Худой мир (СИ), стр. 56

-Идея отдает безумием, но не лишена определенной логичности. Толковую засаду на нас троих и Доброславу организовать сможет далеко не каждый. Либо прорвемся без потерь, либо вообще врага с безопасной дистанции уничтожим. – Вынужденно признал Олег, не без оснований считающий себя способным пережить очень и очень многое. Поглощающая магию кираса, защищающий голову магическим барьером шлем, живучесть целителя и топоры-вампиры делали его способными справиться хоть в одиночку со всеми засевшими в деревне тварями. Теоретически. Если они на него всей толпой не навалятся. – Пожалуй, так и сделаем, но для начала мне потребуется провести кое-какую подготовку. И куры, много кур!

«Не зная броду, не суйся в воду» гласит народная мысль. В армии боевые маги её, правда, переиначили на свой лад, заменив последнюю часть на «пропусти вперед того, кого не жалко». В основном они использовали солдат…Однако поскольку Олег привык намного более бережно относиться к человеческой жизни, то намеревался использовать в качестве ловушко и миноискателей кур. Вернее существ, которые были курами до того, как до них добрался крайне разносторонне образованный маг очень широкого профиля.

-А сын мне говорил, что ты не любишь некромантии. – Опасливо заметил Густав, наблюдая за тем, как рядом с Олегом переминается с ноги на ногу су‍щ​ество,​ в которо​​м теперь сложно было заподозрить безобидную домаш‍нюю птицу. Во-первых, оно больше не имело перьев. Во-вторых, было в три раза тяжелее курицы и опиралось на шесть лап, поскольку чародей срастил между собою кожу и плоть состыкованных несушек в районе хвостов. В-третьих, вместо отрубленных голов на кончиках шей красовалось большое мутное бельмо, разделенное пополам вертикальной щелью зрачка. А в-четвертых, чародей воткнул в геометрический центр своих жутковатых творений по длинному корабельному гвоздю, от которого в тушки куриц отходили тончайшие нити технического серебра.

-Не люблю и не умею, это несколько разные понятия. К тому же если к поднятию человеческих останков я отношусь с сильным неодобрением и брезгливостью, то по части животных таких сильных предубеждений не испытываю. Особенно мелких, всяких там мышек, рыбок, птичек… – Пожал плечами Олег, принимаясь за следующую тварь. Ему требовалось создать много маленьких монстриков, чтобы напугать вампиров или тех, кто им прислуживает. Весь расчет чародея строился на том, что психология кровососов и их восприятие мира еще остались в целом человеческими. Вот о чем подумает среднестатистический китаец, когда увидит, как впереди его врагов несется стая каких-то мерзких на вид порождений некромантии? Особенно если он не понаслышке знает о том, чего могут натворить ожившие и изменившиеся трупы под руководством умелого кукловода. О том, что если вовремя не уничтожить созданных темным магом тварей, то они тебя унюхают или увидят, а потом сглазят, отравят, загрызут…Короче‍,​ их на​до как мо​​жно скорее уничтожить. И каждый выстрел или актив‍ированная ловушка, которые проредят популяцию немертвых куриц, не будут угрожать Олегу и его друзьям.

-Это потому, что у животных нет бессмертной души? – Осторожно уточнил маг-зверолов.

-Угу. А еще в тех же курицах дерьма на порядок меньше, чем в людях. – Согласился Олег, принимаясь за следующего монстрика, обязанного стать живым…Вернее немертвым миноискателем. – К тому же судьба птицы от моих действий изменится не слишком сильно. Быть выпотрошенным у котелка с супом или в ритуальном кругу некроманта…Не думаю, что для этих петухов и несушек разница оказалась столь уж значительной.

-А когда ты успел научиться выращивать своим творениям глаза и смотреть через них? – Доброслава взирала на творящееся перед ней действо с легкой усмешкой. Оборотень, выросшая в селении поклоняющихся Кащею язычников, наверняка и человеческие жертвоприношения своими глазами неоднократно видела. Да и покойников при ней во время своих приключений в Сибири Олег поднимал неоднократно. – Пару месяцев назад ты такого не умел.

-Да я и сейчас не умею, - пожал плечами чародей, отмахивая голову очередной курице телекинетическим импульсом и начиная затягивать обрубок шеи тонкой пленкой кожи. – Это просто большие прыщи с неправильной пигментацией. Думаю, издалека сойдет за глаза, да тем более в движении.

Когда вампиры и их приспешники таскали к кораблю продукты ради того, чтобы усыпить бдительность экипажа, на кур они не поскупились. В трех десятках клеток‍ ​обнару​жилось по​​чти четыре сотни квохчущих пернатых, из которых О‍лег не тронул только двух. Им предстояло попасть в бульон, которым он собирался отпаивать раненных. Все остальные птицы, вернее то во что они превратились под влиянием магии, выстроившись тремя цепочками устремились к воротам деревни. А за ними пошел Олег со своими друзьями и любовницей. Стефан и Святослав, как не имеющие чудо-шлема, но зато способные похвастаться выдающейся физической силой личности, давно озаботились большими круглыми щитами, сделанными из сложенных вместе листов корабельной брони. Такими не только пулю, такими и нечто более серьезное остановить можно было попробовать. А в рукопашной одного удара тяжеленным куском железа хватило бы, чтобы вышибить дух из любого, кто вообще испытывает потребность в дыхании.Анна как и Густав остались на борту «Котенка», сейчас занимающего позицию высоко над деревней. В наводке орудий на цель чародей третьего ранга доверял автоматрону больше чем себе, да и мага-зверолова со счетов списывать отнюдь не стоило. Иногда победу от поражения отделяет такая мелочь, как пытающаяся продолбить затылок противника ворона или воробей, залетевший врагу прямо в рот. Более крупные и сложно устроенные мозги отец Стефана, к сожалению, подчинить без личного контакта не мог. И на насекомых с их примитивными ганглиями его магия тоже не действовала.

Надвигающуюся на раскрытые ворота деревни цепочку монстров, в которых обычных куриц опознать без вскрытия сумел бы далеко не каждый, разбросало в разные стороны несколькими порывами ветра‍,​ в мгн​овение ок​​а стесавшими с костей всю плоть, а саму плоть пер‍емоловших в труху. Вот только редкая цепочка порождений некромантии растянулась достаточно широко, чтобы взломавшие их строй в нескольких местах чары зацепили не всех. Уцелевшие счастливчики, которых набралось не меньше пары дюжин ломанулись внутрь периметра и были встречены ружейными залпами.В четверку фигур, бегущих следом за тварями, тоже ударили боевые заклинания. Воздух вокруг них пытался загустеть, прорваться в легкие и задушить людей. Из под земли выступала странная темная жижа, на расстоянии метра от которой жухла трава. Даже нечто вроде молнии, только несущей в себе не электричество, а концентрированную некроэнергию, попыталось их остановить. Вот только все было бесполезно, созданные по технологиям гиперборейцев панцири из неведомого металла втянули в себя чужую магию, словно пылесосы рассыпанный по полу сахар. А не обладающие подобными свойствами доспехи Доброславы от вражеских ударов лишь чуть-чуть покорябались, но немедленно стали заращивать повреждения.

Олег довольно расхохотался, едва не теряя контроль над оставшимися двумя цепочками страшных с виду, но абсолютно безвредных кадавров. Как он и ожидал, выдержки новообращенным вампирам не хватило. Они не знали, что это такое бежит к ним со всех лап, но по умолчанию предполагали худшее, а именно многочисленных, дистанционно управляемых и опасных врагов, которые способны рассыпаться по деревне. Оперативно уничтожить на пересеченной местности столь мелких тварюшек, способных забиться едва ли не в любую щель, сумел б‍ы​ разве​ только о​​пытный магистр, накрывший весь населенный пункт к‍аким-нибудь площадным заклинанием. И потому высшая нежить щедро расходовала силы и бездарно тратила свое время, поскольку очень опасалась во время боя получить удар с тыла.

Вторую волну некрокуриц выкосило на удивление плотным ружейным огнем, открытым из окон ближайших к воротам домов. Несколько пуль досталось и людям, Олег пару раз чувствовал, как в грудь или живот словно с размаху отвешивает пинок невидимка. А судя по возникшему вокруг шлема магическому барьеру, в голову тоже палили. Чтобы отвлечь стрелков, Олег зачерпнул энергии из своего жезла-накопителя и создал несколько комков огненных иср, направив их в сторону вражеских укрытий, выдавших себя грохотом и облачками невероятно мутного сизого дыма. Похоже, используемый китайцами порох был еще более грязным и примитивным чем то, что выдавалось солдатам русской армии. На полноценные огненные шары такая атака не тянула, а потому шанс возникновения способного сожрать всю деревню пожара был мал, но вроде бы интенсивность огня снизилась раза в два. Боевых магов в Империи Золотого дракона уважали так, как можно уважать только существ, способных из ничего устроить массовые жертвы и разрушения. Едва слышно грохнули в вышине орудия «Котенка» и в дальней части деревни кто-то жутко завыл явно нечеловеческой глоткой. Каких бы тварей не сотворили при помощи некромантии из жителей деревни вампиры, но они явно могли чувствовать боль. Во всяком случае, после попадания по ним пушечного ядра.