические каналы. По тем же причинам работали и магические щупы артефактора. Компы, искины и другое оборудование также прекрасно функционировали, а вот магические заклинания делали всё что угодно, но только не то, что должны. Дальше экспериментировать с магией в капсуле я побоялся. Ментальный обмен с женой и Тартарой никуда не делся и работал прекрасно.