Искажающие реальность-2 (СИ), стр. 14

— Как ты понял столь сложную фразу, причём без навыка Космолингвистика? — удивился я.

На что Дмитрий с весёлой усмешкой ответил, что там была вовсе не фраза, а устроенная капитаном долгая и сложная пантомима. Аристократ гэкхо многократно тыкал когтистыми пальцами себе в мохнатую грудь, потом показывал на панель управления и имитировал движения рычагов. Затем то указывал на микрофон и колонки, то на свой язык и уши. Тут даже самый тупой и то догадался бы, что хочет сообщить капитан.

— Хотел бы я на это посмотреть, — рассмеялся я, представив столь забавное зрелище, но потом посерьёзнел и сообщил: — Дмитрий, я выйду из игры на станции, как и обещал, но тут есть один нюанс. В момент входа в вирткапсулу сутки назад у меня были раздроблены колени и сломана нога, а потому ходить я не мог. Едва ли регенерация уже всё заживила. Получится крайне глупо, если я выйду из игры, но не смогу самостоятельно вылезти из вирткапсулы, а тем более спуститься с «кукурузины».

— За это можешь не переживать, Комар! Я выйду чуть раньше и помогу тебе. К тому же я слышал, что на «кукурузинах» добавили видеокамер, чтобы держать под наблюдением все вирткапсулы. Уверен, как только твоя откроется, это не пройдёт незамеченным!

Глава шестая. И снова Купол

Как же я хотел посмотреть на огромную космическую станцию при подлёте к ней! Наверняка уже сама по себе такая раскинувшаяся в космосе многокилометровая громадина была величественным зрелищем, а уж десятки прибывающих и убывающих звездолётов самых невероятных форм и конструкций дополняли картину и делали её незабываемо-фантастической. Вот только меня ждал жестокий облом — находиться на мостике посторонним во время сложных маневровых операций было категорически запрещено. Досадно было до жути, но я надеялся, что это не последний мой полёт в космос, и когда-нибудь я всё же смогу осуществить свою мечту и во всех деталях рассмотреть интересующую меня картину.

Челноком при подлёте к станции управлял Ураз Тухш, у которого необходимые для пилотирования навыки были недостаточными, а часть полезных любому пилоту скиллов и вовсе отсутствовала. Моя соседка по жилому боксу, надежно пристегнувшаяся и даже облачившаяся в герметичный скафандр, не прекращала ворчать и стенать по поводу неполноценности Ураз Тухша как пилота. Но сегодня удача была на стороне капитана — наш «Шиамиру», пусть и совершая иногда излишне резкие рывки и повороты вокруг своей оси, но сумел-таки благополучно войти в док, где был зафиксирован станционными гравитационными захватами и направлен на место стоянки.

— Я от таких переживаний точно облысею! — Улине с недовольным ворчанием отстегнулась, затем окинула меня внимательным долгим взглядом и прокомментировала: — Мой тебе совет, Комар, смени энергетический доспех Слышащего на что-нибудь попроще. Ты привлекаешь к себе ненужное внимание, а на пиратской станции это весьма нежелательно. Обитатели тут неприветливые — глазом не успеешь моргнуть, как оглушат, разденут, ограбят, и тогда прощай все более-менее ценные вещички! Да и вообще за пределы зоны космопорта тут нужно ходить лишь в составе большой группы… хотя даже это не гарантирует безопасности.

Словно в подтверждение слов Улине, по кораблю прокатился громоподобный голос капитана:

— Внимание всему экипажу! Мы прибыли на станцию Меду-Ро IV. Напоминаю, что данная станция является весьма негостеприимным и опасным местом. Поэтому все внешние люки держать закрытыми! Усиленный отряд охраны постоянно должен дежурить у главного шлюза! Без особой нужды не выходить из зоны космопорта, так как влипнуть в неприятности на станции проще простого. И вообще нечего вам там делать: мало кто из местных понимает речь гэкхо, а оплата нашими кристаллами тут невозможна. Но даже на территории космопорта будьте бдительны! Про пиратские экипажи, думаю, никому объяснять не нужно. Просто держитесь от них подальше, ни в какие конфликты не вступайте! И всем, кто планирует выходить с «Шиамиру», в обязательном порядке приказываю перенести точку возрождения в ближайшие к нашему челноку безопасные помещения станции, так как я не собираюсь потом собирать вас по всей галактике! Понимаю, что все эти ограничения и неудобства не радуют, но просьба просто потерпеть — мы пробудем на Меду-Ро IV пару дней, не больше, и сразу же покинем это негостеприимное место, как только разберёмся с торговыми делами.

Неудивительно, что после такого предупреждения практически все члены экипажа предпочли остаться на «Шиамиру». На выход собрались разве что сам Ураз Тухш, моя соседка торговка и пара крепких крупных гэкхо, которые выполняли функции телохранителей. Я тоже собирался выходить с челнока, но только чуточку позже — не хотел, чтобы кто-либо из членов команды видел мою точку выхода из игры и присутствовал поблизости, когда мой персонаж будет беззащитным и уязвимым. Дмитрий, которому я сообщил о своём намерении выходить из игры и попросил встретить меня под Куполом, не стал мудрствовать и просто направился в свою каюту, где лёг на койку и вышел оффлайн. Счастливчик! У него не было в инвентаре ничего такого, за что можно было переживать. Я же так не мог…

Далеко отходить от «Шиамиру» я не собирался, но всё равно демонстрировать обитателям пиратской станции энергетический бронекостюм было рискованно. Поэтому, воспользовавшись мудрым советом Улине, я сменил свой доспех на старую кевларовую куртку. Но тут возникла небольшая проблема — в инвентаре не хватало места для всех моих вещей. У костюма реликтов имелся большой «рюкзак» на спине и дополнительные ёмкости для хранения всякой мелочёвки по бокам и на обеих ногах. Переодевшись в земную куртку, я лишил себя этих ячеек, и места уже не хватало.

Пришлось переложить карабин «Кречет», патроны к нему и пять из семи геологических анализаторов из инвентаря в сумку под моим спальным местом на челноке. Что же, нет худа без добра — не придётся таскать на себе лишние семь килограммов, что тоже неплохо. Перекинув все три имеющихся свободных очка навыков в Ружья, поднимая этот навык до сорокового уровня, я направился к выходу со звездолёта. У шлюза дежурили братья-близнецы Баша и Ваша, упакованные в тяжёлую броню и вооружённые с ног до головы. Меня они конечно же останавливать не стали, лишь пожелали удачи и посоветовали быть осторожным на пиратской станции.

И вот шлюзовая дверь отъехала в сторону, и я осмотрелся. «Шиамиру», тридцатиметровой длины челнок, завис примерно в метре над полом в ярко освещённом прямоугольном ангаре и казался лишь крохотной мухой в этом огромном помещении. Судя по всему, станционный ангар способен был вмещать в себя звездолёты гораздо более тяжёлых классов и куда как более крупных размеров. Кстати, находясь внутри «Шиамиру» это совершенно не ощущалось, но стоял наш челнок с небольшим креном влево — похоже, балансировка была сбита из-за кривовато пристёгнутой на внешних креплениях автоматической фабрики.

Гравитация на станции была примерно равной земной, и я безбоязненно спрыгнул на металлический пол. Прежде всего из любопытства прошёл к задней стене ангара, где переливающееся всеми цветами радуги силовое поле отгораживало наш ангар от поистине колоссальных размеров вертикального круглого колодца. Судя по всему, именно отсюда мы прибыли. Да, точно! Прямо на моих глазах автоматические роботы-погрузчики перемещали куда-то вверх по кажущейся бесконечной шахте небольшой зализанных форм звездолёт. Длинный игловидный корпус, плавно и очень естественно перетекающий в монокрыло. Красивый корабль! Чувствовалось в нём что-то хищное и опасное. Эх, без ИК-визора с такого большого расстояния, да ещё и через несколько искажающий изображение силовой экран я не мог идентифицировать корабль. Хотя… пиктограмма сканирования у меня была активна, навык был готов к использованию. Находясь на «Шиамиру», я давно перестал постоянно активировать этот навык, так как новой информации при сканировании не получал, и полоска прогресса не заполнялась. Но тут на станции ситуация была совсем иной.