Китайский конфликт (СИ), стр. 47

Олегу было дурно, причем корень крайне отвратного состояния чародея крылся не столько в травмах физического тела или последствиях передозировки алхимическими зельями, сколько в пророческом даре. Тот внезапно решил поработать на полную катушку и буквально завалил сознание оракула-самоучки ворохом смутных ощущений и образов, касающихся сразу нескольких тем. Во-первых, интуиция нашептывала волшебнику, будто мимолетно отмеченное сходство архимагистра с его любовницей не случайно, и если та как следует покопается в своей родословной, то сможет обнаружить там Савву поколений эдак сорок назад. Или шестьдесят. В этом плане дар никак не желал давать четкой определенности. С кащенитами древний волхв враждовал чуть ли не все свои полторы тысячи лет, а от любви до ненависти один шаг…На войне же дистанция между пленом и изнасилованием, зачастую, еще короче. Во-вторых, если волхв об этом родстве узнает, то девушку сразу же убьет. А после найдет её родное селение и выжжет его до тла, чисто для гарантии. Кажется, в далекой юности он был все-таки не победителем, а проигравшим. В-третьих, подсознание упорно подсовывало Олегу красочные картинки того, как именно Мирабелла Грей будет прыгать на архимагистре, если тот её вытащит из смертельно опасной ловушки. Вот только варианты дальнейшего будущего слишком сильно ветвились, начиная от мучительной казни англичанки во славу древних богов и во исполнение принятого Саввой обета о мести, а заканчивая становлением данной ведьмы любимой женой древнего волхва и матерью его наследника.

-Не обращайте внимания, архимагистр. Печень барахлит, желчный пузырь сдулся и поджелудочная почти отказала, поскольку зелья, которыми меня откачивали, слишком токсичны. Недели через полторы-две буду в норме. — Солгал висящий в воздухе Олег, сапоги которого находились примерно в двух сантиметрах от пола. Многочисленные переломы и травмы внутренних органов еще не успели полностью зажить, однако чародей все равно решил лично явиться на доклад. А почему нет, если Святослав ему зарядил жезл-накопитель, при помощи которого боевой маг третьего ранга свое избитое тело попросту леветировал в нужном направлении без малейшего физического напряжения и тряски? – А вы эту Мирабель, так понимаю, знаете?

Для себя чародей твердо решил, что при первом же появления данной особы на публике в любом ином качестве, кроме жертвы или предназначенной для продажи пленницы, он вместе с близкими людьми сбежит из страны.Ведьма, которую заперло в лишенном выхода тайнике, его не забудет и не простит. Учитывая же, что она магистр и в совершенстве умеет крутить мужиками при помощи магии и собственного тела, устранение Олега станет для неё вопросом очень небольшого времени.

-О, еще как. Она не раз переходила мне дорогу, выкупая на археологических аукционах те редкости, которые я уже считал своими, а то и вовсе перехватывали интересные вещички задолго до торгов. Пронырливая бестия, да к тому же везучая как сто чертей. — Савва щелкнул пальцами, и рухнувшего на пол Олега объяло пламя, неимоверно горячее и жаркое, но тем не менее почти не причиняющее настоящей боли. Куда больше дискомфорта причиняли собственные раздробленные кости, которые начали стремительно расти. И жутко чесаться! А вот внутренние органы, подточенные недавними травмами и контактами с ядреными алхимическими субстанциями, способствовавшими экстренному лечению, вели себя прилежно. Хотя регенерировали вроде бы даже быстрее. Когда огонь схлынул секунд через десять, то поднимающийся на ноги чародей с удивлением понял, что полностью здоров. – Кстати, юноша, а вы с ней случайно не родственники? А то больно уж похожи, только она красивее и с сиськами.

-Эээ…? – На что-то большее удивившегося до глубины души чародея не хватило. Тем более, он усиленно пытался понять, что и как с ним сотворил архимагистр. Больше всего смахивало на лавинообразное ускорение регенерации. Только никаких внутренних запасов организм на неё не расходовал. Кажется, под воздействием чар древнего волхва тело Олега напрямую трансформировало энергию в здоровую плоть. Коэффициент полезного действия у данного процессе не мог не быть ничтожно маленьким, однако по всей видимости Савва мог позволить себе и не такие траты силы.

-Мрабель Грей тоже намного опаснее, чем должна бы быть при её годах и силах, а также легко умудряется себе найти на ровном месте приключений. И папочка её интересным трюкам научить не мог, папочка её обычный нахлебник, который и жив то до сих пор исключительно потому, что его кровиночка своему родителю хороших целителей оплачивает. Но, тем не менее, эта нагленькая девочка выживает там, где по идее не должна. Ей вынесен по меньшей мере десяток смертных приговоров в разных странах мира, причем определенно за дело. – С архимагистра мгновенно схлынула вся его доброта и веселость, сменившись крайне серьезным и задумчивым видом. — Однако Мирабель до сих пор жива, хотя вроде бы и попадала однажды во французский плен, где её должны были познакомить не с костром, так с гильотиной, ведь во время Третьей Мировой эта милашка неплохо погуляла на ближайшем к Англии побережье, вырезав парочку крепостей, один мелкий городишко и с десяток крупных деревень. Ну, вернее лично она ручки не пачкала, обитатели тех место друг друга сами убили. Юноша, а сколько времени твой отряд провел на острове Торпо?

-Часа четыре, может даже пять. — Не слишком уверенно отозвался Олег, который тогда абсолютно не следил за временем. Другие проблемы имелись. Задерживаться на острове сверх необходимого было очень опасно, но и уйти с захваченного вражеского фортпоста, не разграбив его, возможности не имелось. Люди бы просто не поняли подобного маневра при отсутствии непосредственной опасности, ведь каждому члену вольного отряда полагалась некоторая доля общей прибыли. Просто кому-то доставалось больше, а кому-то меньше. И никто не мог дать гарантию, что где-нибудь в дальнем уголке вдруг не отыщется спрятанный под кроватью кошель с тяжелыми золотыми монетами. Или полный дорогого зачарованного оружия личный арсенал одного из самураев. А может быть полка с книгами по магии, которые могли стоить больше чем обе предыдущие находки вместе взятые.

-Солидно. – Покивал о чем-то задумавшийся архимагистр. — Если Мирабель за это время из той дыры не выбралась, то скорее всего так она там и сидит. Пожалуй, надо мне самому прогуляться до того острова. Посмотреть, что же там такого интересного тетушка Цинь оставила, раз это добро Греи решили не выкупить, а умыкнуть, прирезав даже не подозревавших о тайнике самураев.

-В принципе, можно было бы направить за ней просто большую группу нежити или шутрмовых автоматронов, которых почти невозможно отравить или сбить с толку. -- Осторожно заметил Олег, чья интуиция буквально вопила о нежелательности оставлять англичанку и архимагистра в одном помещении. Её голос даже перекрывал то соображение, что советовать древнему волхву какому-то там скороспелому магу третьего ранга ну вот совсем не по чину. – Один из самураев почти смог её достать, а ведь он был всего-то истинным магом. Да и нас она ничем таким смертоубийственным не атаковала, хотя времени для сотворения минимум одного боевого заклинания бы могло хватить даже мне.

-Менталисты редко бывают хорошими бойцами, склад характера мешает. – Пожал плечами архимагистр, явно своими мыслями находящийся где-то далеко. – Ладно, юноша, как бы там ни было, но вы меня порадовали. Даже очень порадовали, все же вражеских магистров практически на блюдечке не каждый день приносят. Просить чего-нибудь будете?

-Буду. – Олег уже знал, что щедрость древнего волхва – понятие относительное. Один раз он спрашивал у того совета по поводу того, как стать сильнее. И получил жезл-накопитель. Вещицу, безусловно, достаточно полезную, но отнюдь не решающую стоящую перед молодым чародеем проблему. Однако, когда еще у него появится возможность привлечь к собственным проблемам одного из сильнейших чародеев России, а то и всего мира? Только свою просьбу следовало оформить так, чтобы архимагистр ей не только не возмутился, но и сделал именно то, что нужно. – Мне требуется дух-помощник, обладающий довольно необычными качествами. И я даже готов доплатить, чтобы заполучить его.