Искажающие реальность-2 (СИ), стр. 18

— Может, я чего не понимаю, но ситуация с дефицитом кристаллов меня крайне удивляет! Если игра, искажающая реальность, настолько важна для государства, то что мешает со следующей партией новичков доставить что-либо ценное на продажу? Ту же платину, например. Пятнадцать крепких парней из следующей партии новичков принесут по двадцать килограммов драгоценного металла каждый, в итоге получим триста килограммов. Цена очищенной платины в космосе — пятнадцать тысяч кристаллов за килограмм. Пусть даже по такой цене и не получится продать, пусть будут какие-то расходы на доставку и сертификацию слитков по системе маркировки тех же гэкхо, но по восемь-десять тысяч кристаллов за килограмм торговцы купят легко! А это три миллиона драгоценных кристаллов, которые сразу же решат все финансовые проблемы нашей фракции! Это — тысяча хороших бластеров для нашей армии, и два миллиона кристаллов ещё останется на остальные расходы! А если использовать для доставки группу не из пятнадцати, а из тридцати новичков, то это вообще собственный звездолёт для фракции «Human-3»! А со звездолётом мы больше не будем зависеть от посредников-гэкхо и сможем получать любые товары без этих диких наценок!

Моя эмоциональная речь была встречена гробовым молчанием. Затем Иван Лозовский проговорил с усмешкой, обращаясь к Радугину:

— Вот и прозвучал ответ на вопрос, чем Комар угрожает Тёмной Фракции! Что там дипломат гэкхо Коста Дыхш плёл нам о цене платиноидов в галактике? Семьсот кристаллов за килограмм палладия, восемьсот тридцать за осмий и пятьсот за платину? И даже этой торговле по драконовским ценам Тёмная Фракция всячески мешает, отрезая нас от космопорта и лишая притока валюты гэкхо. Без валюты и импорта высокотехнологичного оборудования мы не выстоим в противостоянии с Тёмной Фракцией, все это прекрасно понимают. У тут на сцене появляется Комар, который понимает язык гэкхо, общается с ними и даже заслужил определённое уважение представителей этой великой космической расы. Гипотетически он может помочь нам наладить торговлю, и даже без всех этих жадных посредников из космопорта! Вот чего боится Тёмная Фракция!

— Комар, тогда н-новое з-задание для тебя! — начальник фракции был взволнован и даже начал слегка заикаться. — Выясни у к-капитана, может ли он послужить посредником по доставке платины и других ценных металлов, все закупочные цены и ф-финансовые условия. Если всё подтвердится, я попытаюсь согласовать выделение для проекта «Купол» драгоценного металла из Гохрана. По поводу же негативной реакции фракции… будем работать над этим, вести разъяснительную работу. Прежде всего, необходимо донести до игроков информацию о том, как много Изыскатель по имени Комар делает для всей фракции. Тут напрашивается вариант большого интервью, раз уж у нас во фракции есть Журналистка! Как Лидия выйдет из игры, я направлю её к тебе, согласуете формат и время беседы.

«Особист», воспользовавшись тем, что руководитель фракции закончил свою речь и замолчал, подхватил нить беседы:

— Поскольку ты теперь особо ценный игрок фракции, то и меры по твоей охране тоже должны быть соответствующими. Под Куполом физическую безопасность мы тебе обеспечим. Как заслуженному «статусному» игроку тебе положено отдельное помещение повышенной комфортности, доступ к которому будут иметь лишь лица из списка, который ты сам составишь. Там будет только «внешняя» охрана, которая никак не связана с игрой и не имеет контактов с Тёмной Фракцией. Любые перемещения под Куполом должны происходить только в сопровождении охраны! Что же касательно игры, вопрос будет решён ещё до твоего возвращения из космоса.

Собственно, на этом содержательная часть совещания закончилась. Мне лишь задали несколько уточняющих вопросов относительно ожидаемых сроков возвращения «Шиамиру», а также способностей Дмитрия Желтова как пилота и его вживания в экипаж гэкхо, после чего выдали пластиковую карту для совершения покупок под Куполом и отпустили отдыхать.

Уже в дверях кабинета я попросил поддерживающих меня Имрана с Дмитрием остановиться и снова развернулся к начальству:

— Знаю, что под Куполом везде ведётся «прослушка» и видеонаблюдение. В «целях безопасности» членов фракции, разумеется. Вот только мне нужно нормальное приватное помещение, в котором я мог бы чувствовать себя комфортно и расслабленно, а не выискивать скрытые камеры и микрофоны.

Лозовский и Радугин почему-то синхронно посмотрели на Антипова, и «особист» после секундного раздумья кивнул:

— Хорошо, Комар. Дай нам пять минут на изъятие оборудования, и помещение будет чистым. Никакой слежки за тобой в твоём номере не будет. Слово офицера!

Глава восьмая. Большое интервью

Признаться, общение с руководством оставило у меня больше вопросов, чем ответов. Все эти меры — назначение награды за головы Тумора-Анху Ла-Фина и его внучки, спонтанное решение о продаже платины на миллионы кристаллов через едва знакомых гэкхо, отказ от изучения оборудования Тёмной Фракции ради технологий более развитых космических рас и ставка на закупку вооружения, а не на собственное производство — выглядели скорее, как шаги отчаяния, чем серьёзно просчитанные действия.

У меня даже сложилось впечатление, что начальство само находилось в некоторой растерянности и не знало, какие коррективы вносить в стратегию развития фракции, но при этом понимало, что перемены жизненно необходимы. Недавнее боестолкновение с Тёмной Фракцией показало всю шаткость наших позиций и ограниченность ресурсов как человеческих, так и материальных. Да, фракции тогда повезло, и удалось сохранить ноду «Восточное Болото». Но без нефтедобычи эта непригодная для сельского хозяйства болотистая территория сама по себе не имела особого смысла. Восстановить добычу и переработку нефти, насколько я понял, было очень непросто, раз уж фракция тратила жутко дефицитную валюту на закупку и доставку какого-то оборудования. И если речь шла о пароме гэкхо, а не доставку своими силами, это значило, что солярки для «Пересветов» не хватало, а возможно и сами грузовики получили серьёзные повреждения и находились в ремонте.

В общем, пребывал я в глубокой задумчивости, хотя данные лично мне поручения не выглядели такими уж сложными. Капитан Ураз Тухш явно заинтересуется возможностью выгодно перепродать платину, в этом я нисколько не сомневался. А уж просканировать с помощью Сканера Изыскателя пару-тройку звездолётов, пролетающих в туннеле пиратской станции — вообще плёвая задача, разве что нужно будет предупредить экипаж «Шиамиру» и заранее отключить электронику.

Я был настолько задумавшимся, что не сразу даже обратил внимание на то, что за время моей беседы с руководством под Куполом стало темно. Работало лишь ночное освещение, по пустынным дорожкам парка двигалась поливальная машина. Сперва друзья привели меня к медицинскому блоку, где Иришка сама пинцетом сняла у меня с носа медицинские скобки и продезинфицировала оставшиеся крохотные ранки. Вся операция заняла максимум две минуты, и про сломанный ещё три дня назад нос больше ничего не напоминало.

Затем друзья в сопровождении группы телохранителей повели меня к отдельно расположенному жилому корпусу, скрытому от посторонних глаз за теннисным кортом и густыми деревьями искусственного парка. У входа стояла пара крепких охранников, но нашу группу они без проблем пропустили внутрь. Дежурившая симпатичная ночная дежурная улыбнулась мне, показав безупречно ровные жемчужные зубы, и указала на лифт:

— Герд Комар, поднимайтесь на второй этаж, коридор направо. Ваш номер там единственный, не ошибётесь.

Я поблагодарил девушку за информацию и прошёл в кабину лифта. Второй этаж, короткий коридор влево и вправо, две внешне одинаковые двери. Кто являлся моим соседом по этажу, я понятия не имел. Вполне возможно, что другой номер просто пустовал.

Входная дверь открывалась той же картой, которая использовалась для заказа товаров под Куполом. Свет автоматически зажегся, стоило нам войти, и я не удержался, присвистнув от удивления. Обстановка решительно отличалась от той поистине спартанской комнаты, где я до этого проживал вместе с тремя другими отчисленными студентами. Вычурная мебель, дорогие ковры, хрустальные люстры и лепнина на потолке… всё вокруг просто кричало о роскоши. А ещё при входе у двери стояло электрическое передвижное кресло и костыли. Вот за эту заботу отдельное спасибо!