Унесенный ветром. Книга шестая (СИ), стр. 9

В какой-то момент, когда мы общались с очередным аристократическим семейством, недалеко от нас появился мужчина в одежде дворцового слуги. Он просто стоял и ничего не делал, дожидаясь окончания разговора, но одно то, что он показательно стоял рядом, говорило о многом.

Похоже, Император решил уделить нам время.

Дождавшись окончания разговора, который заглох сам собой, стоило только слуге появиться, тот сопроводил нас из зала и привёл к высокой монументальной двери, украшенной золотым орнаментом. Постучавшись в дверь и подождав несколько секунд, слуга с поклоном раскрыл перед нами одну из дверных створок. Показательно его не замечая, мы вошли в огромный - как и всё, что я видел во дворце до этого - кабинет. Боковые стены заставлены книжными шкафами. Несколько массивных кресел, низких столиков, пара диванов и большой письменный стол, стоявший у противоположной от нас стены. Окон не было. В целом, всё оформлено в европейском стиле, и "японщины" мной замечено не было.

- Атарашики, - поднялся из-за стола Император. - Прошу, располагайтесь, - указал он на несколько кресел стоявших вокруг столика. После чего и сам направился в ту сторону.

В одном из этих кресел сидела его жена, такая же старушка, как и сам Император. Они вообще, насколько я знаю, были примерно одного возраста с Атарашики. Что Император, что его жена, двоюродная сестра старой карги. В целом, если Императора не трогать, ну или если он в благодушном настроении, старик больше всего подходит под определение доброго дедушки, но если что... На приёме в мою честь четыре дня назад я наблюдал забавный момент, когда Императора отвлекли от разговора с Атарашики, и даже я тогда подумал, что мужику, сделавшему это, каюк, так на него Зыркнул Император. Зыркнул - с большой буквы. И ведь это не пресловутое яки, такое я бы почувствовал, нет - чистейшая аура власти. Никогда с таким не сталкивался, но ошибиться трудно. Именно так выглядит человек, чьи предки повелевали тысячелетиями. Впрочем, про характер и силу воли конкретного человека тоже не стоит забывать.

- Ваше императорское величество, - спокойно поклонилась Атарашики. Ну и я вслед за ней.

Будь ты хоть сто раз Аматэру, старый друг или ближайший соратник, к Императору нужно всегда обращаться подобающе. Исключением является только родня, да и то не вся, а лишь ближайшая.

- Садись, Атарашики, - улыбнулся Император. - Не тот у нас возраст, чтобы ноги напрягать.

Разогнувшись, подошли к креслам, на которые указывал государь. Уселась только старуха, я же примостился рядом, так как мне никто садиться не предлагал. Будь это кто угодно, кроме Императора, и я бы оскорбился. Мне бы пришлось оскорбиться, так как я наследник и мужчина, но из нас двоих игнорируют именно меня, в то время как Атарашики привечают. Но Император... он как Аматэру для всех остальных, ему прощается очень много. Причём не из-за титула, а из-за его Рода. Одного из древнейших в мире, да. Титул же даёт другие преференции, не меньшие, чем возраст Рода. А уж если сложить и то, и то... В общем, мне оставалось стоять рядышком со старухой и не отсвечивать.

- Здравствуй, Ата-тян, - улыбнулась ей жена Императора. - Как здоровье?

- Отлично, Митико, - ответила Атарашики. - Как ни странно, отлично.

Присевший рядом с женой Император произнёс:

- Праздник в честь пополнения Рода закончился. Эмоции устоялись. Поэтому я не могу не задать этот вопрос - почему он? Что такого в этом мальчике?

- Сила, воля, дух, - не раздумывая ответила Атарашики. - Пусть он и рождён Сакураем, в жилах которого течёт кровь Бунъя, но я увидела в нём то, что характерно для Аматэру.

- И всё? - удивился Император. - Я понимаю, что это немало, но прости меня за эти слова, Атарашики - твой Род на грани, и приведённых доводов маловато.

- Само собой, он ещё и умён. А также не находится под чьим-то влиянием, - пожала плечами старуха.

- Всё равно... - произнёс он в задумчивости, проведя рукой по подбородку и посмотрев, наконец, в мою сторону, спросил: - Ну а ты? Что ты можешь сделать для Аматэру? Наши рода как младший и старший братья, и я сильно переживаю за младшего родственника.

Мне не понравились его слова и тон. Такое впечатление, что он не за младшего брата переживает, а за любимого хомячка. Ну или если ближе к реальности - за редкий экземпляр в своём зоопарке.

- Возрождение Рода даже не обсуждается, Ваше Величество. Вопрос в том, что я буду делать дальше.

- Сильные слова, - покивал Император. - Может, у тебя и план уже есть? - усмехнулся он. - Хоть какой-нибудь.

- Конечно, Ваше Величество, - слегка поклонился я, после чего продолжил, не вынуждая его поторопить меня с пояснением: - Первым делом собираюсь договориться о проведении еще одного ритуала принятия в Род, дабы в случае моей смерти на этом всё не закончилось. Думаю, Абэ Джунко пойдёт нам навстречу.

Что Император, что его жена буквально замерли после моих слов. А через три секунды отмерли. Митико нахмурилась и потёрла лоб, а Император произнёс:

- Ты сумел меня удивить, мальчик. Полагаю, это твоя идея? - спросил он меня, переведя при этом взгляд на Аматэру.

- Я скорблю об упущенном времени и вариантах, - пришлось ей подать голос, - но признаю свою слепоту, - кивнула старуха.

- И ведь на виду всё было, - проворчала Митико.

- Что ж, - вновь заговорил Император. - Считай, на Герб для Шмиттов ты заработал. Если они смогут удержать земли Малайзии год, я позабочусь об этом. Но меня немного обижает тот факт, что ты хочешь договориться с Абэ. Думаю, Митико тоже не будет против помочь.

- Определённо, - произнесла та уверенно.

- Для меня честь принять вашу помощь, - поклонился я им. - Прошу прощения, что выбрал Абэ, но императорская семья - основа, столп и последний рубеж. Сначала я хотел попробовать другие варианты и не беспокоить Вас без должной причины.

- Извинения приняты, - кивнул Император. - Как только найдёте достойную кандидатуру, можете обращаться к нам, - дал он своё разрешение.

И на этом серьёзные темы больше не поднимались. Я всё ждал, когда речь зайдёт о Малайзии или выходе Рода из клана, но Император так и не поднял эти вопросы. Возможно, он уже поговорил об этом с Атарашики, всё-таки на приёме в честь вступления в Род он довольно продолжительное время с ней общался. А возможно, собирается спросить об этом в другой раз, без меня. Ну или ему это просто неинтересно. Есть также вариант, что он и без разговоров всё знает и понимает. В любом случае, здесь и сейчас Императора больше интересовал я сам и моя жизнь до этого момента. Кстати, мои биологические родители тоже не упоминались. Такое впечатление, что он целенаправленно обходил скользкие вопросы. Под конец разговора мне даже пришлось признать, что он не так плох, как мне показалось вначале. Пусть и не добрый дедушка, каким казался основную часть времени, но и не мерзкий старикашка. Он Император. Одно слово, но очень много смысла. С умным, пусть и циничным реалистом я могу иметь дело.

***

После завершения банкета и ухода Аматэру в кабинете Императора собрались три человека. Хозяин кабинета, его старший сын и наследник, а также глава имперского Рода Тайра.

- Ну, что скажете о найдёныше Атарашики? - спросил Император.

- Такое впечатление, - произнёс Тайра, - что он урождённый Аматэру. Такой же наглый и гордый, как и весь его Род.

- Наглость не совсем то слово... - начал наследник Империи.

- Земля круглая, Аматэру наглые, - пожал плечами Император. - Так было и так, надеюсь, будет. Но ты прав - наглость не совсем правильное слово, правда, и другого определения для этого нет. Так что пусть будет, как есть. Представляете, он посмел мне дерзить.

- Это как? - вскинул брови Тайра.

Как и наследник, только последний промолчал, в удивлении уставившись на отца.

- Как и должно Аматэру, - усмехнулся Император. - В ответ, хитро, но при этом ещё и превознёс наш Род.